1993, HP: TWISTED THINGS

Объявление

ГАРРИ ПОТТЕР
И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
18+
× осень 1993 года × эпизоды ×
× маленькие посты × полная импровизация ×
НОВОСТИ И ОБЪЯВЛЕНИЯ
02/12/18 Семь месяцев. Пациент скорее жив, но это не точно.
02/11/18 Побывали во временах Основателей, спровоцировали скандал, забрали у Итана нож — празднование полгода 93 удалось!
02/10/18 Пять месяцев! Как вам такое?
26/09/18 Новая мрачная глава сюжета и новый восхитительный дизайн. Осень — время перемен.
02/09/18 Четыре месяца. Хватит пороха в пороховницах до шести?
02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 20/11/93, it goes in one ear out the other


20/11/93, it goes in one ear out the other

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

IT GOES IN ONE EAR OUT THE OTHER

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

Morged Travers
Linda Maeve

20 ноября 1993 год
к концу дня, погода заметно испортилась — над Лондоном нависли темные тучи и начал моросить маленький дождик

Лондон, однокомнатная просторная квартира Линды Мэйв

СЮЖЕТ
А ты попробуй расскажи своему (?) молодому (??) человеку (?!), что ты в положении (!!!), не использую грязные словечки и проклятья, даже если он тебя совсем не слушает (AAAA!) и даже если ты не готова к такому развитию событий (WTF).

Отредактировано Linda Maeve (2018-12-02 17:53:44)

+4

2

Моргед засыпал и просыпался с одной и той же фразой на губах: "Марти, всё в порядке!"
Первая и единственная мысль, которая бесконечно трепыхалась в его воспалённом мозгу.
Марти, (ты убил мою любимую женщину; из-за твоего старшего брата погибла наша мать), всё в порядке. Всё в полном порядке, тебе не о чем беспокоиться. Моргед со всем разберётся. Просто продолжай жить.

Убийцы. Моргед ополоснул лицо холодной водой и взглянул на собственное отражение в раритетном, а от того пошедшем чёрными пятнами зеркале. Лицо человека, погруженного в собственные заботы и этими заботами испуганное. Его братья - убийцы. Один отправил на тот свет Лидию, второй поспособствовал кончине не только их матушки. И Моргед боялся сейчас не только этих двоих, но и самого себя. Кровь у них была одна - та же, что и текла в его венах. И как знать, насколько далеко он ушёл от других Трэверсов? Он брился так аккуратно, как если бы боялся, что неосторожно обернётся и зарежет кого-нибудь. По чистому лицу скользило махровое полотенце, царапая несвежим ворсом щёки. Моргед небрежно откинул вещь в сторону, осознавая, что та безбожно испачкана. Сколько раз просил не трогать его вещи, но всё было зря. В конечном счёте проще было в экспедициях, где не было никаких братьев, только палатка и артефакты. Сейчас Гед уже жалел, что почти завязал с путешествиями в угоду семье.

Причин оставаться у него было всё меньше: минус Лидия, минус мать. Только Марти, который был слишком рад возвращению Магнуса, чтобы сохранять предусмотрительность. Последняя, впрочем, его отличительной чертой и не была. И Моргед оставался, опасаясь, что отвернётся лишь на мгновение, а уже обнаружит на предплечье младшенького тёмную ветку. Оставалась лишь смутная надежда, что такие наивные, как Мартин, Лорду были бесполезны.

В этих мыслях он накинул на плечи мантию и всё же вышел из дома. Поразительно мерзкая погода ждала его снаружи, но даже это не остановило его от похода в магазин. Всё же неприлично переступать порог чужого дома без подарка, особенно если идёшь к женщине. Взгляд скользил по вывескам Косого, к сожалению, в некоторых магазинах Моргеда уже знали, и он не собирался давать знакомым лишнего повода для сплетен. Речь шла, в первую очередь, о магазине мадам Малкин. И ювелирные зачарованные украшения - тоже нет. Он пытался представить себе Линду, увешанную золотыми побрякушками, но не смог. Она казалась ему простой, примитивной, без налёта пустого изящества сверху. Она не притворялась утончённой и изысканной, и ему от этого было только легче.

Вино с пробкой, украшенной миниатюрным драконом, показалось наиболее подходящим. "Опаловоглазый антипод", - известил продавец с таким видом, словно Гед выиграл в лотерею. Тот лишь кивнул, поскольку не понял, хорошо это или плохо. Ну пусть будет антипод. На этикетке красовалось изящное "Душа дракона", и никаких антиподов, поэтому радость продавца осталась непонятой. Гед смыслил в драконах ровно столько, сколько сама Линде в маггловских автомобилях. И его это даже нисколько не смущало. Никогда этой сферой не интересовался, если не считать покупки перчаток из драконьей кожи... Во время визитов к Мэйв Моргед оставлял их дома, чтобы не вышло какого-нибудь конфуза. Едва ли драконолог разделяла любовь магического мира к предметам из драконьей кожи. Благо, что куртки или штаны Трэверса совсем не интересовали.

Он буднично достал из кармана ключи и отпер входную дверь. Линда была дома, гремела чем-то на кухне, так что Моргеду не пришлось задаваться лишними вопросами. Вымокшая мантия отправилась висеть на вешалку, хозяин тут же позабыл её высушить, задумавшись уже о чём-то другом. Он не любил приходить к Мэйв по выходным. В свои будние как-то проще ощущался приход в чужой дом. Просто возвращался с работы, просто устал и хотел тепла. Сегодня он чувствовал себя непрошеным гостем, сегодня он вторгся без приглашения, а на часах ещё и пяти нет. Солнце лишь недавно зашло за горизонт, ещё смеркалось. Увлечённый своими мыслями, Трэверс опустился на стул позади Линды и поставил на стол бутылку. Мэйв так и не услышала, как он пришёл, а он не хотел её отвлекать от дел. Глядя в её спину, Трэверс углубился в свои невесёлые мысли да так и застыл, словно заснул с открытыми глазами.

+3

3

По какой тропинке жизни шла Линда, что забрела куда-то не туда? Почему все сложилось именно так? Вроде бы, и жизнь стала налаживаться, как только волшебница нашла работу, которая ей нравилась и которую пока бросать она не собиралась, и в личной жизни не было ничего пугающего — всё было предельно ясно. До этого момента. Вся жизнь Мэйв теперь делилась до момента, когда она узнала о беременности, и после — теперь все становилось непредсказуемым, будущее пугало неизвестностью. Глупые и простые вопросы, такие, как что делать и куда бежать, ставили Линду в тупик, ведь раньше такого не было — она всегда знала, что делать и как справляться с последствиями, но теперь её пожирало полное отсутствие мыслей. В голове молоточком били страшные мысли — странно, но такого не было даже в её первую встречу с драконом. Конечно, главным отличием той ситуации и этой было то, что там она жаждала этой встречи, хотела и знала, что делать, а в этой... Спрятаться и переждать, пока все уляжется, не получится.

Теперь необходимо было пройти пять стадий принятия неизбежного, и удивительно, с какой лёгкостью Линда преодолела отрицание и гнев — ей понадобилось всего половина рабочего дня, чтобы перейти к торгу с самой собой. Масса вариантов проносилась в её голове, пока перед глазами не появился образ Моргеда — человек, который, отчасти, был виноват в этом. Но и его винить она не спешила, однако понимала, что именно торг и принятие придётся пройти им вместе.

Если бы Линда проще относилась бы ко всем событиям в своей жизни, возникающим внезапно и без её вмешательства, то не изводила себя так. Решение проблемы было бы уже представлено в нескольких вариантах — начиная от аборта и заканчивая смирением, что у неё будет ребёнок. К сожалению или к счастью, Моргеда, как постоянную величину, Линда не включала в это уравнение, над которым думала весь день. Между ними не было тех отношений, которая она наблюдала в других парах — ни особой нежности, ни клятв любви до гроба, — и её это устраивало. Они не были чужими друг другу людьми, но все равно между ними была какая-то холодность, как между людьми надолго расставшимся и соединившимся вновь. Мэйв чувствовала отстранённость молодого человека по отношению к ней, однако понимала, что между ними все же что-то было, и, скорее всего, это была привязанность, которую квалифицировать точно Линда не могла. Волшебница всегда старалась всё разграничивать, без каких-либо полутонов, но Трэверс и по сей день был для неё загадкой, какой-то независимой, от неё самой, величиной.

— Моргед, черт! — вскрикивает и одновременно с этим вздрагивает Линда, когда замечает мужчину на кухне. — Сколько ты... — взгляд девушки перемещается на бутылку вина с необычной пробкой — маленький невероятный дракон приводит Мэйв в необъяснимый ужас, и волшебница отворачивается к полке со специями, которую она зачем-то открыла. Совсем непонятно зачем.

Линда не знала, сколько просидел здесь Трэверс, возможно, он слышал её рассерженный шёпот, в котором она перебирала все возможные варианты и мысленно проклинала себя и все тарелки за такую оплошность. Хотелось верить, что все это сон, очень плохой сон, или даже глупая шутка. Сейчас Моргед откупорит вино, рассмеется и скажет, что это розыгрыш, расслабься. Сделает маленький массаж плеч, отведёт в комнату и...

— Моргед, как так! — проорала Линда в кастрюлю, усиливая громкость своего голоса. Спохватившись, что так громко, она убрала кухонную утварь подальше, задев несколько других. — Что теперь делать? — не оборачиваясь, Мэйв продолжала что-то искать в шкафу. Если она перестанет сейчас что-то делать, то или она расплачется, или распсихуется, и вместо кастрюли в её руки попадёт Трэверс. Но Моргед никак не реагировал на её негодование, что ещё больше бесило Мэйв, но срываться на него она все ещё боялась. К огромному сожалению, она понимала откуда такая эмоциональность, только пока что Трэверс об этом не знал.

+2

4

Моргед на всякий случай оглядел себя с ног до головы, чтобы уловить причины испуга Мэйв, но всё тщетно. На чёрта он точно не был похож, совсем не. Он медленно выбрался из паутины собственных мыслей и сфокусировался на подруге лишь тогда, когда перед ним вновь маячила её спина. Никакого приветствия, никакой радости, даже минимальной. Романтичных порывов за этой парой замечено не было, однако и такой явной неприветливости Моргед обычно не удостаивался. То ли он зашёл не в то время, то ли... других вариантов даже придумать не удалось. Молодой мужчина отодвинул на задний план, как в кладовку, все мысли о братьях и смертях и постарался сфокусироваться именно на Линде.

- Здравствуй, - вкрадчиво заметил он, как бы напоминая, что здороваться всё же нужно, это вежливо. Ему это мать прививала с рождения. Кухня переживала какие-то непонятные изменения, и Моргед в попытках их осознать, наткнулся взглядом на пробку. Дракон мило зевал, успел даже подремать в дороге. Трэверс мог зуб дать, что разбудила магическую безделушку вскрикнувшая Мэйв. Странно, что дракончик не растопил её сердце, по всем расчётам Моргеда это должно показаться хотя бы милым. Представления о милоте были весьма туманными, и всё же Моргед старался постичь эту неведомую культуру. Неудачно. Может, ей просто не нравились эти опалоглазы, или как их там?

- Я... я... не хотел тебе мешать, - замялся Трэверс. Он не понимал, за что оправдывается, но чувствовал, что взывают именно к его вине. Ещё больше он удивился, когда подошёл ближе, чтобы оценить масштабы трагедии и, собственно, осознать, что именно случилось. Так вот... ничего. Вся кухня была чистой. Никаких сгоревших кастрюль, пригоревшей еды или пересоленного супа - ничего такого, что могло бы пострадать по его вине. Не случилось ровным счётом ничего, поскольку, кажется, Линда даже не готовила. И тут-то Моргеду стало по-настоящему тревожно. Он подумал о Марти, и случайных ассоциаций было сложно избежать. Без зелий младшенький тоже мог вести себя весьма... занятным образом. Однако, к его странностям Гед был привычен и не удивлялся, Линда напротив всегда казалась особой рассудительной и взвешенной. Контраст между привычной Мэйв и тем, какой он застал её теперь, был столь резким, что Трэверсу стало не по себе.

- С чем, Линда? Ты что-то готовишь? - очень мягко уточнил он, как если бы говорил с душевнобольным, который вертит в руках оружие. Он нервно оглянулся в сторону выхода и оценил свои шансы на отступление. Всё возможно, разумеется, если он только захочет. Но оставлять Мэйв одну в таком состоянии не хотелось. А ещё Трэверс не простил бы себе, если бы бросил Линду в тяжёлом состоянии, а потом он совершила бы... что-нибудь столь же ужасное как Марти. Ему не страшно до тех пор, пока подруга не вздумала хвататься за палочку, у него был опыт в общении с не очень адекватными волшебниками, и он не собирался отступать теперь. Во всяком случае, пока его жизни ещё ничего не угрожало...

+3

5

[indent] — И тебе здравствуй. — поздно спохватилась Линда, приветствуя Моргеда. В зависимости от настроения, девушка могла клюнуть Трэверса в щеку, а могла обойтись и улыбкой. Сейчас была ситуация немного странная, поэтому и среагировала она не так, как обычно. И она никогда не оставляла без внимания подарки, которые ей дарили, и людей, которые ей их преподносили. Гед никогда почти с пустыми руками не оказывался у неё дома и всегда его подарки были удивительными и интересными. Мэйв, конечно, не умела реагировать на них правильно, всегда скромно благодарила и просила в следующий раз не сильно не волноваться насчёт этого, но он всегда что-то приносил, а Линда уже ждала этого с неподдельным детским волнением. А здесь её внезапно переключило, что она даже забыла о правилах приличия, глупая, сконцентрировавшись на своей проблеме.

[indent] Чем дольше Линда не рассказывала о причине своего странного поведения, тем больше это разъедало её изнутри и тем больше напрягался Моргед. Она не могла так сходу рассказать о своей беременности, бросить фразу невзначай, но и вряд ли бы захотела устраивать по этому поводу ужин, где за бокальчиком вина (теперь для вида, конечно же, она бы не стала пить алкоголь) она бы все рассказала. Сейчас она копалась в полках, разыскивая то от зелье, то ли свою решительность, но её поиски не увенчались успехом — из этого маниакального перебирания вещей её вывел Моргед.

[indent] — Ладно, наверное, я переложила его куда-то в другое место. — аккуратно закрывая распахнутые шкафы, Мэйв предпочла пока что не оборачиваться в сторону Трэверса, делая вид, что его здесь нет. Девушка судорожно перебирала в голове варианты того, как сказать Геду эту новость. Прыгать и радостно орать, что у них будет малыш? Вполне возможно, что он не поверит, скажет, что перетрудилась на работе и вообще пусть выпьет вина и идёт спать. Ничего не сказать? Тоже не вариант. Конечно, была мысль ничего ему не говорить, решить самой эту проблему с помощью зелья, которое, кстати, говоря, она не нашла. Но слишком много секретов скрывала Линда, точнее, теперь их было бы два, да и это была тяжёлая ноша для честной Мэйв — ей и с одной тайной необходимо было справиться.

[indent] — Я беременна. — пробубнила себе под нос Мэйв, открывая холодильник и доставая тарелку с нарезанным сыром. Наверное, это она сказала себе, потому что до этого момента она не могла даже мысленно признаться в этом. Как показалось Линде, Моргед ничего не услышал из-за скрипа половицы, поэтому облегчённо вздохнула, но понимала, что повторить ещё раз придётся, немного громче, но спокойнее: — Гед, я беременна. — она стоит с тарелкой в руках и смотрит на него жалобно, боязно. Как будто бы он выхватит сейчас тарелку из её рук и бросит в стену — так иногда в фильмах делали герои, недовольные чем-то. Но Линда не могла представить какую-либо реакцию Трэверса, поэтому ей было очень страшно. Любая реакция лучше, чем молчание и безразличие — если к этому Мэйв в любых других ситуациях относилась спокойно, то сейчас видеть подобное не хотелось.

+2

6

Очень мило. Теперь она поздоровалась с кухонным шкафом. Разумеется, это приветствие предназначалось Моргеду, но к нему лицом так и не повернулись, а спина выражала слишком мало эмоций, чтобы однозначно интерпретировать их. Но хоть что-то. Гед только кивнул, когда услышал слова о пропаже. Значит, Линда ещё более-менее в себе и даже знает, что потеряла. По крайней мере, это что-то она упорно искала в шкафчиках. Гед, правда, так и не понял, какое к этому имел отношение.

- Я тут ничего не трогал, - подсказал он, всё ещё не понимая, какое, собственно, имел отношение к пропавшему предмету. А если никакого, то к чему были предыдущие реплики, обращённые непосредственно к нему. Но он не трогал ни кастрюли, ни тарелки, ни приправы. Кулинар из Геда был так себе, к чему бы он ни притронулся, всё обращалось в яд. В прямом и переносном смысле. Коллекция ядов медленно, но верно пополнялась новыми экземплярами. С другой стороны его кулинария могла смело заменить действие рвотного корня. Но тут, не кухне Мэйв, он в самом деле ничего не трогал. Кроме самой хозяйки, конечно. О, если бы Гед только знал, что для сегодняшнего серьёзного разговора этого было достаточно, он бы лучше переставил все чашки и блюдца, чем позволил бы произойти тому, чего уже не изменить.

- Что-что? - Гед рассеяно следил за перемещениями Мэйв и за её спиной, он уже даже начал привыкать к этому виду и никак не ожидал, что к нему всё же повернутся лицом. Когда же это случилось, он на мгновение испугался. Вздрогнул, натолкнувшись на этот странный взгляд Мэйв. Она глядела на него, как если бы Гед был случайным знакомым, который посреди ночи просто так вломился в её жилище. Но ведь нет - это всё ещё он, такой же живой и настоящий, она сама дала ему ключи, он приходил регулярно, не в одно и тоже время, но очень и очень часто. И чем он заслужил вот этот взгляд, чем? Лучше бы он не задавал этот вопрос. Реплика Линды в этот раз не была заглушена ни шагами, ни звуком открывающейся дверцы - в кухонной тишине Гед всё прекрасно услышал. И фраза звучала так дико, что он сам не понял, прозвучала ли она раньше, чем Мэйв повернулась, или же дошла до него гораздо позже, чем картинка.

- М-м-м... - Моргед потянулся и забрал тарелку из рук Линды, загрёб пальцами щепотку сыра и отправил в рот, тщательно жуя. Это было совершенно механическое движение, бездумное, безыдейное. Вряд ли он подсознательно порывался занять чем-то рот, просто в голове не было ни единой мысли, а делать что-то было нужно.

- М-м-м, - повторил он уже осмысленнее, или так только показалось со стороны, потому что в следующее мгновение он поднял глаза от тарелки обратно к Линде. Он даже не надеялся на то, что она признается, мол, всё это шутка. В первую очередь, если бы девушка таким грешила, Гед с ней не стал бы и связываться. Но она была натурой творческой, удивительной, увлечённой драконами. И Моргед не был уверен в том, что правильно понял, что она хотела сказать. Он чертовски хотел всё понять неправильно. Он, если честно, пока вообще ничего не понимал.

- В смысле?

+3

7

[indent] — Ммм? Ммм?!
[indent] Мэйв хотелось кричать от бессилия, потому что такой ответ на её серьёзные новости обескураживал. Неосознанно передразнив Моргеда, Линда села за стол, сложила руки и спряталась в них. Если бы она была бы на месте Трэверса, то, наверное, отреагировала точно также, но она на своём месте, и реакции хотелось другой. Гормоны, которые сейчас отвечали за эмоциональность Линды, делали из неё не спокойную и рассудительную девушку, а взбалмошного подростка с неустойчивой психикой. И это очень испугало Моргеда. Волшебница не понимала, почему это пугало Трэверса, однако были мысли, что это не напомнило ему о Мартине — о последнем Мэйв знала немного, наверное, даже только то, что его обижали в школе, а брат, Моргед, пытался его оберегать. Линда была не глупа, она слышала слухи о том, что у Мартина непорядок с головой, но верить этому категорически отказывалась — она видела его в Хогвартсе, и даже помогала ему пару раз. Сейчас мысли о Мартине натолкнули её на ещё более удивительные мысли — она о нем заботилась, очень трепетно к нему относилась, возможно, даже по-матерински. Именно эти воспоминания придали ей сил сейчас.

[indent] — Я беременна. — она не знает, сколько раз ей придётся это повторить, но стадия торга прошла и наступило примирение с этим. Только примирение с чем? С тем, что от ребёнка можно ещё избавиться, или с тем, что она оставит его, несмотря на решение Моргеда? — И я не знаю, что мне делать. — жалобно произнесла Мэйв, вновь опуская лицо вниз и зарываясь в свитер носом. — Что нам делать. — чуть тише пробубнила девушка в свитер.

[indent] — Я искала зелье, чтобы... Чтобы... — она посмотрела на лицо Моргеда, на котором отсутствовали какие-либо эмоции. Вряд ли сейчас человека стоит грузить другими подробностями — у него и так перезагрузка идёт, даже слышно, как в голове что-то скрипит. А, нет, это незакрытая расхлябанная дверца шкафа. — Неважно. — смиренно произнесла Мэйв и притянула к себе вино, принесённое Моргедом. Маленький дракончик на пробке оживился.
Моргед относился к Линде хорошо, он всегда был вежлив, учтив, относился к ней с должным вниманием и уважением — всего этого ей хватало. Он почти всегда был рядом, когда ей было тяжело, и все же когда его не было, то Мэйв не винила его, даже была благодарна за своё одиночество. Волшебница понимала, что у него тоже были какие-то проблемы, которыми он предпочитал не делиться, но и она не настаивала — они говорили друг другу то, чем хотели и могли поделиться. Конечно, Трэверса не назовёшь человеком, который сядет и расскажет о том, что накипело — он, как настоящий мужчина, предпочитал решать эти проблемы, тихо и без особого шума.

[indent] Пока Моргед поедал сыр с тарелки, Мэйв игралась с дракончиком, отпустив все свои мысли. Кажется, и в её голове началась перезагрузка, ровно до того момента, пока Гед не поставил пустую тарелку на стол.
[indent] — Ох, ты голоден, наверное. — нервно усмехнувшись, Линда подскочила со своего места и торопливо подошла к холодильнику. Вроде бы там была ветчина, остатки вчерашней индейки и какие-то овощи. Моргед не каждый день был у неё, но она если и готовила, то всегда на двоих. Кулинарными шедеврами её еду назвать было нельзя, но еда была вкусная — по крайней мере, так считала она сама, а она очень придирчиво относилась к приготовленным ею блюдам. Ну, и Моргед ел её стряпню, а значит все было в порядке и за это беспокоиться не стоило. Но сейчас она места себе не находила, быстрым шагом ходила по кухне, подогревала еду, искала тарелки — в общем, скакала как блоха по бездомной собаке. Обычно, чтобы справится с такими бытовыми и простыми действия, Линда использовала магию, но сейчас ей нужно было чём-то себя занять.

+2

8

Теперь она мычала - заставляя его нервно вздёрнуть голову. Вдруг ей плохо? Но, кажется, нет. То есть  хорошо ей, разумеется не было, но болей она не испытывала. Про душевные страдания Моргед как-то забывал, волнуясь только за физические повреждения. Внешне девушка была цела и невредима, и этого хватало, чтобы не волноваться за её состояние. Он даже не сообразил, что Линда передразнивала его, Гед привык оценивать людей в разрезе их типичных реакций на внешние раздражители, и раз прежде подобного не было замечено, то и теперь он не искал в её поведении намёки на язвительность или сарказм. Нет, такой была Мод - та самая Мод, которая сама с ним случайно связалась от нечего делать, а потом таскала за собой, как декоративную собачку. Именно поэтому от Мод Моргед однажды сбежал, пригрозив ей напоследок свёрнутой шеей. Сорвался, и больше не хотел повторять подобную историю.

С Мэйв было совсем иначе, хотя сейчас он с точностью не мог сказать, как они вообще начали встречаться. Их кто-то познакомил или инициатива принадлежала одному из них? Моргед однажды осознал, что эта особа стала частью его жизни, самой приятной частью. Хотя Линда никогда не заменяла Лидию и наоборот. Лидия была недосягаемой мечтой, музой, страстью. Мэйв оставалась синицей в руках. О ней Гед никогда не мечтал, не вздыхал украдкой, не строил романтичных планов. Он паразитировал на её кротости и спокойствии. Как приятно было без обязательство обзавестись кровом, в котором ждут, и постелью, в которой всегда согреют. И Гед, не мучаясь угрызениями совести, жил с Линдой, никогда не воспринимая это, как что-то эксклюзивное, удивительное, романтичное. Это было удобно, как старые тапочки, как любимый растянутый свитер.

- Подожди, Линда. Я не понимаю, что ты хочешь сказать, - не менее жалобно ответил Моргед. Мозг просто отказывался воспринимать озвученную информацию. Уже было сказано в лоб два раза, вполне чётко и громко, но Трэверс словно бы враз отупел. Как ещё объяснить тот факт, что он просто не понимал, что ему говорила девушка. Беременна... в смысле, беременна? Что значит "беременна"? В самом прямом смысле или как? И почему с этим должен что-то делать он? Вот это тоже было непонятно.

- Мы? Но... что ты хочешь, чтобы я сделал? - спросил Трэверс и понял, что сыр на тарелке весь закончился. Пальцы ухватили только воздух, вот чёрт. Когда он успел всё уплести? Вот что он мог сделать, если беременный не он? Вопрос сложный и странный, и Гед всё ещё не до конца понял, что именно ему пытались сказать. Но с фактом, что Линда беременна, он начал потихоньку примиряться, хотя всё ещё не понял, что это сулит в будущем.

- Я? Нет? - он очень тихо спросил, голоден ли он. Линда даже не услышала, как мужчина в этом вопросе сомневался. Есть теперь не очень-то хотелось, только жевать, чтобы отвлечься. Без еды мозг как будто ожил и начал работать. Мысль яркая, как в ночи свечение Патронуса, озарила тьму его сознания.

- П-подожди, ты хочешь сказать... это м-мой ребёнок? - Моргед ещё не до конца был уверен в том, правильно ли всё понял. Может, Линда ждала ребёнка от другого мужчины, потому и хотела решить, стоит ли дальше встречаться. Или нет? Или она вовсе не о том говорила, и Гед её опять понял не так?

+3

9

[indent] Моргеда в этой ситуации понять было можно, даже списать внезапную тупость на неожиданность. Он никогда таким не был, поэтому на все эти вопросы Линда реагировала спокойно, насколько позволяла её теперешняя излишняя эмоциональность. Если девушка и прошла все эти стадии принятия неизбежного, словно перепрыгивая с камушка на камушек, то Трэверс сейчас стоял по пояс в воде и повторял одно и тоже, не принимая мысль, но и не отвергая. Он пытался это понять, но давало ему это очень тяжело.

[indent] — Конечно, твой. Наш. — с удивительной для себя лёгкостью произнесла девушка, все ещё пытаясь вспомнить куда она поставила злосчастное зелье и действительно ли необходимо ей оно сейчас. В душу закрадывались сомнения о том, готов ли Трэверс быть отцом, но даже если и нет — Мэйв это было отчасти неважно.

[indent] Пока на плите грелась индейка, Моргед неизбежно своими вопросами шёл к осознанию. Линда достала палочку, шёпотом произнесла заклинание, и со стола исчезла пустая тарелка и появились бокалы. Вино с лёгким хлопком открылось и темно-красная жидкость наполнила бокал, который предназначался Трэверсу. Мужчина был сейчас таким смешным, таким нерешительным, что делать с ним можно было все, что угодно. Захочешь, чтобы он сел — он сядет, взял в руки бокал — возьмёт и сделает глоток. Он пребывал в задумчивости с момента, как появился здесь. Только у Мэйв эмоции продолжали перескакивать с одной мысли на другую, то принимая, то отвергая решения одно за другим.

[indent] — Моргед, ау, — Линда помахала перед лицом Моргеда, — вопрос в том, оставим ли мы ребёнка или нет. Времени думать об этом мало. — ничего лучше не придумав, Мэйв прижалась к Трэверсу, надеясь, что так сможет найти ответ — если говорить ему было сложно, то может сердце его могло подсказать. Мерлин, откуда в ней сейчас столько сентиментальности? К своей неожиданности, Линда сейчас могла только думать только о том, каким Гед для неё стал родным, каким близким теперь он был. И каким чужим он может ей стать через пару мгновений, если отстранится от объятий.

+1

10

- Наш... - неторопливо произнёс он, как будто дегустировал это слово, как редкое вино. Наш - это как и её, и его, только общий. Совместный. Это Моргед прекрасно понимал, смысл слова до него доходил. Неясно было, откуда взялись этим "мы", которые каким-то неведомым (да нет, вообще-то самым обычным) образом умудрились завести ребёнка.

Хлопок заставил вздрогнуть, даже едва не упасть. Моргед думал, что в него стреляли. За непонятливость, за тупость, за черствость. Ошибся. В бокале появилось вино, и Гед, не долго думая, опрокинул его в себя, весь бокал, разом, как стопку водки. И даже не обратил на это внимание, не поморщился. В самый раз. Вообще-то он не был любителем выпить, мог немного в компании, но в одиночестве набираться никогда не собирался. Сегодня был случай исключительный в своей безумности.

- Что? Как это, оставить или нет? Это же не заблудший сыч... - Моргед не понимал. В это представлении и в его мире был только один вариант: у вас будет ребёнок, вы его рожаете, если Мерлин вам благоволит. Если нет - случается что-то страшное. Про зелья останавливающие беременность Гед ничего не знал, потому что был мужиком, которому не очень-то везло в личной жизни, женской физиологией он никогда не интересовался и, признаться, о процессах зачатия и родов имел весьма посредственные знания.

Моргед даже не понял, как обнял Мэйв и притянул к себе. Чтобы сдержаться и сболтнуть ничего лишнего. Прижался щекой к её макушке, ощущая, что начал дрожать. От смеха. Истеричного накатившего смеха о осознания абсурдности всей ситуации. Любимая женщина погибла от рук брата, мать погибла из-за побега второго брата. Кругом какой-то ад, а Линда, эта глупая девочка, умудрилась забеременеть и собиралась привести в этот абсурдный мир новую жизнь. Гед всхлипнул да так, что было непонятно, смеётся он или плаче. Какая же всё это огромная шутка, только шутила тут не Линда, шутила сама жизнь.

+2

11

[indent] В какой-то момент, Линда почувствовала себя достаточно счастливой, чтобы улыбнуться этой странной ситуации. Прокрутив в голове события и слова последних пятнадцати минут, ей показалось, что она все увидела со стороны — вся развернувшаяся комедия больше походила на представление в магическом театре, в котором Мэйв, к слову, была пару раз, ещё в детстве с родителями. Линни — как называл её отец — была ещё маленькой, ей было около пяти лет, и как она тогда звонко смеялась... Наверное, это было самое яркое и запоминающееся впечатление из детства, самое доброе и приятное, и если бы Линда столкнулась с дементорами и умела бы использовать заклинание Патронус, то она она боролась именно с помощью тех ярких детских эмоций.

[indent] Сможет ли она воспитать правильно своего ребёнка и дать ему все необходимое, а возможно и больше? Сможет ли быть Моргед рядом, если потребуется его помощь? А если не потребуется — он будет рядом? Если сравнивать то, кто из родителей больше вложил зерна мудрости и любви в Линду, то несомненным победителем был отец. Мать периодически наставляла девочку на путь истинный, но лишь тогда, когда девочка своими поступками раздражала её. Миссис Мэйв предпочитала работу дочери, в отличие от отца — Лестера. И Линда сейчас понимала, что у неё есть огромный интерес к работе, ей не хотелось бросать её или даже надолго оставлять, но она точно решила, что если у неё будет ребёнок, то она не будет от него отмахиваться, как от назойливой мухи, как в своё время делала мать. К старости, Дервла уже начала понимать последствия своих поступков, пыталась идти на контакт, часто приглашать дочь к себе — Линде это совершенно не нравилось, однако волшебница иногда бывала дома, исключительно потому, что соскучилась по отцу. Самое забавное было сейчас то, что Линда и хотела обратиться за помощью к матери, но в своём желании натыкалась на невидимый барьер — что могла младшая Мэйв узнать у человека, далёкого от воспитания? Тут не к матери надо было идти, а к своей няне. Только последней уже как несколько лет нет в живых...

[indent] — Ты готов стать отцом? — спросила куда-то в шею Моргеда Линда, сильнее прижимаясь к нему — мужчина почему-то дрожал. Отстранившись от него, Мэйв посмотрела на смеющееся лицо Геда. Какой-то внезапный ужас её охватил, заставив попятится назад. До этого момента объятия внушали доверие, словно говорили: «Все хорошо, все будет хорошо», но сейчас лицо Трэверса как будто бы... Так, наверное, выглядят люди, сошедшие с ума? Истеричный смех, бегающие глаза? Или он просто... Линда не могла ничего вообще сказать по поводу эмоций Моргеда — это был какой-то ящик Пандоры. Сейчас, немного приоткрыв и заглянув в него, девушка ужаснулась. — Ты ничего не хочешь мне сказать?

[indent] Своим вопросом она могла поставить его в ещё больший тупик, и Моргеда замкнуло бы напрочь. Это ей, Линде с фамилией Мэйв, необходимо было все сказать ему, только сейчас ли? Она все ещё не до конца была уверена в том, готов ли Трэверс стать отцом. Конечно, необходимо было бы ещё подумать о замужестве, как делают это в приличных семьях, но из-за своей огромной тайны Линда сразу же отбросила эту мысль. Если Моргед согласится стать отцом, то, конечно же, девушка расскажет о проклятье, но если нет — то ничего и делать не придётся, кроме как понять, справится ли девушка одна с ребёнком или нет. Зелье точно где-то было. И Мэйв уже припоминала, где именно она оставила злосчастный бутылёк аквамаринового цвета.

+1

12

Ну вот, он напугал Линду, хотя совсем этого не желал. Теперь ему было немного стыдно, и он чувствовал себя неловко, как если бы был ещё сопливым школьником. Он всхлипнул последний раз и поспешил взять себя в руки, только плечи немного подрагивали. Моргед провёл ладонью по лицу, словно стирая остатки непрошеных эмоций. Он привык быть спокойным, даже отрешённым, тем непривычнее ему было в эти минуты испытываться за себя стыд.

- Извини, я не хотел тебя напугать, - осторожно проговорил он и протянул руки навстречу девушке, как бы говоря, что она может вернуться в его объятья, если только хочет.

Линда боялась, что вопрос поставит Моргеда в тупик, и была совершенно в этом права. Он смотрел на Линду оценивающе и немного грустно. Что за день-то такой? Вздох. Трэверс никогда не стремился быть одной из тех пар, которой нужно выяснять отношения. Он был уверен, что их с Мэйв это попросту не касалось. Им хватало того немногого, что у них уже было, и им не требовалось заполнять неловкие паузы тупыми вопросами, которые бередили душу.

Хотелось сказать: "я за цветами", - выйти и не вернуться сюда никогда. Но Гед не поддавался этому малодушию. Линда была, несмотря на всё происходившее сегодня, не чужим ему человеком. И он не хотел бы бросать её одну, даже если и не хотел бы брать на себя ещё большую ответственность.

- Я прихожу к тебе, потому что здесь я могу не чувствовать себя ответственным за всё, что происходит вокруг. Это твой дом, и я здесь не хозяин, а только гость, - Трэверс взял Линду за руку и бережно сжал её в надежде, что телесный контакт лучше поможет прочувствовать его слова. Он понимал, что Мэйв слишком взбалмошная сегодня, именно поэтому держал её чуть твёрже, чем в любое другое время, чтобы она понимала: вырывать руку сейчас не выход, постарайся быть кроткой, постарайся прислушаться и услышать.

- Я пришёл, когда ты разбиралась с кастрюлями и я, прости, сомневаюсь, что одна из них сказала тебе о беременности. Я прав? - он уточнил это вежливо и заботливо, всё ещё стараясь расставить акценты на важных вещах, прежде чем перейти к сути своих слов. Ему или казалось, или пару раз Мэйв в самом деле дёргала ладонь на себя, но он не позволял ей вырвать руку.

- Из чего я могу сделать вывод, что ты знаешь об этом уже какое-то время. Может, неделю, день, несколько часов. Но от меня ты ждёшь, что я с порога уже буду готов к этой новости. Что я сразу зайду к тебе в дом с твёрдым желанием стать отцом. Но мне, как и тебе, нужно время, чтобы осознать случившееся. Чтобы подумать над этим и ответить тебе честно и продуманно, а не сгоряча. Я не хочу обещать тебе того, что потом не смогу сдержать...

И снова попытка вырвать руку, как будто Мэйв собиралась сказать: "ну и иди к драконьей бабушке, раз не хочешь".

- ... и не хочу ляпнуть что-то обидное, не подумав, - продолжил он, как ни в чём не бывало, - ты мне дорога, Линда. Но сегодня днём я шёл к любимой женщине, чтобы приятно провести время у неё дома, а столкнулся с тем, к чему не был готов. Дай мне время, Линда, я тебя прошу. Дай мне время, чтобы обо всём подумать, чтобы взвесить все "за" и "против"... хотя бы один час.

+2

13

[indent] Жизнь для Линды должна быть предельно простой, со всеми ответами на возникающие вопросы. Если ответа нет, значит, кто-то плохо его искал. Все ситуации в жизни Мэйв были разрешимыми, однако не всегда это так и было. Линда терпеть не могла, когда все зависело от других людей — они любили забыть, забить или просто ничего не делать, — неспроста девушка любила одиночество, а её девизом по жизни было: «У меня есть я и мы справимся». Кто-то думал, что слишком много Мэйв на себя берет, но подобное отношение значительно упрощало жизнь — ты точно знаешь, почему провалился в этом деле, а может и наоборот. Линда никогда не считала себя командным игроком, однако, когда были поручения на работе на группу людей, Мэйв почти всегда становилась негласным лидером, к чьему мнению прислушивались.

[indent] В этой ситуации, Мэйв лидером явно не была, да быть не хотела. Она внезапно оставила всю инициативу и сбросила ответственность на Моргеда, который не ожидал такой подставы. Все её вопросы не находили ответы, поэтому за помощью она обратилась к человеку, который для неё всегда был примером адекватности, ответственности и серьёзности. Если бы Трэверс знал, что её расспросы не принудят его делать что-то против воли, то, наверное, вёл бы он себя иначе, и ситуация была бы совсем другой, вроде: «— Я котёнка нашла. — Здорово. — Можно я его оставлю? — А ты убирать за ним будешь? Следить? Играть? — Ну, да. — Ну, тогда оставляй.»

[indent] Конечно, прояснить всю ситуацию хотелось сразу, найдя ответы на желанные вопросы, но почему-то Трэверс если и раскладывал все по полочкам, то не так, как хотелось бы самой Линде. Его слова нагоняли не то тоску, не то тихую злобу — обычно такие эмоции у Мэйв получалось давить в себе, оставляя лишь холодность ума. Но сейчас это выходило из рук вон плохо. Линда надеялась освободить свою руку из руки Моргеда, но мужчина явно хотел, чтобы Мэйв была внимательна к его словам. Чтобы не участвовать в ситуации, которая ей не нравилась, волшебница могла игнорировать разговор просто выйдя из комнаты, однако Трэверс объяснял все точно и доходчиво, будто нашкодившему ребёнку. А ей такое не нравилось.

[indent] — Я знаю об этом всего несколько часов, но... — успела только произнести Линда после речи Геда. Она хотела только что возразить, но в голове стучало самая сентиментальная часть слов Трэверса: «Любимая женщина». — Какой ужас. — вслух, со стеклянными глазами, сказала девушка.

[indent] Они никогда не говорили о своих чувствах друг друга — для них красноречивее слов было присутствие рядом. По крайней мере, для Мэйв. Во многом Моргед был прав — не нужно нестись вперёд паровоза, решать всё сейчас. И вообще откуда Линде было знать, что его личная жизнь была только с ней? Может быть поэтому сейчас он вёл себя крайне осторожно, а она — столь эмоционально? Как только девушка ухватилась за эту мысль, то почувствовала... Ничего. Нет, это не та опустошённость и обида, которую чувствуют люди, узнав о предательстве, и даже не ревность. Линда поняла, что все эти чувства ей чужды. Мэйв даже была уверена, что сердце Моргеда принадлежало другой женщине, но ей было настолько безразлично, что сиюминутные рассуждения в голове сменились пустотой.

[indent] — Ужас! — воскликнула Мэйв и ринулась к плите, на которой подогревалась индейка. Нет, конечно же, она её не подпалила и не пережарила, просто нужно было как можно стремительнее уйти из разговора, в котором она ничего не могла сказать. Моргед уже не мычал, а складывал целые предложения, взывая к благоразумию и адекватности девушки. Что ж. У него получилось. — Хорошо, что не подгорела. — соврала она, разглядывая аппетитную птицу на тарелке.

[indent] — Если тебе нужно время — у тебя его предостаточно. — произнесла Мэйв не то индейке, не то Геду. — Я... Просто... Мерлин, что за тупость. — Линда села за стол и уткнулась лицом в ладони. — Я не плачу, не беспокойся, я просто устала и чувствую себя совершенно непонятно. — быстро проговорила девушка, надеясь, что Гед не успел испугаться ещё и тому факту, что ему придётся ещё кого-то успокаивать.

0


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 20/11/93, it goes in one ear out the other