1993, HP: TWISTED THINGS

Объявление

ГАРРИ ПОТТЕР
И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
18+
× осень 1993 года × эпизоды ×
× маленькие посты × полная импровизация ×
НОВОСТИ И ОБЪЯВЛЕНИЯ
02/10/18 Пять месяцев! Как вам такое?
26/09/18 Новая мрачная глава сюжета и новый восхитительный дизайн. Осень — время перемен.
02/09/18 Четыре месяца. Хватит пороха в пороховницах до шести?
02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 25/09/1993, dead like me


25/09/1993, dead like me

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

DEAD LIKE ME

http://s7.uploads.ru/4vmjO.gif
This is crazy. Deal with it.

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

Сабрина Уоткинс, Линфред Эйбрамсон

25.09.1993, день

Похоронное бюро E.L.M в Лютном

СЮЖЕТ
Раз-два-три-четыре-пять, Сабрина вышла погулять. А заодно выяснить, как связан ритуальный нож и ничем не выдающееся похоронное агентство. Линфред же просто не прочь с кем-нибудь поболтать.

Отредактировано Linfred Abramson (2018-10-07 18:28:01)

+1

2

Старая футболка с плюшевым щенком на груди хранила в себе тайны, о которых сложно было догадаться по её невинному внешнему виду. теперь она покоилась под подушкой в доме Орпингтонов и ждала своего часа. Сабрину отстранили от работы, и судебное разбирательство до сих пор не пришло ни к какому логическому решению. Приходилось ждать и ничего не делать. Уоткинс, конечно, занимала себя, чем могла: поливала цветы в «Лафкин, Платт и партнеры», смотрела телевизор, старательно толстела от скуки и таскалась по заброшенным хижинам. Именно из одной такой (впрочем, пока и единственной) в руки Уоткинс попал недружелюбного вида кинжал, заляпанный кровью. Серебряная рукоять в форме совиной головы почернела от времени, лезвие подзатупилось. Кинжал уродовали коричневые засохшие пятна крови, о происхождении которых Уоткинс даже не хотела думать. Ей бы сдать оружие в аврорат сразу, как только она его нашла. А ещё лучше - ничего не трогать в той треклятой хижине и оставить поиски улик на профессионалов своего дела. Но прямой связи с чёрной магией не было. Информатор не стал бы подтверждать случайно выболтанную наводку, да и, если уж быть до конца честными. Сабрина просто не хотела ни с кем делиться своими открытиями. Не раньше, чем она докопается до истины... или чем она покинет должность в Министерстве по решению суда.
Расследование сдвинулось с мёртвой точки, когда Уоткинс под кровавым пятном обнаружила гравировку на латыни "Nascentes morimur". Смысл фразы ускользал от неё безвозвратно, но зацепка вышла уверенная, крепка. Сабрина перерыла несколько книг, прежде чем увидела ответ на странице Пророка в разделе с рекламой. Знакомая фраза украшала небольшой баннер похоронного бюро. В подобных местах Саби бывать не доводилось. Она всерьёз ещё не теряла никого из близких. Как-то неловко было умирать, когда бабуля ещё бегает и работает на трёх работах, занимая весьма почётные должности. Пока Утокинс училась в Хогвартсе, случались какие-то  похороны, но далёких родственников, которых она видела единожды или никогда, и покидать занятия ради траура ей не приходилось. Так что представления о ритуальных агентствах у маленькой ведьмы были туманные, ограничивались тем, что будут гробы и мрачная атмосфера.
В заветный день Саби забралась в окно дома Орпингтонов без лишнего шума. Было очень удобно, что родители Гилберта, хотя и не общались с ней больше, магическую защиту дома против Уоткинс не настраивали. Раньше, в школьные годы, они любили с Гилом, минув двор, забираться друг к другу по деревьям в окна. Так было гораздо веселее и быстрее, чем пользоваться лестницей, здороваться со всеми и отвечать на расспросы родителей. И раз жили одной семьёй, друг против друга ограничений не выставляли. Но даже нынешняя холодная война с Орпингтонами не мешала Саб забираться в их дома и прятать под подушкой у Гилберта заветный кинжал. Прежде Уоткинс держала его у себя дома, но однажды мистер Фур посидел возле этой странной вещи и, видимо, зарядившись негативной энергией, расцарапал хозяйке бедро. Шрамы до сих пор заживали, и чтобы впредь не нервировать себя и кота, маленькая ведьма изменила место хранения странной находки. Комнатой Гилберта никто не пользовался, никто даже не заходил, и Сабрина бессовестно воспользовалась этими знаниями. По крайней мере она точно была уверена, что соседям кинжал никак не повредит, находясь от них на другом этаже, но на всякий случай из окна немного подглядывала за ними, чтобы проверить, не допустила ли ошибку.
Сабрина, как и положено хорошей девочек, ни разу не была в Лютном переулке. Именно поэтому она три раза прошла туда-сюда по Косому, вновь пропустив нужный поворот. Просто не обращала на него внимания и не понимала, в какую сторону идти. Вроде, должно быть где-то тут. С четвёртой попытки получилось, и Уоткинс оказалась в совершенно другом мире. Подобно Алисе в Стране чудес, она брела вперёд и с удивлением обнаруживала, как вокруг всё становилось страньше и страньше. Заброшенные хижины и сквибы с пистолетами казались ей не такими зловещими, как это место. Когда возле неё нарисорвалась подозрительная старушка с бегающими глазками, Уоткинс поняла, что совершила непростительную ошибку: шагнула в место опасное и незнакомое с видом растерянной туристки, которую можно облапошить. Она тут же осторожно скинула руку незнакомки со своей сумки и бодро пошагала вперёд, как будто представляя, куда держит путь. На пустые разговоры и оклики больше не обращала внимания, а отвлекалась от пути только на вырезку из газеты, где как-то слабенько был обозначен путь к цели.
- Вам помочь? Вы потерялись? - вкрадчивый голос звучал так недобро, что Уоткинс невольно оживилась.
- Спасибо, не нужно! Вот же оно! - Сабрина хлопнула себя по лбу и сделала бодрые несколько шагов вперёд. Как ни странно, перед ней действительно оказалась нужная вывеска, хотя ведьмочка могла поклясться - ещё мгновение назад её там не было! Лютный ещё не видывал, чтобы в похоронное бюро заходили с воодушевлением достойным "Всё для квиддича". Из удушающего и тревожного переулка Сабрина попала в тишину и покой. Первое, что бросилось в глаза - гробы, разных размеров и расцветок. Созданные, очевидно, из разных пород дерева, имеющие различные магические характеристики. Зачарованная этой чуть пугающей картиной, Уоткинс обошла вокруг несколько изделий, прежде чем практически столкнулась с неподвижно стоявшим хозяином этого тихого места. Живой человек показался здесь такой возмутительной дикостью, что Саби подпрыгнула на месте от неожиданной встречи.
- Добрый вечер! Вы что-то хотели? - выпалила она явно не свою реплику, но продолжила удивлённо изучать мужчину. Таких колоритных людей она встречала редко. Он как будто вышел в наш мир прямиком из какой-нибудь страшной сказки, где исполнял роль какого-нибудь злодея. Уж что-что, а яблочки из его рук Уоткинс брать бы не стала...

+1

3

Это бы прозвучало странно, но Каллиопа привносила в атмосферу похоронного агентства некоторую живость. Во-первых, она была очень молодой (всем остальным сотрудникам было не меньше 35). Во-вторых, у нее было хобби вне работы. Каллиопа любила рассказывать про свое увлечение ритуалами. Линфред, конечно, слушал в полуха, и все же энтузиазм девушки несомненно радовал. Теперь не было ни девушки, ни задора.

Линфред сознательно решил не вдаваться в подробности смерти своей помощницы. Несмотря на всю свою эксцентричность, Эйбрамсон был человеком, человеком с сердцем, и даже стотысячный вскрытый труп не заставил его сердце зачерстветь. Труп Каллиопы Линфред вскрывать отказался, а на похоронах появился в неприметном черном костюме, широкополой шляпе и ни с кем не разговаривал.

- Интересный факт. - Мужчина сидел на краешке стола привет-ведьмы в холле ELM и педантично пил чай из фарфоровой кружки. У зеркала рядом крутилась фигуристая блондинка, новоиспеченная миссис Эйбрамсон. Она была настолько же красива, насколько выглядела глупышкой. Миссис даже не пыталась делать вид, что слушает мужа.
- Ведьмы используют чайный лист в зельях вместо лирного корня. И только те ведьмы, которые живут в городе, лесные ведьмы, конечно же, не знают что такое чай. Он же не растет у нас в лесах.

Девушка закончила прихорашиваться и чмокнула мужа в щеку. Ей пора было бежать по делам. Линфред вздохнул. Если ты на старости лет решил завести молодую жену, то есть некоторые вещи с которыми приходится мириться. Например, с тем, что ее не будут интересовать экскурсы в жизнь магических существ.

Оставшись в одиночестве, мужчина быстро допил чай и, взмахнув полами халата (да, на работе он иногда позволял себе ходить в халате), Линфред направился в сторону своего кабинета. Скукота витала в воздухе. Неужели он дожил до 50 с хвостиком лет и все самое интересное осталось позади?

Брякнул колокольчик входной двери. Словно щенок, которого позвали на прогулку, Линфред высунулся из своего офиса. В агентство зашла молодая темноволосая девушка. Незнакомка была не из этих мест. По потерянному взгляду и хорошей одежде можно было сделать вывод: девушка из благополучного района, благополучной семьи и возможно с благополучной работой. А может быть и нет, если незнакомке пришлось ошиваться в Лютном в середине рабочего дня. Клиенты сначала, как правило, посылали сов. Незнакомая девушка на клиента не была похожа. А столкнувшись с неподвижно стоящим Линфредом она стала похожа больше на труп.

Линфред улыбнулся. Широко. ОЧЕНЬ широко. Видеть живую душу в его небольшом царстве мертвых всегда было приятно.
- Здравствуйте, здравствуйте! Меня зовут мистер Эйбрамсон, я хозяин этого скромного заведения. Вижу вы у нас впервые. Проходите, не стесняйтесь. Чаю?

Из всех предпринимателей Лютного Линфред был самым дружелюбным. Сам мужчина не видел смысла лишний раз подчеркивать специфику своей профессии привычной для жителей этого забытого места грубостью. А сейчас, потеряв юную Каллиопу, практически осиротев, он был особенно настроен на новые знакомства.

-Чем же я могу вам помочь, юная леди?

+1


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 25/09/1993, dead like me