1993, HP: TWISTED THINGS

Объявление

ГАРРИ ПОТТЕР
И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
18+
× осень 1993 года × эпизоды ×
× маленькие посты × полная импровизация ×
НОВОСТИ И ОБЪЯВЛЕНИЯ
02/10/18 Пять месяцев! Как вам такое?
26/09/18 Новая мрачная глава сюжета и новый восхитительный дизайн. Осень — время перемен.
02/09/18 Четыре месяца. Хватит пороха в пороховницах до шести?
02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Эпизоды из прошлого » 14/08/1993, taking back control


14/08/1993, taking back control

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

TAKING BACK CONTROL

http://sg.uploads.ru/XRd4g.gif http://s7.uploads.ru/mBZ4e.gif
never let me

I know I shut myself out... I know I'm in my way
Prisoner to my doubts. Can I be... ?

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

Leila Oakby & Ethan Rosier

14 августа 1993 года,
солнечное, довольно терпимое утро

Поместье Розье, Корнуолл

СЮЖЕТ
идеальное летнее утро, чтобы начать друг друга ненавидеть

Отредактировано Leila Oakby (2018-08-21 14:29:43)

+1

2

[indent] - Не пора ли этой женщине на пенсию? Как они только могут работать с этой чокнутой? Хотя нет, благодаря ей, издательство имеет огромный доход, вот уверена в этом. - Огромные глаза домовика смотрели на неё, застыв в нескрываемом недопонимании, немым вопросом зависнув и дожидаясь продолжения. - Хороший кофе, говорю.
[indent] Каждое утро, что она проводила в этом доме, начиналось одинаково - за завтраком, во время которого Окби с Розье обсуждали дальнейшие планы слизеринки, которая не то, чтобы не готова была определиться со своей дальнейшей жизнью, она была не способна даже выбрать наряд на вечер, разрываясь меж французским атласным платьем с глубоким декольте и чистым японским шелковым нарядом с открытой спиной. Но ее «покровитель» (как она называла его по секрету) настаивал на том, чтобы она поспешила в своих мыслях занять определённую позицию в отношении своего будущего, а также принимала активное участие в обсуждении утренних новостей, которые он озвучивал вслух из той самой газеты, которую она держала сейчас в руках, небрежно листая и кривясь от одной только мысли, что кто-то считает этот изданный абсурд первоисточником.

[indent] Кайдан уходил рано, едва допив свой кофе, целовал на прощание в макушку, бережно кладя руки на плечи. Утренний ритуал был не реже четырёх раз в неделю на протяжении двух месяцев, в остальное же время Окби слонялась по Лондону, встречалась с подругами, а ночевала в своём до ужаса отвратительном доме.
[indent] Не сказать, что жили они с отцом бедно, напротив, тот вкалывал за троих, тем самым обеспечив нелюбимой дочурке беззаботную юность, когда она и задуматься не могла о нужде, о материальных лишениях, которые никак не хотели восполнять пробелы, созданные отцовской нелюбовью.
[indent] Зато ее любил Розье и не скрывал этого. И любовь не выражалась в возложенных перед ней дарах, словах, поступках. Без гаданий на кофейной гуще, без построений астрологических карт и пасьянсах на Таро она чувствовала всем своим естеством, что нужна мужчине так же, как и он ей. И ради этой любви она могла выдержать все: эти разговоры о выпуске, о происходящих событиях в волшебном мире, которые пошатнули такую сладкую гармонию, царившую все то время, что она помнит себя. Ради него она готова была выбрать то чертово атласное платье, лишь бы он был счастлив, и даже подумывала взять спецкурс по Чарам, тем самым показав заинтересованность своей судьбой.
[indent] Сильная мигрень настигала ее тогда, когда мысль об одном огромном минусе ее отношений с Розье застревала в сознании. И пока этот минус отсутствовал в Корнуолле, она спокойно дышала, спокойно передвигалась по дому и окрестностям, не желая думать о том, что случится, когда Итан вернется. Возможно, сие бедствие никогда ее не настигнет, а ненавистный Розье младший потеряется где-нибудь во Франции, или с ним случится что-то нехорошее. Конечно, так думать нельзя, но карма еще та сука, а в отношении Итана она должна идеально срабатывать, уж больно часто он рушил жизнь Окби, начиная с первого курса, и пускай все его выходки были мальчишеской глупостью, но от них разило зачатками садизма.
[indent] - Пускай доброй души человек столкнет его с Эйфелевой башни. – Вслух подумала девчонка и пододвинула ближе остывший кофе.

Отредактировано Leila Oakby (2018-08-20 11:01:11)

+3

3

[indent] Вернувшись в Англию около недели назад, юноша не удосужился объявится в родных стенах, пропадая в гостях у однокурсников и новых знакомых. А зачем идти туда, где кроме домовиков никого обычно не бывает? Старший Розье предпочитал находиться в разъездах, в этом году они уже виделись пару раз, едва ли не превысив стандартный лимит. Младший не любил оставаться дома один - скучно. После шумных школьных коридоров, эмоциональной и яркой родни, а так же шумоголовых товарищей тишина казалась неестественной составляющей. Словно часы сломались, перестали тикать, но обращал внимание на это только он. Однако, чем ближе становилось первое сентября, тем увереннее наступал тот день, когда юноша перешагнет порог, дабы подготовиться к очередному учебному году. Последнему. Время пронеслось слишком быстро - волшебник не успел определиться с будущим, не желал ничего конкретного. Иногда даже хотел, чтобы кто-то из близких настоял на конкретной профессии и маг милостиво [с облегчением] согласился бы.
[indent] Аппарировав к дверям [не переваривал падающих ниц от неожиданности эльфов], чародей вошел внутрь, встречаемый Эбби. Эльфийка, самая ласковая и терпеливая из имевшихся, бросилась к молодому маг с особым восторгом. Им было положено любить владельцев, они делали это искренне и от всего сердца, вкладывая смысл своего существования в услужение, но она... она обожала Итана. Никогда ничего не говорила, но мальчишка видел, что в тайне это создание рассчитывало остаться с ним, если повзрослевший наследник соберется переезжать. Юноше, конечно же, было наплевать, хотя он принимал завышенное почтение и чаще обращался к ней.
[indent] - С возвращением, хозяин! - Огромные глаза, тонкие неровные пальцы схватившие подол странной серой одежки. С первого взгляда Розье почуял неладное, отмечая как нервничает домовик. - Мистер Розье-старший оставил свою гостью! - В трепещущем взгляде читалось только «прогоните её к Мерлину, пожалуйста». Итан не переносил чужих в доме - Эбби брала с него пример. Злой чародей - к беде.
[indent] - И кому же желает смерти наша новая зверушка? - Вывернув из-за угла, чародей недовольно окидывает взглядом блондинку. Кривится. Узнал это мерзкое создание еще по голосу. Словно ему в Школе было мало терпеть общество идиотов в гостиной Слизерина. - Эб, надеюсь вы плюнули ей в кофе, как я велел делать всем гостям? - Домовик молча хлопает глазами и щелкнув пальцами, исчезает. Провокационные вопросы же, когда тебе надо быть хорошей сразу для двух хозяев. Один, при этом, рад гостье, а второй убивает взором светло-голубых глаз.
[indent] - Раз отец притащил в наш дом непонятно чье отродье, - достает из холодильника не распечатанную пачку сока, - значит, опять себе подстилку нашел. Очаровательно. Когда вы уже все передохните, - последнее произносит более тихо, опираясь на столешницы и рисуя взглядом девчонки дорогу на выход. "Выметайся", - и ей бы лучше убраться подальше пока он не вспомнил, что целых два месяца ни над кем не издевался.
[icon]http://s7.uploads.ru/cMh3g.gif[/icon]

Отредактировано Ethan Rosier (2018-10-10 16:36:14)

+3

4

[indent] Чего-то подобного она ожидала, с нескрываемым презрением отзываясь о младшем хозяине этого дома. Как бы не обращались с домашними эльфами по-скотски, они все равно не смели перечить и услуживать не в полной мере. Поведение Окби должно было вызвать хоть какую-то реакцию, но от маленького существа и след простыл, не успела она схватиться и за свой нетронутый кофе. Впрочем, в этом не было ничего необычного, да и сам день был схож со всеми предыдущими, в лучшем случае, сегодня она вновь вытянет Кэйт на прогулку в Лондон. На этот раз они обойдутся и без предсказаний. В последний раз, когда подруга утаила правду, Лея попала в самый эпицентр драки, и если бы не Кайдан, она бы не сидела сейчас в его доме, не планировала, чем занять себя в последнем учебном году. И как бы не отравлял ей жизнь все эти годы Итан, его отец стал для Окби спасителем и божеством.

[indent] К превеликому сожалению, волшебница сама накликала беду, о чем в последствии, естественно, успела пожалеть и проклясть вездесущий закон подлости. Она так и не научилась запрещать себе думать о вещах, которые были противны, переключаться на менее отвратительные, не поддаваться искушению поистязать себя. Розье-младший возник внезапно, и было бы желательно, чтобы он скорее и ушёл. Но противный брюнет все ещё стоял на пороге столовой, а его нагнетающая аура успела пробраться в каждый уголок комнаты, отчего стало уж совсем неуютно, но демонстрировать это она не собиралась.
[indent] - Все надеялась, что ты подавишься багетом и умрешь. - Безразлично ответила блондинка, как если бы в таком духе начинался любой их разговор. Ах да, так оно и было на самом деле. И пока их встречи не выходили за пределы школьной территории, было ещё терпимо. Но теперь, коль это создание вернулось из своего  лягушачьего болота, то визиты к Кайдану придётся отложить или перенести в более благоприятные условия. Лишь бы не лицезреть каждое утро этот кошмар.
[indent] Кофе она отодвинула на край стола, демонстративно приподняв брови, смешав и удивление, и отвращение в одном взгляде. Ей хочется отвесить ему пощечину за слова о ее спасителе, зацепившее сильнее привычных недружеских перепалок. Итан мог сколько угодно оскорблять Окби, но коль он считает, что его же отец неразборчив в связях, то это прямое доказательство того, что мальчишку пора сослать куда подальше.
[indent] - Видишь ли, милый, - она убирает салфетку с колен, встаёт из-за стола и все с той же полной чашкой направляется к Розье, - кто угодно передохнет, лишь бы я смогла быть с твоим отцом ВСЕГДА. - С этими словами она на мгновение замирает, почти подойдя вплотную, будто бы очнувшись, она выливает содержимое на своего оппонента, удивленно так разглядывая стекающую с него жидкость на пол. - Ой, какая я рассеянная бываю. Только жаль, что кофе остыл.

+2

5

[indent] Он уже не помнил с чего началась их неприязнь, чуть более острая, чем со всеми остальными ничтожествами в Школе; что в ней зацепило его [светлые волосы? глупый взгляд? мерзкий писклявый голос?], вынудив с особенным удовольствием толкнуть в спину, наблюдая выразительное падение. Зато прекрасно знал в какой момент это чувство возросло и окрепло, еще тогда, на первом курсе: во всем была виновата Шляпа и её опрометчивое желание отправлять на серебристо-зеленый факультет всякий сброд. Розье не рассчитывал видеть тупую улыбку каждый день в гостиной Слизерина и собирался позабыть о девчонке до удачной возможности вновь унизить её, но запертые в общих стенах они стали вынужденными пленниками общества друг друга и брюнет решил наслаждаться этим, а не страдать. Методично рос в своих пакостях и их перепалках, позволяя с каждым годом себе больше и больше. Наверное, надо было даже задуматься о том, чтобы как-нибудь ощутимо испортить ей последний курс, да вот только девица успела напортачить сама. И теперь, видимо, разбираться придется ему.
[indent] - Таким жалким букашкам как ты только и остается, что надеяться, - ядовито парирует, строя наигранно-лживое сочувствие в приподнятых уголком бровях. О чем она вообще думала когда располагалась в стенах этого дома? Гроб уже заказала? Завещание написала? Впрочем, у нее ведь никого и ничего не было. Адекватно любимые дети не играют в жестокие игры со сверстниками, ни в роли жертвы, ни в роли палача. Сверлит её взглядам, расслабленно-вальяжно допуская оплошность в том, что подпускает девицу к себе так близко. Или он подсознательно только и ждал, что повода? Красной тряпки, брошенной быку и позволяющей вступить в схватку? «Всегда», - Розье рассмеялся бы ей в лицо, если бы не остывший кофе, пролившийся на его одежду. Зря. Его взгляд меняется мгновенно. От насмешливо-издевательского к ядовито-яростному. Темнеющему, кровожадному, пристальному. Итан не дергается от жидкости, лишь стискивает сильнее зубы перед тем как взмахом выбить кружку из руки блондинки. Фарфор бьется на несколько крупных кусков, но еще до того как стихает звук, слизеринец хватает Окби за ладонь, выворачивая ту в неестественное положение до тех пор, пока не слышит писка срывающегося с ее губ.
[indent] - Наивная идиотка, - приглушенно выдает отравленные слова. - Кому ты нужна? Ни красоты, ни ума, ни фигуры, Зато достаточно тупая, чтобы отец бросил тебя, уехав в очередное путешествие, и ты не смогла доставить ему проблем. Всегда?! - Наконец позволяет себе рассмеяться, впиваясь пальцами в бледную кожу собеседницы. - Я бы посмотрел за этим спектаклем, если бы актриса была чуть посимпатичнее, - выпуская, отталкивает волшебницу от себя, не церемонясь с тем врежется ли она в стул или стол за своей спиной. Напротив, желает ей побольнее впечататься в них, дабы урок лучше запомнился. - Уберешься сама или мне тебе помочь? - Оборачиваясь к столешнице с кухонными приборами на которую опирался, достает из формы цельнометаллический нож. - Оставлю от тебя привет: какой палец не жалко?
[icon]http://s7.uploads.ru/cMh3g.gif[/icon]

Отредактировано Ethan Rosier (2018-10-10 16:35:54)

+3

6

[indent] Кто такой Итан Розье? Итан – персональный кошмар Окби. Монстр, что прячется под кроватью или в платяном шкафу, может нечаянно утопить в Черном озере, запугать так, что коридоры покажутся темными и страшными лабиринтами. И чем старше становится Окби, тем глубже ее страх. Не тот, от которого по-девчачьи дрожат коленки, стоит подойти бесшумно из-за спины и крикнуть на ухо; осознанный, подступающий к горлу каждый раз, когда Розье находится рядом; твердящий, что настанет день, когда он добьет ее окончательно.
[indent] Стекающие по одежде кофейные разводы радуют глаз – минутная благодарность судьбе, что ее тиран вернулся именно сегодня и застал в своем доме. Отличная возможность позлить, заставить кричать на нее, беситься, выпроваживать, угрожать – полный набор мазохиста, брошенный вызов. Слишком долго она этого ждала. Наслаждаясь, лелея свои мечты, в которых Розье оказывается за бортом своего самодовольства. 
[indent] - Ты ничего не знаешь обо мне и твоем отце. – Прячет испуг за бегающими вверх-вниз ресницами в такт учащенному пульсу, но взгляда не отводит, слишком часто она позволяла ему издеваться над собой. Однажды это должно было дойти до точки невозврата. Повезет, если к концу учебного года она останется жива.
[indent] Дергает руку на себя, пытаясь вырваться, пусть и загнанная в очередной раз раненным зверем, но рефлекторно, ведь когда-нибудь, но это должно было сработать. Не в этот – пальцы смыкаются до ноющей боли. Еще одна напрасная попытка освободиться приносит двойную порцию обжигающего беспокойства за то, что сегодня целой она уже не уйдет отсюда. И только брошенные ей в лицо слова отскакивают, не задевая. Не впервой слышать, как сильно слизеринец ненавидит ее, подчеркивая интонацией, пытаясь задавить эго, воспрянувшее после ее ошибочного движения рукой, перед тем, как приукрасит вылитым кофе и без того помятый вид сокурсника.

[indent] Кайдан не знает, какие отношения связывают этих двоих. Окби умолчала, да и сам Розье-старший не спешил лезть с расспросами о своем сыне, имя которого произнес от силы раза два. Как так совпало, что ее спасителем оказался человек, выпустивший в мир чудовище, что преследует ее? Кайдан не должен узнать, что гематома на пояснице от столкновения с краем стола, была оставлена его сыном.
[indent] Сползшая после удара Окби поднимается с пола, отталкивая ногой от себя опрокинутый стул. Еще не поздно аппарировать, как делала не раз, стоило встретить на своем пути это мерзкое лицо, вызывающее помимо того самого страха еще и тошноту. Ей дают шанс сбежать. И она делает это. Но вместо того, чтобы сохранить себе жизнь, она загоняет себя в очередной тупик – срываясь на едва целых ногах в сторону лестницы наверх, в единственное место, которое представляется безопасным – спальню Кайдана.
[indent] - ЧЕРТ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ, ИТАН! – Кричит, подпирая дверь, едва совладев с позолоченным замком, заклинившим на полторы секунды, за которые Окби успела проклясть все на свете и себя в том числе.
[indent] Все еще смятые простыни. Домовики не спешили с уборкой, пока девчонка не уходила из дома. Ее сумка все еще валялась открытая у ножки столика. Осталось только добежать до нее и свалить подальше.

+2

7

[indent] Ох, он ничего не знает о них? И откуда только у вселенной взялось столько тупости, чтобы вложить в эту белобрысую голову, раз она не в состоянии сложить два плюс два: Итан понимает их обоих лучше, чем они друг друга. Первый - его отец. Не самый идеальный пример товарища и наставника, но все-таки его. Единственный родной человек, как бы жизнь не расталкивала их по разным углам - и раз у него не осталось матери, то юноша будет верить в то, что есть второй родитель и что они похожи. Вторая - редкостная дура. Семь лет живущая вместе с ним в Подземельях, ходящая на одни и те же уроки. Как бы она не избегала его и как бы ему было не наплевать на её жизнь, Розье все равно подмечал манеру поведения, вкусы, компанию подруг. Запоминал в каком коридоре подловить её, если станет скучно. Куда морально ударить, чтобы стало больнее. Кто после этого станет спорить, что чародей имеет отличное представление о том, с кем связался каждый из этой парочки? Хотя, гораздо важнее то, что юноша этим пониманием собирался манипулировать, но Окби об этом думать не следовало.
[indent] С удовольствием наблюдает очередное её падение в его ногах. Ей бы остаться там навсегда, возможно, прожила бы дольше и меньше носила на своем теле следов недовольства. Но у нее, само собой, не хватит ума ни на это, ни на то, чтобы унести ноги. Забыть как страшный сон обитель Итана, осознав наконец, что по доброй воли пришла в логово монстра и принялась мирно завтракать за его столом. Закатывая глаза в след убегающей девицы, брюнет обреченно взывает к небесам: кажется, пора подбирать место для трупа. Они забавно и лаконично игрались в кошки-мышки, но коль девчонка перешла все границы идиотизма, от нее пора избавляться окончательно. И до того, как она побежит плакаться папочке. Не своему, конечно же. Сжимая в ладони рукоять, волшебник аппарирует в спальню отца, слыша знакомый хлопок дверью.
[indent] - Серьезно?! - Появляется перед её лицом, когда блондинка наваливается на дверь, становясь преградой между ней и всем остальным помещением. - Ты ведь в курсе, что это мой дом?! - Насмехается, наслаждаясь ужасом и растерянностью в её взгляде. Не спешит, позволяя ей прочувствовать, что она самолично заперла их вдвоем. Все еще можно воспользоваться возможностью переместиться, но вещи, естественно, останутся здесь. Брюнет следит за её взором, оборачиваясь назад и замечая сумку возле столика, а правее от него смятую постель. После ухода отца домовики бы тут же навели порядок, значит, тот, кто валялся в кровати, все еще находился дома. Бешенство подкатывает к горлу, душа мальчишку без объяснения причины. Оборачиваясь, он еле сдерживается, чтобы не ударить её по лицу. Слишком заметно. Подавляя вспышку ярости, омерзительно улыбается, подступая ближе.
[indent] - А ведь тебе еще со мной целый год учиться. Темные коридоры, старые кладовки, густой лес... - Так что ты либо будешь слушаться, - поставляет лезвие к её горлу, - и забудешь дорогу в этом дом и к моему отцу. Либо все прошлые шесть лет нашей милой дружбы покажутся тебе раем. Что выбираешь? - Давит холодной сталью на бледную кожу, предвкушая как любое движением оставит на шее кровавую полосу.
[icon]http://s7.uploads.ru/cMh3g.gif[/icon]

Отредактировано Ethan Rosier (2018-10-10 16:35:35)

+2

8

[indent] Чувствует гладкую поверхность дорогого дерева, в которую упирается лопатками, все еще решаясь пуститься за сумкой и убраться прочь. Но охотник не медлит, не думает дать ей фору, играя нечестно, хотя какая честь, если речь идет об Итане Розье? Капкан жадно смыкается на ее шее, отчего каждый новый вздох дается с большим трудом. Синяк на пояснице ноет, как и ушибленная нога. Помощи ждать не от кого. Проклятые домовики подчиняются только хозяевам, что делает положение еще более затруднительным. С ужасом она вспоминает о том, что за нездоровыми отношениями двух сокурсников может кто-то подглядывать, и кара тому, кто что-то да ляпнет старшему хозяину дома. Она лично свернет шею. Но пока сама оказывается в незавидном положении. Сильнейший всегда побеждает. Всегда побеждает Итан. И Окби выпала честь быть его жертвой – надежда, что однажды ей воздастся за страдания.
[indent] - Отвали. – Выдыхает в лицо, не желая пререкаться и отвечать напрямую, но все еще хлопает ресницами, отгоняя страх поглубже, внутрь своего я.
[indent] Она не готова бежать без своей палочки, еще чего доброго и этот идиот додумается сломать, или найдет в ее сумке еще что поинтереснее, компрометирующее, но пока нет ни единой возможности подобраться к своему имуществу.
[indent] Охотник выжидает, подавляя остатки уверенности новыми угрозами. Где-то на периферии она слышит Кайдана. Не того, который каждое утро заставляет ее участвовать в разговорах, когда хочется насладиться завтраком в тишине после долгой ночи. А того самого, который закрывает ее своими плечами, поднимает над собой и усаживает, как маленькую девочку, на колени, шепча то, что предавать огласке не стоит.
[indent] - А теперь посмотри туда, - бросает быстрый взгляд в сторону кровати, - два месяца, почти каждый день здесь я люблю твоего отца. – улыбается, насколько хватает сил не дрожать уголками губ, - и для него я не тупая, и не страшная. Так что ИДИ ТЫ К ДЬЯВОЛУ. – Бьет своей коленкой Итана по ноге; лезвие ножа еще сильнее впивается от неожиданного движения в кожу, шкрябает, но не настолько глубоко, чтобы пустить кровь, саднить, но не порезать. Сколько есть сил она захватывает руку с ножом и пытается убрать подальше от себя. Но шансы невелики при таком сравнении сил, потому все только напрасно, лишь оттягивает время чего-то неизбежного, о чем и думать не смеет.
[indent] Мысль о том, что об этом узнает Кайдан, уже не кажется такой ужасающей, напротив, пора Розье раскрыть глаза и отправить этого гребанного садиста куда подальше.
[indent] - Ублюдок, ты еще пожалеешь. – Шипит она во время очередной попытки дотянуться рукой до лица сокурсника. – Ты еще пожалеешь, что вовремя не подавился французским багетом и не сдох.

Отредактировано Leila Oakby (2018-09-07 00:15:31)

+2

9

[indent] Сопротивляется. Зря. Раззадоривает его, размахивая перед оголодавшим хищником куском свежего мяса. Сколько он притворялся хорошим мальчиком? Месяц? Два? Играл роль прилежного наследника, мысленно сцеживая змеиный яд в дорогие бокалы напыщенных тетушек. Держал их на расстоянии, но был искусно вежлив, позволяя представлять себя  именно таким, каким бы они хотели его видеть. Теперь, вернувшись в Англию, скрывающую безобразия за густым туманом и многими километрами, ничто не мешало ему вновь превратиться в самого себя. Выйти на охоту, где юноша всегда, неизменно и жестко, становился победителем. И даже недавняя встреча, принесшая в жизнь молодого волшебника свежие эмоции, не могла так скоро искоренить в нем злость. Если вообще оказалась бы на такое способна.
[indent] Шипит от удара, морщась, но не выпуская оружия. Папочка, им обоим на беду, внушил этой белобрысой девке какие-то крохи самооценки, которую Итану придется опять из неё выбивать. Всего шестьдесят дней, а она уже подняла голову, позабыв о своем лучшем кошмаре? Ничего, скоро опомнится, когда окажется заперта с ним за стенами одного замка, в соседних помещениях. Если решила вести себя так, то явно не планирует доживать до выпускного бала. Пока девчонка увлечена попытками отвести от себя острое лезвие, взбешенный наглостью и новой ссадиной волшебник хватает её за волосы на затылке, путая пальцы в светлых прядях. Стискивает до всхлипа, срывающегося с её губ, и проступающих на глазах влажных следах. Смеется. Власть приходит к нему обратно принося вместе с собой удовольствие от одерживаемой победы. Но это, безусловно, чародею мало.
[indent] - И что ты мне сделаешь? - Выворачивает захват так, чтобы ей было еще больнее. Тащит за собой, грубо толкая вперед. Ведьма пытается сопротивляться, ударить его снова, рискуя при этом напороться на оружие, ногтями удачно впивается в запястье и те вгрызаются в кожу до отчетливых лунок. Вместе с недовольным рыком, Розье отпихивает девицу от себя, с особым усилием бросая её на кровать, стоящую у них на пути. Ударяясь ногами о деревянное изножье, Окби падает на смятые прежде простыни. Глядя на постель, мальчишка вспоминает слова однокурсницы про своего отца. «Любила», - повторяет слово с мерзкой интонацией, именно так, как воспринимает его. Презирает её воображаемые чувства и бесится от того факта, что эта дура приписала их к его отцу.
[indent] - А давай-ка я освежу тебе воспоминания об этой кровати? - Подходит к ней до того, как она успевает отскочить в сторону, к палочке, хватая за лодыжку и рывком возвращая на место. Возраст уже берет свое, делая его сильнее физически и выносливее. Лейла пытается встать, отбиться, за что снова оказывается схваченной за волосы. - И чем это папочка тут заинтересовался, а? - Едко усмехается, пряча нож за ремень на спине. Хватает блузку на груди, стискивая ткань до упора, и дергает за неё, срывая две или три верхних пуговицы.
[icon]http://s7.uploads.ru/cMh3g.gif[/icon]

Отредактировано Ethan Rosier (2018-10-10 16:35:21)

+2

10

[indent] Но Дьявол, как бы ни кричала блондинка, как бы ни взывала к королю боли и страданий, не спешил навещать грешную землю, не менее грешную обитель Розье, чтобы покарать последнего, или хотя бы забрать с собой. Если верить маглам и их байкам, то в аду довольно весело, Розье бы сразу вручили вилы и приставили к котлу с грешниками. Для Итана – это, должно быть, был бы своеобразный рай.
[indent] Только не для Окби, которая все еще продолжала биться в его руках пойманной птицей, извиваться змеей, норовя укусить, но его пальцы будто бы стали продолжением рукоятки ножа, лезвие которого, то упиралось ей в шею, то позволяло сделать глубокий вдох. И в этом было нечто романтичное, о чем там много писали символисты, танец этот был подобен надрывистому крику, мольбе о пощаде, полон усталости, рвения к смирению, но пойманная зверюшка все еще желала жить. Романтика – своеобразная квинтэссенция тонкой грани между жизнью и смертью. Если бы она была только уверена в том, что Розье способен ее убить…
[indent] по-настоящему.

[indent] Романтика заканчивается тогда, когда боль перестает доставлять наслаждение, когда танец останавливается, открывая дорогу нестерпимым ощущениям, от которых не то, чтобы слезы начали стекаться по щекам (нет, это началось задолго), девчонка так и лишилась голоса, оцепенев от боли, что парализовала связки, позволив жить только случайному стону и то потонувшему в новых всхлипах.
Умри, я хочу, чтобы ты умер, - заевшая пластинка на проигрывателе, старая, как и попытки довести ее до самоубийства в лучшем случае.
[indent] Ничего. Она ничего не сможет ему сделать. Каких-то шесть лет она пыталась отодвинуть его от себя, но не выходило. Почему же должно было получиться сейчас, когда самое удачное время избавиться от нее раз и навсегда без свидетелей?
[indent] Ничего. И это ничего она громко проглатывает, хватаясь за руку своего палача.
[indent] Она ничего не сделает.
[indent] - Кай-дан… - хрипло, надрывисто, по слогам. Повторяет еще раз, захватывая освободившимися пальцами простыни, чтобы оттолкнуться, соскочить, но не успевает. И ей уже безразличны пульсирующие гематомы на ногах и руках, издевательски кривит губы от любого зрительного контакта с Розье.

[indent] Все еще утро, яркое, едкое, солнечное, заливающее спальню второго этажа своим нестерпимым светом, который никак не вяжется с происходящим внутри комнаты. Портьеры до самого пола, разбросанные кое-какие вещи у входа на балкон, открытые панорамные окна, через которые было бы так легко услышать проходящему крики, если бы не глушь.
[indent] Скомканное иссиня-черное покрывало с правой стороны высокой кровати из старинного дорого деревянного материала. Отличающиеся своей белизной простыни, на которых все еще она, а рядом он. И между ними та пропасть, которую ничто не способно заполнить. Выстроенные ненавистью и злостью стены. Но если приглядеться получше, то в это прекрасное солнечное утро разломанная мозаика собралась по кусочкам, фрагмент за фрагментом, идеально выписывая картину, то, что было так давно спрятано от глаз.
[indent] - Как я тебя ненавижу. – Тихо, мягко, почти любовно, успокаивает на секунды две, а затем требует еще. – Как сильно я тебя ненавижу. – Даже с выглядывающим из-под блузки бельем она продолжает смотреть на него, не выплевывая слова от омерзения, а цедя сквозь стиснутые зубы. – Ненавижу.

+1

11

[indent] Голубые глаза, еще более яркие и чистые под лучами рвущегося в комнату солнечного света, блестят безумным восторгом, потеснившим одинокую злость. Губы вытянуты в самодовольной улыбке. По телу проходит слабая, но ощутимая дрожь, заметная даже со стороны. Пальцы сильнее сжимаются, вырывая вместе с проклятиями новые порции всхлипов и слёз, таких сладких, что хочется заснять на колдографию и разглядывать после как она корчилась перед ним в своих очаровательных муках. «Ненавижу», - цедит ведьма. Произносит самые желанные слова, накрепко переплетая его ярость с удовольствием. Смотрит на представшего перед ней мучителя, точно адресуя фразы именно ему, подкрепляя их неразрывным зрительным контактом. В нем полно объяснимого [но от этого не становящегося адекватным] и логичного гнева, но это чувство наслаждения иррационально. Необоснованно и восхитительно.
[indent] Почему ей досталась роль жертвы? Итан не знает сам. Не помнит, что в той одиннадцатилетней девчонке, еще даже не распределенной к нему на факультет, стало катализатором их «отношений». Да, блондинка была омерзительна [и эти проклятые светлые волосы от которых его душит приступ тошноты], однако сколько таких же бродит по коридорам? А еще хуже? Грязнокровки, защитницы эльфов и прочего отребья, всякие подружки рыжих идиотов и их многочисленные родственники. Целый факультет, вызывающий презрение одними только своими принципами... И все-таки среди них выделилась Она. И ей за это страдать. Едва ли окончание Школы что-то изменит. Едва ли девчонка доберется до него целой.
[indent] Опрокидывает Окби обратно на кровать, забираясь сверху. Отпуская волосы, перехватывает руки, оставляя очередной набор будущих синяков, и насильно выпрямляет их вниз, немного разводя в стороны. Придавливает ногами, садясь на колени так, чтобы они фиксировали руки ведьмы под сгибами, в начале предплечий. Переносит на них собственную массу тела, снова довольствуясь тем, что даже мягкость матраса не уберет дискомфорт до конца. Улыбается. Тянет время, проникаясь процессом до мельчайших деталей. В учебное время трудно позволить себе подобную роскошь: остаться с игрушкой наедине, не переживая, что кто-нибудь объявится и испортит веселье. Да и, признаться, она сама никогда не раздражала юношу настолько, всегда оставаясь в пределах Хогвартса и исчезая на период каникул.
[indent] - Но ты ведь можешь ненавидеть меня еще сильнее, правда? - Не так, чтобы вспомнить с печалью потраченные на переживания школьные годы, а настолько, дабы [если она переживет этот год] чародей снился ей в самых страшных ночных кошмарах до дня смерти. - Просто еще не знаешь об этом, - раскрывает блузку с той же легкостью с какой вспарывает мысленно её грудную клетку. С сорванными пуговицами она уже плохо справляется со своей обязанностью прикрывать наготу, но Розье не любит когда ему мешает что-то или кто-то. Снять бы вовсе, да слишком много возни, поэтому приходится ограничиваться видом от шеи и до точки немногим ниже солнечного сплетения. Нож снова сверкает лезвием на солнце, оказываясь у своего владельца [надо привести такой в этом году с собой на занятия], и Итан упирает острый кончик в ложбинку под шеей жертвы. Ведет им вниз, оставляя тонкую, почти идеально ровную полоску. Желает увидеть кровь, но пока не заходит так далеко, действуя на поводу у капризных бесов. Лезвие резко отрывается от кожи, оставляя ссадину после неловкого движения, и проскальзывает под перемычку бюстгальтера на пару сантиметров. Поддевая её, слизеринец перерезает преграду, которая распадаясь на две части оголяет грудь.
[icon]http://s7.uploads.ru/cMh3g.gif[/icon]

Отредактировано Ethan Rosier (2018-10-10 16:35:06)

+3

12

[indent] За всеми этими признаниями «в любви» она и позабыла, что все еще находится в некогда святом месте, служившим ей убежищем от внешнего зла уже как с месяц, а теперь оскверненном налетчиком, чье имя и лицо страстно презирала и пыталась искоренить из своей памяти.  Не сказать, что слизеринец был похож на отца, ну уж нет, ни одна черта ни разу за все это время не напомнила ей о больном, скорее залечивала старые раны, шрамы, которые только начали покрываться новой корочкой, содрать которую хотелось теперь вновь.
[indent] От мысли, что еще этой ночью здесь было так сладостно, а теперь разрывает на части, стало еще хуже – легкое головокружение, сродни тому, когда она упала еще в столовой, сродни тому, когда она стукнулась о кровать, успев только подумать о предстоящей боли.

[indent] То положение, в котором оказалась Окби, большее нельзя было называть опасным. По крайней мере, Розье явно не собирался убивать её прямо сейчас, пускай для этого был самый удачный момент. То, что видела она сейчас в его глазах, каким прерывистым было его дыхание, говорило о том, что её тиран только вошёл во вкус, и что все только начинает набирать обороты, будто бы всех этих падений и угроз не было, будто все это она только выдумала, будто бы мозг подменял яркими картинками серую реальность, в которой бы она жила до сих пор, не будь в её жизни Розье.
[indent] Скованная, частично парализованная, она чувствовала запах моря, не тот аромат разбивающихся об скалистый берег волн и свежесть бриза, скорее гниющих на прибрежной полосе водорослей, постоянно влажного песка. Она поморщилась в попытке спугнуть рецепторные видения, сделала очередную попытку пошевелить рукой, придавленной к матрасу, но лишь сделала больнее. За все эти годы она так и не научилась главному - чем больше сопротивляешься насилию, тем хуже делаешь самой себе. И это сопротивление вошло в привычку, во что-то рефлекторное, полуосознанное. Кажется, ей нравилось причинять боль самой себе, но в этом она точно не могла бы себе признаться.
[indent] - Кай... Итан..., - едва различимо проговорила она, когда холодная сталь коснулась контрастирующей разгоряченной кожи, - Итан... Повторение стало более осмысленным, но никакая просьба в нем не звучала, будто бы она автоматически произнесла набор букв, а не пыталась достучаться до восседающего на ней колдуна.
Она повторила его имя ещё раз, когда нити белья предательски расползлись под давлением острого лезвия, когда она вновь смогла набрать полные легкие воздуха и на последнем выдохе произнести «Итан».
[indent] Лейла зажмурила глаза - солнце поднималось все выше, заливая своим теплом теперь и кровать. Это никак не гармонировало с тем, чего девчонка ожидала сейчас: новой насмешки, новой боли, возможных порезов, которые бы исполосовали её раскрытую грудь или живот, все это никак не соотносилось с тем, каким прекрасным было утро, когда она только проснулась и обнаружила рядом с собой ещё тёплую подушку, аромат мятного шампуня и цитрусового мыла. И эти воспоминая захлестнулись ее, проникли внутрь застывшего в страхе сердца, отозвались в голосе:
[indent] - Я люблю тебя..., - повисшая в воздухе тишина заполнила все возможное пространство, ... Кайдан.

Отредактировано Leila Oakby (2018-10-12 08:17:20)

0


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Эпизоды из прошлого » 14/08/1993, taking back control