1993, HP: TWISTED THINGS

Объявление

ГАРРИ ПОТТЕР
И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
18+
× осень 1993 года × эпизоды ×
× маленькие посты × полная импровизация ×
НОВОСТИ И ОБЪЯВЛЕНИЯ
02/11/18 Побывали во временах Основателей, спровоцировали скандал, забрали у Итана нож — празднование полгода 93 удалось!
02/10/18 Пять месяцев! Как вам такое?
26/09/18 Новая мрачная глава сюжета и новый восхитительный дизайн. Осень — время перемен.
02/09/18 Четыре месяца. Хватит пороха в пороховницах до шести?
02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Летопись завершённых историй » 19/09/89, just a nightmare


19/09/89, just a nightmare

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

JUST A NIGHTMARE

http://funkyimg.com/i/2KLcE.png
korn - falling away from me

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

Zoe F., Martin T.

19/09/1989, вечер, безоблачно

Косой переулок, "Все для зелий"

СЮЖЕТ
О воспоминаниях, взаимопомощи и вишневом пироге.

Отредактировано Zoe Fletcher (2018-08-27 21:03:48)

+1

2

[indent]- Мерлинова борода, в кого ты только такая упрямая?! - Марисса трясет костлявой рукой перед лицом Зои, то сжимая, то разжимая ладонь. Не в силах стоять на месте, она проходит круг по гостиной и возвращается к дочери, чтобы снова предпринять попытку запугать ее. С каждой секундой голос Мариссы набирает обороты, срываясь на скрип и шёпот.
[indent]- Тебя убьют, и будут правы. Нечего плодить тупость!
[indent]Все это время стоявшая молча и тихо царапающая дверь Зои поджимает губы, впивается ногтями в ладони и круто разворачивается, чтобы уйти. Мать хватает ее за локоть, но Флэтчер резко дёргает рукой, скидывая цепкие пальцы.
[indent]- Подожди. Я не это имела в виду. Пожалуйста, прошу тебя, давай поговорим.
[indent]Лицо Мариссы меняется, морщины разглаживаются, и только глаза выдают ее истинные намерения. Она заискивающе улыбается, но ее руки трясутся от негодования. Женщина обхватывает Зои за плечи, но Флэтчер снова обрывает тактильный контакт и не позволяет сдвинуть себя с места. Что-то подсказывает ей, что не стоит отходить от двери.
[indent]- Пойми меня, пирожочек, я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Давай забудем про весь этот бред и будем жить, как раньше? Как тебе такая идея? Будем ходить вместе в театр, обсуждать ухожеров и примерять наряды. Тебе нравится? - Она делает паузу, и комната заполняется напряжённым молчанием. - Тебе. Нравится? - Тон становится грубее, Зои начинает чувствовать угрозу.
[indent]Девушка прижимается вплотную к двери, смотря матери в глаза. Едва Марисса успевает сообразить, что происходит, Флэтчер нажимает на ручку двери и тут же подпирает последнюю стулом. Марисса мечется в запертой комнате разляренной фурией. Выходя из дома, Зои слышит, как мать кричит ей в окно: "У тебя ничего не получится! Да чтоб тебя разодрали оборотни! И даже не рассчитывай на мою помощь!".

- - - - - - -

[indent]В свой первый рабочий день Зои опаздывает открыть лавку вовремя, но хозяин ничего не замечает, так как его самого нет на месте. Конечно, потом выяснится, что повсюду есть глаза и уши, и любая, даже самая маленькая оплошность, не ускользнет от глаз начальства, но пока Зои очень довольна тем, что не попала на мгновенный штраф.
[indent]Лавка, расположенная в конце Косого переулка, никогда не была особо проходимым местом, и Иджи пришлось снизить цены, чтобы привлечь покупателей, но и этого было не достаточно. Ворчливый старик Игемон Клэйтон не вызывал у покупателей особой симпатии, даже когда пытался приветливо им улыбнуться.
[indent]Нет-нет, Иджи, на самом деле, очень добрый и сердечный человек, но вид у него такой, будто он ест младенцев на завтрак.
[indent]Поняв главную проблему, мистер Клэйтон перестроил свою лавку под магазин, работающий на заказ. Теперь покупателям не требовалось общаться с Иджи, выпытывая, какой у магазина ассортимент, - им достаточно было принести список, и уже через несколько дней покупатель мог забрать заветный пакетик. Однако, мужчине его возраста не так легко ползать по складам в поисках необходимого товара, и Игемон уже готов был дать объявление о поиске помощника, как на его пороге появился Мартин Треверс, горячо завершивший, что у него есть друг, которому очень нужна эта работа, и, конечно, этот самый друг ни в коем случае мистера Клэйтона не подведёт.
[indent]Другом оказалась рыжеволосая девчушка с лучезарной улыбкой и задорным смехом. Проникнувшись к ней какой-то особой отцовской симпатией, - сам Иджи так и не смог обзавестись семьёй, - Клэйтон все же провел несколько тестов, некоторые из которых показались Зои зверскими пытками, - например, поиски предметов в подвале в темноте на время, - но, тем не менее, девушка испытания выдержала, после чего был подписан договор.

[indent]Мартин собирался зайти проведать Зои в ее первый рабочий день, и Флэтчер уже держит наготове благодарственный вишневый пирог с ревенем по особому рецепту бабушки Иджи, записи которой девушка обнаружила в своей комнате. Узнав о проблеме Зои с жильем, Игемон предложил ей на время расположиться в одной из комнат второго этажа, потому что они все равно пустуют, а так ему хоть не скучно будет.
[indent]Колокольчик над дверью вздрогнул, и Флэтчер выронила из рук коробку с пустыми пакетами.
[indent]- Привет! Ты меня напугал, - и зачем-то добавила, - извини.
[indent]Хорошо, что это всего лишь пакеты, а не банки-склянки с каким-нибудь супер-дорогим содержимым, а то Зои бы до самой смерти расплачивалась.
[indent]- Я так рада тебя видеть! - Флэтчер бросается Мартину на шею и крепко обнимает его, только после этого девушка присаживается на корточки и собирает разлетевшиеся по полу пакеты.  Заправив за ухо мешающую прядь, Зои увлекается и нелепо высовывает язык, пытаясь дотянуться до пакета, который улетел под прилавок.
[indent]- Меня приняли, представляешь! Иджи такой душка, - Зои залезает под стол, поняв, что не сможет дотянуться, и тут же бьётся затылком о деревянную перегородку.
[indent]- Ай! - Сморщившись, Флэтчер трёт затылок и бросает мерзкий пакет в коробку, мысленно разорвав его на конфетти.
[indent]- Спасибо тебе, Марти. Не представляю, что бы я без тебя делала. Возможно, продавала бы сейчас части тел в Лютном или прибирала в "Кабаньей голове". - Стоит отметить, что для Зои эти вещи равны.
[indent]- Вот, - девушка указывает на пирог, - это тебе. Не знаю, что я ещё могу для тебя сделать. Налить тебе чай? Вчера купила замечательный чай с грушей и корицей. Ещё не пробовала.

Отредактировано Zoe Fletcher (2018-08-27 22:07:05)

+1

3

[indent] С самого утра Мартин не находил себе места. Он понимал причины волнений, и все же никаких попыток, чтобы успокоиться, не предпринимал. Сегодня же первый рабочий день у Зои! Трэверс был взбудоражен недавней встречей с владельцем «Всё для зелий», и уж тем более надеялся, что Флэтчер прошла все испытания, которые описывал старик, а он себя в выражениях не сдерживал. Мартин знал, кто такой Игемон, знал, чем он занимается — и он пошел не за тем, чтобы умолять взять подругу на работу и помочь с жильем, а посмотреть на лавку, посмотреть на самого старика и его манеру общения с девушками и дамами постарше, чтобы точно знать, что Зои будет здесь в безопасности. Это Косая аллея, а не Лютный переулок; название последнего места говорило само за себя и никаких приятных событий в жизни не обещало. Почему тогда Мартин не взял к себе в магазин? Он, конечно, думал над таким вариантом и оставил его про запас, как и идею о совместном проживании где-то в Лондоне. Смело, да? Однако Зои могла бы его неправильно понять, а вот терять дружбу с девушкой Трэверсу не хотелось. Барышни себе очень много любят придумывать, хотя, вот, просто решил помочь с жильем, может, еще с чем, там, полку подкрутить...

[indent] Он гнал от себя подобные мысли прочь. Нельзя привязываться. Нельзя приближать и приближаться. Мартин не мог иногда отвечать за свои поступки, но и быть один он тоже не мог. Чтобы выживать в этом мире, ему пришлось начать пить зелья. Вначале он, конечно, частенько заскакивал за готовым зельем в Мунго, потом уже в местную аптеку, а теперь он готовит зельем сам, предварительно, конечно, после длительных консультаций с целителями. В Мунго из-за своего недуга он проводил много времени; и все же оно не было связано с лечением, а только с практикой приготовлений зелий. Да, ему пришлось попросить знакомых сотрудников из Мунго научить ему хитростям, связанным с приготовлением его личных зелий. Да, зелье было там не одно — эффект достигался посредством комплексного лечения, иначе мозг Трэверса давал сбой и наносил огромный урон состоянию мальчика. Как бы он без этого всего справлялся? Мартина неоднократно заверяли, что потеря памяти кратковременна и за это время он не успевает натворить действительно серьезных дел. То, что он не помнит, что делает и как себя ведет, до сих пор удивляло молодого человека, однако проверять или пытаться контролировать это (как все смельчаки рассказывают) он не хотел. Сразу становится понятно, что Трэверс не пытается как-то повлиять на свою судьбу или на самого себя — он не боится за себя, он боится за окружающих, которые ни в чем не виноваты и может даже мимо проходили. И все же он изредка, когда оставался один на долгое время, экспериментировал с зельями, пытаясь увеличить по длительности эффект действия. Пока он добился того, что зелье приходилось принимать раз в три часа, а не в полтора, как было до этого; со своими проблемами со здоровьем, он так и не познал вкус огневиски, а пробовать даже сливочное пиво ему расхотелось. Он специально ставил себе такие рамки, потому что боялся. Боялся очень сильно.

[indent] — Зои! — вскрикнул молодой человек, влетая в магазин; ох, нельзя было так делать, потому что Флэтчер была напугана, а вещи, которые она держала в руках, упали на пол. — Прости, давай помогу. — Он положил маленький букетик из полевых лютиков и осоки на стол, и быстро принялся помогать девушке. Все-таки она удивительная и милая, пусть и немного неуклюжая. Руки слабые, наверное.
[indent] — Ты что, не стоило так заботиться об этом, ты ведь сама его испытания прошла! Это тебе торт нужно вручать! Кста-а-ати, расскажи про темную комнату или еще что-нибудь такое страшное! — пока они перемещались по помещению, Мартин совсем забыл про букет. Она его все равно не заметила, теперь осталось только подарить его в нужное время, чтобы опять-таки, не показалось, что он, как дурачок, влюбился. — Никогда не пробовал такой чай. И пирог. И у тебя сейчас, насколько я знаю, перерыв, — Трэверс хитро смотрел на рыжеволосую девушку. Он бы не пришел в ее рабочее время — кому нужно было злить Игемона, причем, сразу же, в первый день?
У него, конечно же, был план и на букет цветов, и на сегодняшний день — все карты он раскрывать не будет, да и может, что-то изначально пойдет не так.

+1

4

Зои заваривает чай и разрезает пирог. Разливая напиток по пожелтевшим от времени чашкам, девушка роняет пару капель на платежные документы. Флетчер застывает с заварником в руках и хлопает глазами, не сразу сообразив, что делать. Через несколько секунд она ставит заварник на стол, достает волшебную палочку и, произнеся заклинание, избавляется от следов преступления. Иджи вчера просил убрать документы в подсобное помещение, когда они сидели за партией в волшебные шахматы, - Зои так и не смогла признаться старику, что ничего в шахматах не смыслит. Видимо, в попытках запомнить, как какая фигура ходит, Зои пропустила просьбу мимо ушей. Отодвинув бумаги, девушка садится на стул и, обхватив чашку двумя руками, широко улыбается, смотря Марти в глаза.
- Тут есть одно место... - Зои вдруг на мгновение замолкает.
- - - - - -
Как правило, первокурсники знакомятся между собой в поезде, а затем их пути пересекаются в самой школе, но почему-то в этот раз правило не срабатывает.
Впервые Зои заводит разговор с Мартином на вводном уроке Зельеварения. Единственное свободное место находится рядом с ним. Краснея и смущаясь непонятно чего, Флэтчер спрашивает разрешения присесть и получает короткий кивок в знак согласия. Остаток урока они проводят молча, хотя Зои бросает на Трэверса заинтересованные взгляды, намереваясь начать диалог, но, в силу своей неуверенности, захочет ли сосед с ней разговаривать, каждый раз отводит глаза и пытается вникнуть в тему первого занятия.
Когда урок закончивается, Зои цепляется за стул мантией, и Марти помогает ей выпутаться, не повредив одежду. Выходя из класса, желторотые хаффлпаффцы обнаруживают, что староста уже увела первокурсников на следующий урок. Не мешкаясь, Зои хватает Трэверса за руку и ведет в обратном направлении от нужной лестницы, абсолютно уверенная в том, что это правильный путь. Ей очень хочется, чтобы Марти думал, что на нее можно положиться абсолютно в любом вопросе.
Широкие коридоры с высокими потолками кажутся бесконечными, а тусклый свет подземелья вызывает ноющее чувство в районе солнечного сплетения. Непривыкшая к обыденным для магов вещам, Флэтчер восторженно рассматривает ожившие портреты и каждый раз восхищенно охает, когда мимо проносится призрак или свечи зажигаются сами собой.
Дотронувшись рукой до одного из гобеленов, Зои проваливается в открытую дверь, - позже выяснится, что это обыкновенный чулан.
Темное подсобное помещение наводит ужас игрой света и тени, но дверь оказывается заперта. Во всяком случае, именно это Флэтчер сообщает своему спутнику, после чего они в ожидании помощи пытаются осмотреть помещение. Свет, пробивающийся из-под двери, выхватывает коробки, ведра, тряпки, предметы непонятного назначения.
- Посмотри, это старые выпуски "Ежедневного пророка"!
От собственного голоса Зои вздрагивает, но надеется, что Мартин ничего не заметил.
Они видят молодых Дамблдора и Макгонагалл, кричащие заголовки, статьи о награждениях и преступлениях, Зои находит страницу с анкетдотами и сдавленно хихикает. Значение не всех слов ей понятно.
- Попробуй ты, - обращается Флэтчер к мальчику, и тот легко открывает дверь. Нет, ее никто не запирал, просто Зои пыталась повернуть ручку в другую сторону.
Она чувствует себя настоящим исследователем тайн магического мира, пускай и опозоренным нелепой оплошностью с ручкой.
Староста перехватывает их сразу на выходе, и дети даже умудряются не опоздать на следующий урок. О своем маленьком приключении они никому не рассказывают, условившись, что это их секрет.
- - - - - -
- ...оно напоминает чулан за гобеленом в подземельях. Если честно, наводит такой же ужас, только там ещё водятся пауки. Брр. Свет Иджи включать запретил. Говорит, он плохо влияет на старые бумаги.
Зои делает глоток и слегка обжигает язык. Недовольно поморщившись, девушка отодвигает чашку и вопросительно смотрит на Мартина.
- Да, у меня перерыв на полтора часа. Да и работы сегодня много не будет, так что к пяти я освобожусь совсем. Есть какие-то предложения? - Флэтчер склоняет голову набок и подаётся вперёд.
- Ой! Совсем забыла! - девушка подскакивает на стуле, наклоняется к Марти, касается его руки, тут же вскакивает со стула и бежит к противоположной стене к стеллажу.
Вернувшись, Зои протягивает Трэверсу небольшой пакет с готовыми зельями и ингредиентами для них.
Любопытство изводило девушку, когда она увидела пометку "М. Трэверс" на пакете, но чувство такта взяло верх. Флэтчер уверена, что никаких тайн между ними нет, и Марти, конечно же, все расскажет сам, когда посчитает нужным. Даже сейчас Зои так и подмывает спросить, что в пакете, зачем ему это нужно, но она держит себя в руках.
- Иджи просил тебе передать. И ещё вот это, - девушка протягивает Мартину конверт, - колдографии с выпускного. Марси заходила сегодня. Передавала тебе привет. Мы такие смешные на них. Чего стоит мое выражение лица, когда кто-то кинул в нас кусок торта.
Зои запрокидывает голову и смеётся взахлёб, от чего на глазах выступают слезы.
- Ладно, не буду портить интригу. Лучше ты сам всё увидишь.

Отредактировано Zoe Fletcher (2018-08-29 17:06:44)

+1

5

[indent] Школа в основном Мартину запомнилась исключительно плохими событиями — он даже в какой-то момент перестал помнить что-то позитивное, хороших людей, за которых он держался, которыми дорожил. Хаффлпафф — очень дружный коллектив; это одна большая семья. И, конечно, в семье не без урода — Трэверс-младший именно так чувствовал себя. Но эта семья, в отличие от кровной (в большинстве своем, за исключением самых близких), не отвернулась от него. На любом званом ужине, где «посчастливилось» молодому человеку побывать, он отмечал лицемерие, прикрытое этикетом. Все чистокровные волшебники, как говорила мадам Трэверс, матушка Мартина, обязаны знать и применять правила этикета; настроение или какие-то ни было события не должны влиять на привычный уклад жизни. Пусть юноша и следовал беспрекословно всем тем правилам, которые были изложены в старой и трухлявой книге, он не понимал одного — зачем люди врут таким образом? Он же видел, как к нему и его семье относятся, как за спиной их поливали грязью, а затем, когда и сказать было нечего, они переключались на свои жизненные события. На таких приемах он был раз или два, еще до Хогвартса, но уже после он понял самую суть этой встречи. И он сам не хотел иметь что-то общее с этими гнилыми людьми, у которых за душой ни гроша, а кичаться своим статусом и мнимыми богатствами. Мартин много читал о своей родословной, ему много чего рассказывали — большая часть семей почти банкроты и их спасают лишь браки между другими чистокровными семьями, а иногда даже и между собой.

[indent] — Я помню тот чулан, да! Сколько нам тогда было? Это ведь первый курс. С чего все начиналось! Платформа, зельеварение, коридоры, гостиная... Ты меня тогда первая за руку взяла и повела черт пойми куда! А я и пошел! — Мартин громко рассмеялся, поддаваясь приятным воспоминаниям, которые взбудоражили его память, что даже немного пролил чай на блюдце. Как неловко. «Мистер Трэверс, где Ваши манеры?» — назойливо и мерзко повторяет голос в голове, но Мартин как-то уж слишком быстро отмахивается от них. Его мысли заполнены прекрасными воспоминаниями, связанными с Зои: это и завтраки, и школьные собрания, и вылазки в лес, и даже отбывание наказаний... Они не то, чтобы всегда за ручку ходили, да и лучшими друзьями их не назовешь, но они дружили и понимали, что всегда смогут положиться друг на друга. Мартин ценил это. — Я тогда даже перепугался ни на шутку: маленькая рыжеволосая девочка уверенно так пошла по каким-то коридорам, куда-то свернула, а потом и в чулан дверь заставила открывать! — Трэверс не заметил, как от эмоциональности даже повысил громкость своего голоса. Сразу, как только это заметив, он опустил глаза, все еще продолжая улыбаться, конечно, и виновато отпил чай из чашки. Зои была тактичной, что ему в ней нравилось (по секрету всему свету — и не только это), и, как будто вспомнив о важном, умчалась в куда-то. Юноша даже не успевал за ней следить, лишь рыжая макушка мелькала из стороны в сторону. И пусть подобное восприятие реальности насторожило его, он все же пытался себя контролировать и анализировать каждый свой шаг. Он с Флэтчер, они в лавке Игемона, а здесь, мистер Трэверс, нужно обойтись без происшествий. Более того — Зои не должна была узнать о его маленьком секрете.

[indent] Девушка возвращается с бумажным пакетом с инициалами — допустим, Мартина, мало ли у него в семье «М. Трэверс», — и конвертом. Колдография с выпускного? Да, тот еще забавный момент, особенно вторая часть произошедшего, после торта, перемазанных мантий и переодеваний в гостиной в любую одежду, которая попалась под руку. Нет, они могли бы воспользоваться заклинаниями (они потом и воспользовались ими), но на тот момент они были под влиянием какого-то сумасшествия, поддерживая атмосферу веселья и детской непосредственности. И эти короткие мысли уходят прочь сразу, как только задумчивый взгляд Трэверса падает на пакет. Проклятье! Они же договорились с Игемоном, что свой заказ он заберет лично у него, а теперь придется как-то выкручиваться с содержимым. Он знал, что если ничего не скажет Зои о содержимом, то в следующий раз она может случайно и заглянуть в перетянутый бечевкой пакет. И врать он не хотел. Мартин доверял Флэтчер, наверное, даже больше, чем себе.
[indent] — Особый заказ, — Мартин специально неумело подмигивает Зои, и все же этого было недостаточно, чтобы удовлетворить любопытство девушки. — Я сейчас экспериментирую над... Ну, в магазине. Очень интересный экземпляр прибыл из Африки, им пользовались вуду-колдуны. И, хм, у них очень странные обряды. Кровь девственницы, пальцы карликов, переваренная пища крокодила... Ууууу! — Мартин начинает вновь громко смеяться, а затем смех сменяется кашлем. Это плохо. — Извини, — он подходит к столу, разрывает пакет и достает оттуда различные травы и тканевые мешочки с неизвестным содержимым, и одну маленькую сиреневую бутылочку. — Нет тут никаких пальцев карликов, тут всего лишь травки. — Осталось только придумать план: нужно в скором времени незаметно опустошить сосуд с зельем, чтобы остаться у Флэтчер подольше, а не сломя голове нестись обратно в Лютный переулок, в свою комнату, и не судорожно искать замену этой волшебной жидкости.

Отредактировано Martin Travers (2018-08-30 00:20:22)

+1

6

Искорка грусти мелькает в глазах Зои, когда она вдруг вспоминает, - точнее, в очередной раз осознает, - что школа позади, и теперь все то, что было там, отныне навсегда останется воспоминаниями. Конечно, будут и другие моменты, но было в школьных годах какое-то незримое очарование, которое уже не повторить.
- - - - - -
- Мисс Флэтчер, вы понимаете, что своим поведением ставите под сомнение оказанное Вам доверие?
- Понимаю.
- Вы понимаете, что за этим последует наказание?
- Понимаю.
- Желаете ли Вы что-то добавить?
- Нет.
- Вы были одна?
- Да.
- Кто-то подал Вам эту идею?
- Нет.
- Очень интересно. Стоит ли оно того, мисс Флэтчер? Ваш напарник уже давно Вас сдал.
"Наглая ложь. Мартин не мог. Он не стал бы."
- У меня не было напарника.
- Я Вас услышала. На предстоящие две недели Вы лишаетесь права посещать внеклассные мероприятия, за исключением тех, присутствие на которых будет определено для Вас обязательным преподавателями и/или директором. Кроме того, Вам необходимо в течение этого срока выполнять поручения мадам Помфри. Надеюсь на Вашу сознательность, юная леди.
- Конечно. Этого больше не повторится.

Теперь Зои остается убедить Мартина, что ему не стоит идти и признаваться, что он дразнил Пивза вместе с Зои, из-за чего обиженный полтергейст устроил шоу в библиотеке, перепугал студентов, довел до обморока работника и много ещё чего, что в школе непозволительно. Флэтчер вместе с Марти делали уроки, когда все началось. Зои стало скучно, и она решила поговорить с главным пакостником школы. Было очень весело, пока мадам Пинс не пожаловалась на Зои. Почему она выбрала ее, не ясно, но девушка была рада, что второй участник событий оказался в стороне.

- Нет, Марти, тебе нельзя этого делать. Если ты признаешься, то наказание могут ужесточить. Я и так хотела помогать мадам Помфри, а квиддич мне все равно не очень интересен. Подумаешь, пропущу пару матчей по плюй-камням. Не переживай, пожалуйста, я рада, что ты не попал под наказание. Тебе и так досталось на прошлой неделе, - Зои подмигнула Трэверсу и легонько толкнула его плечом, намекая на инцидент со слизеринцами.
- С тобой невозможно спорить, когда ты так говоришь.
- Это все потому что у меня "природное обаяние и харизма". - Вторую часть фразы Флэтчер произносит, пародируя Толстого Монаха, после чего парочка удаляется в сторону спален под аккомпонимент хохота.
- - - - - -
Оправдания Трэверса звучат не очень убедительно, но Зои списывает все на усталость и верит ему. Совсем не хочется, чтобы он подумал, что она его проверяет или допытывается до правды. В любой другой день, наверно, Флэтчер задала бы пару наводящих вопросов, но эта охватившая ее внезапная ностальгическая грусть перебивает всякое желание.
- Марти, - девушка заглядывает ему в глаза, - ты никогда не думал, что будет с нами после школы? Я имею в виду, мы не так часто видимся, как раньше, да и все эти приключения с посиделкам до ночи у камина... Скажи, ты... Я не знаю... - Зои начинает заламывать пальцы и отводит взгляд, - мне иногда кажется, что наступит день, когда мы начнем придумывать глупые оправдания, почему мы не смогли найти время для встречи. Или в какой-то момент мы поссоримся, и все пойдет не так.
На Флэтчер нападает внезапный приступ чувствительности и откровения, и она вываливает на ошарашенного Трэверса все свои переживания, которые носит в себе со дня выпуска. То есть, почти все. Есть одна маленькая деталь, которая Мартину не известна, и Зои все больше кажется, что эта тайна умрет вместе с ней.
- Я очень сильно боюсь тебя потерять. У меня никого, кроме тебя, нет, - расчувствовавшись, Флэтчер смахивает с глаза слезу и утыкается Трэверсу в грудь, когда тот раскрывает объятия.
Нельзя точно сказать, сколько времени она так простоит, но в какой-то момент девушка приходит в себя и снова улыбается, отстранившись. Глаза ещё красные, и нос так забавно опух, но девушка производит какое-то умилительное воздействие, когда стоит и всхлипывает сквозь улыбку.
- Извини, я что-то сегодня не в себе.
Освобождаясь из объятий, Флэтчер задевает рукой столешницу, на которой Марти разложил свой заказ. Все, что лежало в пакете, разлетается по полу, а вот полуоткрытый пузырек летит на пол уже пустым, так как его содержимое оказалось на свитере Зои. К несчастью, этому зелью ни в коем случае нельзя контактировать с шерстью, иначе последняя воспламеняется, и потушить возникшее пламя заклинанием не представляется возможным.
Флэтчер вскрикивает от неожиданности, не понимая, что происходит. Она читала о таких свойствах зелий, но лично никогда не видела. И уж тем более Зои и подумать не могла, что задорный розовый свитер с каким-то непонятным детским рисунком, купленный на распродаже, вдруг окажется из шерсти.
Трэверс оказывается более подготовленным к внезапным происшествиям. Поняв, видимо, что тушить пламя кипятком - идея сомнительного характера, он срывает с девушки свитер и затаптывает огонь ногой. Зои смотрит на него ошалевшим взглядом, не сразу сообразив, что она осталась в нижнем белье. В нижнем белье перед любовью всей ее жизни. В голове проносится колкая мысль: "хоть так", но Флэтчер все равно прикрывается руками, тут же побагровев от смущения. Мартин по-джентльменски набрасывает на обнаженные плечи девушки свою рубашку, оставшись в футболке.
- Мой герой! - Зои выдыхает Трэверсу похвалу в шею, обхватив молодого человека за плечи и запустив пятерню ему в волосы.
- Спасибо, Марти. Прости за это, - девушка указывает на масштабы происшествий, - я попрошу Игемона собрать заказ повторно за свой счёт. Не надо тут головой качать. Ты мне жизнь спас!
Взмахнув волосами, чтобы их расправить, Зои подбирает испорченный свитер и разбросанные мешочки с травами. Большая часть не пострадала, но их все равно лучше заменить.

Отредактировано Zoe Fletcher (2018-08-30 17:05:48)

+1

7

[indent] Мартин никогда не знал, как правильно реагировать на чувства. Особенно чувства девушек. Если ещё с внезапным приступом смеха можно было разобраться и выбрать определенную тактику поведения, то со слезами и сентиментальными порывами — это было не для него. Он в эмоциях разбирался неплохо, мог предугадать настроение человека, но для этого и не нужно иметь каких-то особых способностей — все лежало на поверхности, не нужно было что-то выдумывать. Другое совершенно дело, когда человек тебе небезразличен, потому что тогда ты пытаешься найти где-то тайный смысл, порой даже там, где его нет и вряд ли не будет. В подобных терзаниях по отношению к Зои Мартин пребывал достаточно долгое время, наверное, даже со времён школы; он не понял когда начал испытывать к ней другие, отличные от дружеских, чувства. Было ли это на первом курсе, когда они прятались за гобеленом или бродили, держась за руки, по коридорам? Или же это произошло в один из тихих зимних вечеров, когда они устраивались к камина, и пили горячий шоколад, который прислал любимый дядя Зои? Мартин не мог дать себе четкого ответа, но именно сейчас он ощущал, что между ними что-то есть, было и будет. Или он себе это придумал, выдавая желаемое за действительное? Почему он тогда не сделал первый шаг и не узнал истинные намерения девушки? Его, кстати говоря, не очень бы обидело, если бы Зои сказала, что они лишь друзья. Он понял бы и принял дружбу, чётко понимая грань дозволенного. И все же он не стал предпринимать каких-то попыток привлечь «особое» внимание девушки. Он неосознанно даже отгораживался от идеи быть вместе, потому что если бы она узнала обо всех тех ужасах, которые таились внутри него — она бы сбежала. И была бы права. Как бы она горячо не убеждала его в мысли, что всегда рядом, что не бросит его, внезапно не уйдёт или исчезнет, Мартин понимал, что если бы она столкнулась бы с этим, то не приняла бы его такого «сломанного». И чем дольше он держал это в тайне, тем меньше становилось шансов на будущее рядом с ней. Расскажи об этом ещё в школе, она, может, и смирилась с этим, а может это все разрушило, и она, отгородившись от него, вогнала бы его в условия осознанного выбора одиночества и отрешенности. Так или иначе, но её ответ на это был бы известен заранее. Сейчас уже нельзя было так открыто говорить об этом — взрослые подходят к таким новостям с особой серьезностью, взвешивая все за и против.

[indent] — Я сделаю все, чтобы мы не потерялись в этом мире.
Этот момент он запомнит сейчас. Все в точности, нельзя потерять какую-то важную деталь. Зои прижималась к нему, тихо лепеча что-то. Мартин мало что понимал, но ему казалось, что их мысль была об одном же — девушка, размышляя о последствиях каких-то туманных событий, и была очень близка к действительности. Но и это сейчас было неважно, важен был лишь только этот миг. Молодой человек надеялся, что эта нежность будет с ними всегда, но не был точно в этом уверен. Что-то в любой момент могло пойти не так, и эта прекрасная история останется только в памяти. И как только это произойдёт, Зои, наверное, захочет все сразу же стереть из воспоминаний. Девушки такие вещи пытаются забыть, вымещая их новыми событиями, порой опрометчивыми. Для Мартина же все это будет краеугольным камнем, который перечеркнет все его прошлое, в котором это было чуть ли не единственным, что он безумно любил и во что верил. Как сейчас, например, доверяя своё сердце другому человеку, все свои события, которыми дорожил, как прошлые, так и будущие. Что будет дальше, если Мартин не будет прикладывать все усилия, чтобы она думала какой он хороший, чтобы доверяла ему? Ведь если она узнает, она поймёт какой ужасный человек Трэверс, пазлы в её голове начнут складываться. Часть событий, которые Мартин старательно прятал от Зои, из-за одной детали, могли бы прояснить всю картину. На какие мысли её натолкнут события шестого курса, когда их общий друг не смог вернуться с летних каникул вовремя в школу из-за сломанных ног, после совместного отдыха на юге Англии? Мартин не садист, Мартин действительно не хотел всего этого. И пусть сокурсник некоторым друзьям сказал, что во всем виноват Трэверс, молодой человек отрицал это, говоря всем о том, что его там не было, он не помнит то, о чем рассказывают. Он и вправду не помнил часть событий, но именно тогда он начал с ещё большим желанием изучать зелья и появляться в Мунго на каникулах, а то иногда на выходных, когда дела были совсем плохи и мадам Помфри не справлялась. Именно на шестом курсе агрессия чаще всего брала вверх над сознанием Мартина. Уже к началу седьмого курса все начало приходить в норму, благодаря целителям и изготовляемым зельям.

[indent] — Пожалуйста, аккуратно... — Мартин перехватывает одну руку, которая должна была легким движением смахнуть бутылочку с зельем, но вторая рука все-таки делает то, что так боялся молодой человек — она задевает столешницу и все, находящееся на ней, падает на пол. Ладно, травы, мешочки и прочая ересь... — Нет, только, твою мать, не это! — закрытая колба падает на пол и разбивается, расплескивая своё бесценное, для Мартина, зелье по сторонам. Оттолкнуть Зои у него не получилось; часть жидкости попадает на шерстяной свитер, шипя и испуская едкий дым. «Не хватало ещё этого», — Трэверс резко разрывает свитер на девушке, чтобы ядовитый состав не навредил ей ещё сильнее, а затем бросает прожжённую ткань на пол и топчет её ногами. Магией тут не поможешь, ни водной, ни какой-либо другой. В голову ударяет сильная боль, но так же быстро уходит. Понимая, что девушка сейчас частично без одежды, он снимает клетчатую хлопковую рубашку, и оборачивается к ней с прищуренными, будто закрытыми глазами. Делая шаг вперёд, он накидывает ей на плечи свою одежду.

[indent] Щелк.

[indent] — Как можно быть такой неуклюжей? — Мартин слышит свой голос, но такой чужой и далекий, что становится страшно. Нет-нет-нет, у него был в запасе ещё час, это не могло наступить настолько рано! Возможно, это эмоциональная встряска из-за предшествующих событий и они негативно повлияли на его состояние. Иначе быть не могло. — И что мне прикажешь теперь делать, а? — Трэверс ударяет ногой лежащую на полу столешницу с такой силой, что она отлетает в дальний угол, задевая комод и оставляя на нем глубокую царапину. Он стоит в нескольких шагах от девушки, сжав руки в кулаки. Злое выражение лица, движущиеся желваки, сверлящий, но вместе с этим какой-то пустой взгляд — Трэверс (если это был он) неотрывно смотрит в глаза Зои, которая от испуга перестала собирать с пола мешочки из его заказа. — Ты понимаешь, что наделала? Нет? Иди сюда. Ты сразу же поймёшь. — Медленные и уверенные шаги молодого человека в сторону Флэтчер, и вот он уже в опасной близости от неё — ещё пару сантиметров и они столкнутся носами. Зои хочет сделать шаг назад, но он не даёт ей это сделать: Мартин резко вскидывает руку к её лицу, но не для удара, а чтобы схватить Флэтчер за подбородок, подавляя всю волю к бегству.

+1

8

Зои Флэтчер всегда будет придерживаться оптимистичного мировоззрения, даже когда все вокруг надеются на худшее. Даже когда все отворачиваются. Даже когда самый лучший человек в ее жизни - самый добрый, самый понимающий, самый родной - вдруг превращается в сгусток темной энергии. Замерев в неестественном положении, Зои впивается взглядом в изменившиеся черты такого знакомого раньше лица. Флэтчер никогда не видела его таким, и далее уже будет строить воздушные замки из надежд никогда не увидеть этого более.
- Мартин, ты чего?
Ее голос слышится Флэтчер где-то в отдалении, будто говорят из соседней комнаты. Кровь начинает бешено лупить по вискам, дыхание учащается, на лбу выступает испарина. Она прекрасно знает, что на нее нашло. И ей очень хорошо известно, что может произойти дальше.
- - - - - -
- Зои, где ты?
Приторно-милый голос заботливого папочки приближается с каждым шагом. Он дрожит необузданной яростью, и никакие ласковые интонации не скроют этого от чувствительного к чужим настроениям ребенка. Зои прячется за дверью и задерживает дыхание, чтобы не выдать себя. Шаги приближаются, и внизу живота холодеет. Она зажмуривает глаза с такой силой, что становится больно, а картинка комнаты меняется на причудливых червячков. Ей страшно, и сознание готово отключиться. Чтобы предотвратить это, Флэтчер впивается ногтями в ладонь. Пальцы быстро слипаются. Мама опять будет ругаться, что запачкала юбку.
Если она потеряет сознание, он найдет ее.
- Зои, милая, выходи!
Он проходит дальше, и Флэтчер тихонько выдыхает. Она понимает, что вечно стоять здесь не сможет.
- Ты хочешь поиграть со мной в прятки? Папочка всегда готов с тобой поиграть.
Позже, рассказывая кому-то об этом, Зои поймает себя на мысли, что, возможно, ей показалось, что он тогда сказал "маленькая дрянь". Она не произнесет этого вслух.
Флэтчер выходит из-за двери и медленно выглядывает за дверной косяк. Она видит удаляющуюся в родительскую спальню спину. Такой шанс упускать нельзя. Зои срывается с места и несется к лестнице. Подлетев к ступенькам, она кубарем скатывается по ним и раскидывает руки на полу. Ей кажется, что она не может пошевелиться. Ей кажется, что она что-то сломала себе. Ей кажется, что, если она не встанет, он убьет ее.
С отцом такое бывало. Мать говорит, что это от переизбытка алкоголя и недостатка секса. Зои еще не очень понимает, что она имеет в виду. Ей всего десять, и ее папочка ходит по дому с ремнем, чтобы выбить из нее всю дурь. Так он говорит. Какая такая дурь, и зачем ее выбивать, Зои не понимает. А еще она не понимает, почему мамочка где-то задерживается, хотя сегодня они договорились вместе поиграть в скрэббл.
Она слышит быстрые шаги на втором этаже по направлению к лестнице, и это заставляет ее встать.
- Как можно быть такой неуклюжей? - Он орет, надрывая глотку. Теперь Зои понимает, о какой дури идет речь. Она разбила стакан, когда несла его к раковине. Там оставалось немного сока, и капли попали отцу на штаны. Он сказал, что это ничего, машинка отстирает. И начал вытаскивать ремень. Зои не знала, что за этим последует, но какими-то одному Мэрлину известными локаторами уловила волны опасности. И побежала.
- - - - - -
Как побежит и сейчас, спасаясь от своего друга, своей железобетонной стены, своего возлюбленного. Но если тогда в детстве она не могла ничего предпринять, то сейчас они вроде как немного на равных.
- Марти, прости, пожалуйста, я не специально. Хочешь, я приготовлю новое зелье? - Ее голос дрожит, но она пытается это подавить. Зои вздрагивает и закрывает глаза, когда вместо ответа Трэверс запускает столешницу в стену.
- Марти... - Девушка замолкает, когда Мартин подходит к ней вплотную. Она ощущает его распаленное дыхание на своем лице и хочет отстраниться, но Трэверс не дает ей этого сделать, схватив ее за подбородок. И если когда-то в свои юношеских мечтах Флэтчер и видела, как Мартин берет ее за подбородок, то уж точно не представляла, что в этот момент у него из ушей будет валить пар от неконтролируемой злобы, и единственное, чего будет хотеть сама Зои, - как можно дальше убраться от Трэверса, а уж совсем не первый поцелуй.
Флэтчер выбрасывает вперед обе руки, отталкивая Мартина. Глаза она все еще не открывает, но каким-то чудом попадает прямо в грудь, и это увеличивает расстояние на шаг. Вполне достаточно, чтобы сбежать. Она бросается к двери, но та оказывается заперта. Памятуя о случае с подсобкой за гобеленом, Зои крутит ручку в другую сторону, но, - нет, - дверь действительно заперта. Похоже, ручку заклинило.
- Марти, порошу тебя, остановись!
Трэверс снова надвигается, и на этот раз Зои бросает в его сторону стул, чтобы преградить ему путь. Он настроен враждебно, и не известно, хочет ли он просто ее покалечить или отправить в мир иной. Стул вообще не образовал никакой преграды, потому что Мартин легко его отодвинул, доставая волшебную палочку. По спине Флэтчер пробежали мурашки.
- Трэверс, - она очень редко называет его по фамилии, - мне страшно, прекрати! - Голос срывается на скрипучий шепот, и Флэтчер чувствует, что щеки стали мокрыми от слез. - Пожалуйста.
- - - - - -
- Пожалуйста, не надо, - девочка закрывает лицо руками, и рядом с ухом со свистом пролетает металлическая пряжка, ударившись об пол. Зои переворачивается на живот и начинает ползти. Второго удара не следует. Ремень зацепился за торчащий из пола гвоздь. Гвоздь, который отец так и не забил, несмотря на многочисленные просьбы матери. Флэтчер встает на колени, и это значительно ускоряет передвижение.
- Помогите!
- Заткнись!
- Кто-нибудь! Пожалуйста! Он убьет меня!
- Закрой рот, я сказал!
- Мама!
Зои захлебывается слезами и бежит к окну. Сил не хватает поднять его, и она отчаянно лупит по стеклу маленькими ладошками, пытаясь привлечь внимание, надеясь, что кто-то услышит. Внезапно мужская рука хватает Зои поперек живота и быстро оттаскивает от окна.
- Нет! Миссис Батлер! Помогите!
Он зажимает ей рот рукой с такой силой, будто пытается выломать ей зубы вовнутрь. Его глаза налиты кровью, ноздри раздуваются, как у быков. В мультиках это кажется таким забавным.
- Что здесь происходит? - Последнее, что слышит Зои перед тем, как отключиться.
- - - - - -
- Прости, Марти, ты не оставил мне выбора, - глубокий вдох, - Petrificus Totalus! - Заклинание летит мимо, но Зои не собирается сдаваться. Ей уже не десять, и она способна за себя постоять. Она способна бороться за свою безопасность, даже если это приходится делать перед тем-самым-парнем.
- Stupefy! - Снова промах.
Брошенное Мартином заклинание так же не находит своей цели, и это его еще больше злит. Флэтчер необходимо перевести дыхание. Краем глаза она замечает летящее заклинание и чудом успевает отскочить в сторону. Стеллажи взрываются один за одним, превращаясь в щепки. Флэтчер закрывает голову и лицо руками, отползая за прилавок. В поднявшейся пыли он не должен был ее заметить.
Оказавшись в мнимой безопасности, Зои осматривает себя на предмет травм - щепка застряла в икре, а руки исполосованы царапинами. Главное, жива.
"Марти, что же ты делаешь?"

+1

9

[indent] — Зои, дорогая моя, ты даже не представляешь, что я сделаю с тобой, когда поймаю.
[indent] В магазинчике, в Косой Аллее, началась самая настоящая магическая битва, с применением почти всех возможных заклинаний. Трэверсу совершенно было все равно, насколько сильно он разнесёт магазин. Его главной целью была Зои Флэтчер, которая достойно отбивалась и заклинаниями, и окружающими её предметами. Ей было страшно, и это была нормальная реакция на происходящее. Мартин, или кто находился сейчас в теле молодого человека, совершенно не хотел упускать свою добычу. Флэтчер, как загнанная птичка в клетке, что примечательно, металась в помещении, предпринимая попытки к бегству. К счастью Трэверса, дверь на улицу и в подсобку Зои открыть не смогла — наверное, механизм заклинило. У неё был маленький шанс, до того момента, пока волшебник не заблокировал выход шкафом — теперь он контролировал и окна, и двери как на улицу, так и в другие комнаты. Откуда у него, у скромного человека в магии, были такие способности к заклинаниям? Спасибо Оливеру Трэверсу, который научил его многому, да-да, кузен, владеющий дуэльным клубом, решил передать часть своих знаний — он был одним из лучших. Родные братья ничего не знали о том, где иногда Мартин пропадал по вечерам, но именно там, в клубе Оливера, он научился не только базовым заклинаниям, но и некоторым, особо опасным. И все же их применять Трэверс-младший не собирался, ведь Зои ему мертвая совсем была неинтересна. Он хотел с ней, наверное, поговорить, однако она этого не поняла, и пришлось использовать достаточно радикальные и жесткие методы.

[indent] Зои правильно делала, что пряталась и защищалась от заклинаний. Она могла бы растеряться и забиться в угол, умоляя перестать разносить уютный (до этого момента) магазин и пугать её больше. Она, конечно, не понимала происходящего, да и времени на аналитику не было. Более того, рыжеволосая девушка вряд ли могла подумать, что Мартин Трэверс, её Марти, может причинить ей вред, даже легкий. А здесь получилось так, что Трэверс мог её убить. И он сам не понимал, что за зверь сидел в нем — он жаждал крови, и только страх в глазах Зои усиливал это желание.  Как дико Мартину хотелось увидеть в ее глазах желание пощады вперемешку со слезами, и чтобы её последний вздох принадлежал ему... Он не понимал истоки этой ненависти, но страстно желал причинить ей боль, а удивление как можно сильнее подталкивало его к действиям. Мартина никогда нельзя было назвать решительным, но тут он знал, что делать сейчас — с губ срывался крик заклинаний – то нападающие, то отражающие; любое движение было правильным и точным, как будто он всю жизнь провёл в магических войнах, бился насмерть. В глубине души Мартин поражался своим умением реагировать быстро и чётко на любые возникающие преграды — он понимал, что, так или иначе, доберётся до Флэтчер. Она будет его.

[indent] Поднявшаяся пыль не даёт разглядеть хищнику свою жертву. Палочка в руках волшебника готова в любой момент повиноваться своему хозяину, по крику или шёпоту. Последствия разрушений нельзя было оценить — пусть магия и творила чудеса, склеивая и собирая разбитые предметы воедино, только здесь были не только обычные предметы. Трэверса это совсем не волновало. Все, чем он хотел обладать — Зои Флэтчер, чьи ноги виднелись из-за прилавка.
[indent] — Зои, где ты? Милая, хватит играть в кошки-мы... — Мартин осторожно обходит прилавок, и... — Expelliarmus! — кричит молодой человек, не успев отразить отбрасывающее заклинания от девушки, отлетает на несколько метров, вырезаясь спиной в шкаф.

[indent] В глазах гаснет свет.

[indent] Несколько мгновений и Мартин приходит в себя. Из затылка капает кровь, руки изрезаны — и это только видимые повреждения. Молодой человек лежит у шкафа, осыпанный осколками стекла. Он не понимает, что произошло, но и соображать трудно, ведь голова и все тело болят настолько сильно. Трэверс пытается не шевелиться. Нарастающая боль производит отрезвляющий эффект, а затем на него накатывает адреналин, и он забывает про переломы и назойливую пульсацию в голове. Он знал, что он виноват в том, что здесь происходило, судя по погрому и по трясущейся волшебнице напротив него.
[indent] — Зои... Зои... Прости.

Отредактировано Martin Travers (2018-09-15 16:19:37)

+1

10

Страх пульсирует в теле парализующими волнами. Конечности наливаются свинцом и немеют. Легкие заполняются пылью. Легкие заполняются осколками. Легкие заполняются дымом. Зои кашляет, и слезы снова выступают на глазах.
"Марти, почему ты это делаешь".
Она хочет задать этот вопрос вслух, но боится себя выдать. Совсем не замечая, что медленно сползает на пол, оцарапав позвоночник о дерево и выставив ноги из-за прилавка, девушка прижимает к груди волшебную палочку обеими руками и закусывает губу. Она слышит звуки падающей мебели и разбивающихся сосудов. Она слышит заклинание, лишающее звуки шансов прорваться за пределы этого помещения. Она слышит шаги монстра, неоправданно и бесчестно захватившего тело ее Марти Трэверса - парня со спрятанной в смешке смущенной улыбкой и теплыми искорками в глазах.
Приготовившись, Флэтчер глубоко вдыхает ртом клубящуюся пыль и выкрикивает отталкивающее заклинание раньше, чем нападающий, - никак иначе назвать его нельзя, - успевает ей навредить. Ее палочка летит в сторону, но это не важно. Сейчас ничего не важно.
Время останавливается.
Пыль повисает в воздухе, искрясь в лучах заходящего солнца.
Стрелка перевернутых часов замирает за долю секунды до срабатывания ударного механизма.
Зои сжимает голову руками и застывает с перекошенным от ужаса и вопля отчаяния лицом.
- - - - - -
- Что скажешь, Зои? - Хагрид смотрит на нее в ожидании ответа. Она прослушала вопрос и съежилась, прижав к себе учебник, под выжидающими взглядами студентов.
- Я...
- Зои, есть ли шанс спастись от разъяренного существа, и, если да, то какой? - Хагрид снисходительно повторяет свой вопрос, заканчивая его подбадривающей интонацией. Это Зои нравилось в нем, - он готов был оказать поддержку и всегда был добр к ней.
- Зависит, наверно, от существа. Можно попробовать убежать, - Зои опускает глаза и понижает голос, потому что не уверена в том, что собирается сказать дальше, - или бороться.
Слизеринец в левом ряду громко ухмыляется и начинает улюлюкать. Как из аквариума Зои слышит его вопрос о том, как она собралась бороться.
- Я буду бороться так, чтобы не навредить ему. Потому что, в большинстве случаев, существо не хочет беспричинно тебя сожрать, Берк. Оно защищает себя и свою территорию. Оно не опасно, если не чувствует угрозу.
- Как насчет Василиска или Акромантула? Или ты думаешь, что они просто поиграют с тобой и отпустят? Их мама учила не играть с едой, Флэтчер! - Шутка Берка вызывает взрыв хохота. Зои краснеет и упирается взглядом в пол.
- Они все равно не заслуживают того, чтобы их убивали, - шепчет она и отворачивается, ища поддержки у Трэверса.
- - - - - -
Глухой удар головы о шкаф.
Часы начали бой.
Визг Зои отразился от стен.
Остатки мебели рухнули на пол.
Пыль осела.
Захлебываясь слезами и жадно хватая ртом воздух, Зои ползет к Мартину, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.
- Марти! Марти! - Девушка встает и пытается бежать, но ноги не слушаются, и она падает на колени, не сбавляя темпа. Исцарапав ладони о разбитые бутылки, Флэтчер добирается до Трэверса и обхватывает его лицо руками. Она чувствует, как волосы Марти прилипают к ладоням.
- Нет-нет-нет! Не закрывай глаза!
И дело здесь, наверно, не только в том, что она боится бессознательного состояния друга, но и в том, что в глазах Мартина Трэверса наконец появился Мартин Трэверс. Зои не знает, как и почему это произошло. Ей все еще страшно, что это снова повториться прямо сейчас, когда он беззащитный и сломленный лежит на полу, а его голова покоится у нее на коленях.
- Марти! Слышишь меня? - Слабый кивок. - Я помогу тебе. Эй! Эй! Не закрывай глаза. Пожалуйста, не закрывай.
Плечи вздрагивают от беззвучных рыданий, и Флэтчер шарит по полу в поисках палочки Мартина, - свою искать она будет долго. Марти сжал руку с волшебной палочкой, и Зои легонько стукнула по пальцам, чтобы он их разжал.
- Марти, пожалуйста, я хочу помочь тебе, - она сгибается, чтобы прошептать это ему в ухо, оставляя на нем красноватые следы от крови и слез. Он разжимает руку, и Флетчер овладевает палочкой.
- Vulnera Sanentur*, - негромко произносит Зои, и рана на голове Мартина медленно затягивается.
- Тебе необходимо к колдомедикам.
Девушка бессознательно гладит Трэверса по голове, кусая губы. Осознание собственной беспомощности и подкатывающая истерика давят на грудь, мешая дышать. К горлу подкатывает тошнота, и Флэтчер как можно быстрее и аккуратнее кладет голову Трэверса на пол, чтобы спрятаться в подсобке. Содержимое желудка фигурно украшает пол подсобного помещения, которое, к будущему удивлению Иджи, никак иначе не пострадает. Зои полощет рот в раковине и вытирает рот рукой, чувствуя на губах привкус соли и меди. Она возвращается в помещение и находит Трэверса сидящим у стены. Она боится подходить к нему и неосознанно делает шаг назад, смотря ему в глаза.
Она ждет...
Объяснений?
Оправданий?
Извинений?
- Марти... - Девушка поджимает губы, и глаза снова наполняются слезами.
Конечно, она подходит к нему.
Конечно, она падает перед ним на колени и кидается ему на шею.
Конечно, слезы пропитывают перепачканную футболку Трэверса.
Это закончилось.
Закончилось и больше никогда-никогда не повторится.

*

в разных источниках разная трактовка того, чьего авторства данное заклинание, так что я взяла на себя смелость использовать его как давно изобретенное и регулярно применяемое колдомедиками.

Отредактировано Zoe Fletcher (2018-09-15 23:33:36)

+1

11

[indent] Как пыль рассеивается, так и рассудок Мартина становится ясным, за одним маленьким исключением – он не помнит всех событий, которые происходили здесь. Его сознание отключилось, когда его зелье упало на пол, и послышался звон стекла — единственное последнее воспоминание. И все же он понимал, что здесь произошло что-то ужасное – именно то, что он впоследствии будет вспоминать много раз и столько же раз извиняться перед Флэтчер. Она один раз расскажет ему события этого дня, но только один — ей, как, впрочем, и Трэверсу, сюда возвращаться совсем не захочется, — слишком много боли и жестокости. Мартин знал, что этого она ему никогда не простит; это будет всплывать не только в её кошмарах, но и будет казаться, что все может повториться и наяву — любой спор может вылиться в это. Несмотря на то, что он каждый раз будет извиняться за это, даже если просто мысленно, он никогда себе больше не позволит вырваться монстру на свободу, только ни при Зои Флэтчер. Его птичка будет всегда в безопасности.

[indent] — Зои, прости, я хотел сказать тебе об этом, — его голос ломается, дрожит, а в глазах блестят слёзы, — что же я наделал, милая моя Зои, я думал, что этого никогда не случится.
[indent] Он смотрит на неё глазами преданного щенка, который сделал что-то плохое, и ожидал наказания от хозяйки. И самое странное было, что она, хозяйка его сердца, не отдалялась от него, а наоборот — всеми умениями и душевными силами пыталась помочь ему. В таких ситуациях, когда больное сознание управляло им, он всегда ощущал себя виноватым, но здесь это чувство достигло таких размеров, что он не мог держать это в себе — эмоции настолько зашкаливали, что его тело трясло в лихорадке и слёзы катились по щекам. Мартин видел, как Зои скрылась в подсобке, и почему-то он думал, что она уже пакует вещи, чтобы поскорее сбежать отсюда, от него прокаженного. Оставшись наедине со своими мыслями, Мартин с надеждой смотрел в ту сторону, откуда должна была появиться Флэтчер с чемоданами. Если она сделает так — она действительно будет самой умной девушкой, которую когда-либо он встречал. Нужно бежать от этого монстра и как можно скорее.

[indent] Трэверс попытался встать, но шум из подсобки заставил его не шевелиться, заставляя в напряжении ожидать чего-то неизвестного. Если Зои найдёт свою волшебную палочку, она может наложить сонные чары, послать сову колдомедикам или Моргеду, и его быстро отсюда заберут в Мунго. И, наверное, они уже больше не увидятся — это решение Трэверс считал правильным. Но она появилась, она идёт к нему. Она бросается ему на шею, и он, не сдерживая слез, начинает тихо, по-собачьи поскуливая, плакать. Мартин очень хочет заслужить её прощение. Он что-то шепчет ей на ухо, целует то в щеку, то в волосы. Прохладные лечебные руки волшебницы успокаивают его, она обнимает его, пытаясь защитить, но защищаться ей нужно самой, и все же она готова идти на самопожертвование — Трэверс действительно ей дорог. Как и она ему.

[indent] Наконец, когда все это закончилось, они ещё некоторое время сидели, застыв в объятиях друг друга, и созерцали весь ужас из разбитых вещей перед собой. Ничего не поделаешь, нужно было до прихода Иджи навести здесь порядок. В полном молчании, они поднялись, и, без слов понимая друг друга, начали, с помощью магии, восстанавливать разрушенное. Зои и Мартин были полностью погружены в свои мысли — это было видно по их лицам. Во время уборки, иногда, глаза Трэверса вновь становились стеклянными, но он бросал все и, тихо, почти незаметно, подходил к девушки. Он аккуратно брал её за руки, а затем заключал её в объятия — он не понимал, почему столь опасное присутствие Флэтчер влияло на него целебно, ему становилось легче дышать и чётко мыслить. Зелья не было, оно было в его магазине, бежать до него далеко — он не мог все бросить и скрыться, хотя очень хотелось. Девушка пусть и с опаской, но принимала его объятия, иногда вздрагивала, когда он слишком сильно стискивал её в своих руках.

[indent] И когда уборка подошла к концу, Трэверс заметил лежащий на полу букет полевых цветов, который он принёс с собой, чтобы поздравить Зои с первым рабочим днём. Букет просто упал со стола во время напряженной битвы, но не пострадал — никто не наступил его и не уничтожил. Мартин взял цветы и подошёл к девушке.
[indent] — Зои, я тебя люблю. И пусть ты не хочешь больше видеться — я пойму.

+1


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Летопись завершённых историй » 19/09/89, just a nightmare