1993, HP: TWISTED THINGS

Объявление

ГАРРИ ПОТТЕР
И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
18+
× осень 1993 года × эпизоды ×
× маленькие посты × полная импровизация ×
НОВОСТИ И ОБЪЯВЛЕНИЯ
02/11/18 Побывали во временах Основателей, спровоцировали скандал, забрали у Итана нож — празднование полгода 93 удалось!
02/10/18 Пять месяцев! Как вам такое?
26/09/18 Новая мрачная глава сюжета и новый восхитительный дизайн. Осень — время перемен.
02/09/18 Четыре месяца. Хватит пороха в пороховницах до шести?
02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 16/10/1993, Sweet little lies


16/10/1993, Sweet little lies

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Sweet little lies


https://i.imgur.com/Iduu44B.gif https://i.imgur.com/OtIMBoo.gif
https://i.imgur.com/wMIHHL3.gif https://i.imgur.com/8oTICeM.gif
J2 - Sweet Little Lies

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

Adelaide Whitby & Alexander Alderton

16 октября 1993 года

коридор у входа в гостинную Слизерина

СЮЖЕТ
Стычка ворона и змеи может лишить льва одного из них, или обоих.

Отредактировано Alexander Alderton (2018-08-09 16:21:53)

+2

2

— Вы слишком строги, милый пилигрим, к рукам своим, — Уитби потупила взгляд и легким движением отбросила длинные темные волосы назад. — Как грех ваш ни толкуй, в таком касании мы свято чтим безгрешный пилигрима поцелуй.
Она произнесла последнюю строчку несколько раз, добиваясь нужной интонации: голос должен был звучать нежно и с легким придыханием, чтобы казаться правдоподобным. Только после пары попыток Эйда осталась довольна тем, как ею был отыгран сегодня небольшой отрывок из пьесы. Она кивнула своему отражению в зеркале и несколько минут покрутилась перед ним, проверяя внешний вид. На ней все еще была форменная юбка серого цвета, такие же гольфы, тонкий шерстяной джемпер (в этом месяце в коридорах замка становилось достаточно прохладно - осенние ветры умудрялись пробираться даже сквозь массивную каменную кладку), а под ним - белая рубашка из тонкого шелка. На груди серебрилась в зелени слизеринская змея.
Девушка подошла к оставленной на парте сумке, спрятала в нее тонкую книжку Шекспира, полную заметок на полях, взяла мантию и вышла из пустого класса, напевая себе под нос.
В коридорах Хогвартса было пустынно. Аделаид повстречала только стайку гриффиндорок, о чем-то шушукающихся за статуей гоблина. При виде Уитби компания шестикурсниц подозрительно замолчала, и все они уставились на Эйду, вытаращив свои глупые рыбьи глаза. Девушка громко фыркнула и проплыла мимо, вздернув подбородок так высоко, что спустя пару секунд заныла шея.
Тупые коровы. И о чем они, интересно, беседовали? Наверняка о том же, о чем судачила минувшую неделю вся школа. Хорошо, что в последние дни произошло много нового (придурковатого хаффлпаффца стошнило на ботинки профессору Снейпу, а третьекурсница с синего факультета случайно приобрела в “Зонко” икательные леденцы вместо обычных сладостей, так что чуть не довела профессора МакГоннагал до нервного срыва, принимаясь икать во время занятий). В противном случае Нолан Поукби и Алекс Элдертон так и оставались бы главной темой октября.
Эйда обернулась у лестницы, чтобы еще раз взглянуть на девчонок. Троица склонилась так низко друг к другу, что их головы почти соприкасались, а громкий шепот напоминал шуршание книжных страниц. Уитби захотелось запустить в них каким-нибудь заклинанием, чтобы подпалить отороченные алым мантии или даже поджечь кому-нибудь волосы. Но вместо этого она развернулась на каблуках и стала быстро спускаться по лестнице вниз.
В подвалах было гораздо холоднее, чем наверху, так что слизеринка успела изрядно продрогнуть, пока в петляющих коридорах добиралась до гостиной своего факультета. В голове у нее перекатывались яркие осколки воспоминаний минувших семи дней, начиная от драки в школьном дворе, о которой Уитби узнала от младшекурсницы, прибежавшей с новостями в Большой Зал (Эйда в этот момент лениво намазывала джем на злаковый хлеб), заканчивая волчьими взглядами Алекса, которые он кидал на нее из-за стола напротив.
Всю неделю Уитби была что натянутая тетива. Она чувствовала напряжение каждой клеточкой своего тела, и оно отпускало ее лишь в моменты, когда Нолан находился на расстоянии вытянутой руки от нее. Будь ее воля, она бы поселилась в спальне гриффиндорца, перебралась за его стол, стала бы посещать занятия красного факультета, лишь бы Поукби ни на секунду не оставался без внимания ее лихорадочно блестевших глаз. Каждое утро Эйда просыпалась и задавала себе один и тот же вопрос: “а что, если он уже знает?”. Она умывалась, приводила себя в порядок и со всеми шла на завтрак. Там, быстро вертя головой, она отыскивала взглядом Нолана и по его лицу понимала - кажется, ей подарено еще немного времени. На спаренных занятиях она садилась с ним, сжимала под партой его сбитые руки и сверлила взглядом затылок Элдертона, с которым гриффиндорец по-прежнему демонстративно расходился по разным углам класса. Вот и славно, думала Уитби, вот и хорошо.
Аделаид обогнула потрескавшуюся колонну и оказалась на просторной площадке, заканчивающейся тупиком. В скобах на стенах горели магическим огнем факелы, и от этого здесь было гораздо светлее и теплее, чем в крысиных норах, ведущих сюда. Темноволосая уже подходила к тупику, чтобы произнести пароль, когда от одной из колонн отделилась высокая тень. Уитби вскрикнула и сунула руку в сумку, пытаясь под тканью наспех убранной мантии отыскать волшебную палочку.
— Гриндилоу тебя побери, Элдертон! — выдохнула она, узнав в фигуре рейвенкловца. Облегчения в ее голосе, однако, не слышалось. — Какого черта ты здесь топчешься? Что, не смог за семь лет выучить, где находится твоя гостиная?

+2

3

На Алексе все заживало как на собаке, или он так хотел думать. Заживало на нем все как на обычно человеке. Долго, болезненно и мучительно, но Элдертон привык к боли. Она помогала ему чувствовать себя на этом свете, знать, что он не в своей голове и не в своих кошмарах, а живой и в реальном мире.
И боль от ударов Поукби он привык ощущать, но не привык получать их из-за того, что его друг повелся на наговоры. Больше недели прошло с той драки. Алекс все еще злился на Нолана, не смотря на то, что в больничное крыло его сам же Нолан и привел, а гриффиндорец не подходил к нему, знал, что Элдертону нужно время чтобы остыть и он сам придет. Или тоже злился? Александр не узнает этого, пока не придет к нему поговорить и расставить все точки. Но сейчас он не готов был к этому разговору, потому что был уверен, что кроме новой драки это ни к чему не приведет. Он уже был наказан до конца учебного года и все вечера проводил за написанием строчек.
Два дня в больничном крыле дали ему достаточно времени чтобы подумать. Все дело было в Уитби. Алекс понимал, что Нолану она нравится, но не понимал почему. Он достаточно знал Эйду, и Лола отзывалась о ней нелестно, и сам он теперь убедился, что сестра была права. Ему положено было пролежать еще два, но Алекс твердо заявил, что устал валяться в кровати и его никто не заставит остаться, хоть декан факультета, хоть сам директор школы.
Больше недели он ходил злее волка и чернее тучи. Только Лоррейн удостаивалась его теплой улыбки и разговора. Все остальные натыкались на стену неприязни и злого взгляда опухших глаз. Его лицо с каждым днем становилось более похожим на человеческое, сломанный нос восстановили в тот же день, но опухоль спала только через два дня. Левая сторона лица от брови и до подбородка переливалась всеми цветами синяковой радуги от лилового до желтого. Руки были сбиты в кровь. Лола когда увидела его в таком состоянии пообещала в следующий раз просто задушить его подушкой, чтобы ни она, ни он не мучались, и ее оправдают, доказав что убийство было совершено в состоянии аффекта.
Идея поболтать по душам с Аделаид пришла к нему очень внезапно. За обедом он увидел слизеринку в компании Нолана и еще каких-то зевак. Слишком уже она спокойная была и, кажется, даже не беспокоилась о том, что наступила на хвост ворону.
Он ждал ее около часа, но усталость и желание все бросить было задушено на корню желанием припугнуть зарвавшуюся девицу. Уитби давно уже раздражала его, но пока это не касалось самого Алекса или его сестры, он не встревал, а уж в их отношения с гриффиндорцем и вовсе не лез, потому что знал, что останется крайним, но все равно так и вышло. И Алекс хотел разобраться. Он не привык все делать из-под тишка, как это сделала слизеринка, предпочитая говорить прямо и сразу в глаза. Поэтому и ждал ее возле гостинной, скрывшись в тени одной из колонн.
Шаги отвлекли его от созерцания потрескавшихся корок на костяшках пальцев, и он ждал, когда фигура выйдет на свет, чтобы убедиться, что пришла та, кто ему нужен.
- Даже не знаю кто страшнее, гриндлоу или змея, вроде тебя, Уитби, - протянул Алекс, выходя на свет. - Вот уже неделю борюсь с желанием бросит ьтебя им в Черное озеро, но жалко, отравятся еще.
Откуда-то с потолка, громко каркнув, спустился ворон и сел рейвенкловцу на плечо. Парень растянул потрескавшиеся губы в злой улыбке, заметив, как его противница вздрогнула. Чейнсо всегда производил такое впечатление на окружающих. Особенно поздно вечером в полутемном коридоре. Поэтому Алекс и таскал птицу с собой. Ему нравилось пугать других, он будто подпитывался их страхом. Сунув ворону крекер, он снова повернулся к слизеринке, все еще не давая ей пройти ко входу в гостинную и скрыться там от него.
- Может поделишься подробностями, как и когда я к тебе приставал? А то твой дружочек мне память отшиб. Как видишь, я даже гостинную свою найти не могу. Птица улетела прятать добычу, снова оставив их одних, и Александр пошел в нападение. Ему надоели эти игры.
Парень сунул руки в карманы форменных брюк и сделал шаг вперед, заставив Эйду пятиться. Вряд ли она боялась его, хотя Алекс не исключал этого. Ведь как иначе объяснить то, что она все время терлась возле Поукби всю эту неделю. Не рассчитала того, что Элдертон может ждать и дольше, чтобы отомстить? Или просто расслабилась? Сейчас и узнаем.
- Неужто тебе не понравилось? Еще шаг вперед, и еще на шаг добыча отступает от охотника. - Ты же всегда говорила, что я красавчик. А теперь изображаешь из себя оскорбленную невинность, выдумав мнимые приставания? Он все шел и шел вперед, заставляя ее прижаться спиной к стене и подходя вплотную. Алекс был вышел на голову, или даже на полторы, но смотреть в глаза Уитби не было никаких проблем, потому что она дерзко вздернула подбородок, свирепо глядя на него. Видимо, добыча решила стать охотником.

+2

4

Элдертон относился к той малочисленной группе парней, к которых у Уитби не было подхода. Она, разумеется, пыталась увлечь их собственным хорошеньким личиком, точеной фигуркой и поведением, какое обычно смогли бы оценить представители сильного пола, вот только ничего из вышеперечисленного не работало. Эйда, разумеется, не могла обвинить в этом себя, а искала изъян в этих индивидуумах, оказавшихся не подвластными девичьим чарам. Кто знает, может Алекс предпочитал полапать за коленки мальчишек, или у него становилось тесно в штанах при виде профессора Флитвика, или он проводил ночи в спальне своей странноватой сестрицы, или, чем черт не шутит, Элдертон приставал в кухне к домовикам. По большому счету Аделаид было совершенно плевать на этого растрепанного Александра, на его сексуальную жизнь, на всю его семейку и на весь синий факультет за исключением парочки человек. Она всего-навсего решила, что лучший друг Нолана может стать действенным орудием в ее маленьких руках.
— Похвальное желание, Элдертон, — ощерилась слизеринка. — Вот только ты так и не решился - должно быть, кишка тонка.
Эйда вздрогнула, когда еще одна темная тень, шелестя крыльями, опустилась на плечо мальчишке. На секунду ей показалось, что это вовсе не ворон, а какое-то огромное пернатое существо из библиотечных книг, которые Уитби любила перелистывать со скуки.
— Тебе нужно быть аккуратней со своей сорокой. Не слышал разве, в подземельях Слизерина водятся змеи, а они очень любят полакомиться живностью за обедом, — Аделаид сложила на груди руки будто прикрывая солнечное сплетение от полетевших в нее слов. Первый испуг от неожиданной встречи прошел, и теперь внутри у слизеринки теплилось и разрасталось чувство глубокого раздражения к этому выскочке, решившему вдруг, что у него осталось достаточно зубов, чтобы скалить их на Уитби.
— Да, вижу. Похоже, мой дружочек, — слово это прозвучало приторно-сладко будто Эйда испытывала физическое удовольствие, называя Нолана именно так. — Отшиб тебе не только память, но и изрядную степень здравомыслия, Элдертон. Я не говорю уже про твое лицо, которое и в другое время нельзя было назвать симпатичным, — Уитби поморщилась, в пляшущем свете факелов рассматривая все еще яркие синяки.
— Дай-ка подумать, — она и в самом деле наморщила носик, делая вид, что над чем-то глубоко задумалась. — Ах да, кажется, я сказала ему, что ты уже несколько недель подряд на меня странно смотришь, и это меня нервирует. Ну правда, Алекс, нельзя так откровенно пялиться за обедом на девушку своего лучшего друга.
Уитби криво улыбнулась, но на прямой вопрос о приставаниях Элдертона не ответила. Она прекрасно понимала, что настанет однажды этот момент, когда Алекс сумеет убедить Нолана в том, что он никогда даже и мысли не допускал о том, чтобы тронуть девушку, которая тому нравится. Слишком много в этом рейвенкловце было порядочности и привязанности к своему гриффиндорскому другу, даже несмотря на крутой и необузданный нрав. Чем-то они с Поукби были похожи - неуправляемые, но не лишенные своих скучных моральных принципов.
Что до Уитби - она до сих пор не готова была отвечать за свою ложь. Пронзительный рассказ о том, как Алекс перехватил ее у женского туалета, чтобы прижать к стене и сунуть руку под джемпер, был придуман наспех и кое-как. В тот момент Аделаид была слишком зла на Нолана, чтобы в полной мере осознавать масштаб последствий. Тогда ей хотелось сделать ему как можно больнее, уколоть его не только своим поведением, но и расстроить рассказом о поведении того, кто был ему близок. А после этого, если повезет, насладиться и его физическими мучениями.
— Что за бред ты несешь? — огрызнулась Уитби, невольно делая шаг назад. — Красавчик? Тебе стоит поработать над своим самомнением. Разумеется, мне не понравилось. А тебе, видимо, понравилось и даже очень, раз ты решил притащиться в подземелья. Как думаешь, что сделает с твоим милым личиком Нолан, если я расскажу ему об этом?

+1

5

Нужно было отдать ей должное. Уитби была достойным противником, и в любой другой ситуации Алекс ею бы восхитился, ударил своим кулаком по ее кулаку и ушел бы по своим делам. Но сейчас его делом была Эйда и ее поганое поведение. Каким бы дерьмовым человеком не был Алекс, он никогда бы не стал приставать к девушке своего друга, и Нолан это знал, пусть и вспомнил не сразу, а когда разбил ему лицо.
— Подавишься перьями, Уитби, — Элдертон фыркнул, как кот, которого пытаются разозлить, а откуда-то из темноты послышалось сдавленное «керрах», будто птица тоже усмехается словам девушки. Он не трогал девчонок. Алекс был не из тех, кто причиняет боль слабым, но Эйду очень хотелось ударить, сильно, больно, наотмашь, так чтобы она поняла и уяснила что она попыталась сделать, наговорив на Александра.
— Странно, что за все это время ты ни разу не почувствовала, как я мысленно втыкал вилку в каждую часть твоего маленького тельца. Рейвенкловец действительно об этом думал, методично и совершенно равнодушно разделывая свою еду, представлял, что это Уитби. Она не нравилась ему, никогда, даже когда он еще не вел себя как самый отбитый человек в школе после Филча.
Нельзя злиться.
Его предупреждали еще после происшествия летом, что злиться нельзя. Алекс до сих пор опасается спать рядом с сестрой, помня рассказы о том, что он творил и каждый день видя шрамы на запястье от ее ногтей, и даже зная, что эта дрянь не вернется, он не до конца верил ритуалам майлза, боясь снова потерять над собой контроль.
Дядя говорил, что злость его главный порок, но Аделаид одним своим видом выводила его из себя. Слишком самоуверенная, слишком смелая. В любой другой ситуации, сложись звезды иначе, они бы, возможно, даже смогли поладить и подружиться, но теперь уже нет. Элдертон знал ее достаточно, чтобы не верить ни одному слову, и ему было жаль, что влюбленность застит глаза его другу, и он не видит истинного лица.
До него не сразу дошло, что все это просто фарс чтобы позлить Поукби, и что подружка решила таким образом сделать ему больно, или наоборот отвадить от него всех друзей таким способом, чтобы крепче привязать его к себе. Но факт был в том, что дело было не в Алексе, не в Нолане, не в ком-то еще. Дело было в Аделаид.
Разбираться с ее дрянным характером и поведением Александр не собирался. Ему нужно было прояснить только один момент, а с остальным пусть мучается гриффиндорец. Это его женщина, пусть он и страдает от ее выходок. Алекс, как друг готов его поддержать, сказать ему правду и что он думает об этих отношениях, но не более.
— Я пришел забрать должок, — проговорил Элдертон, потянув за край джемпера слизеринки. Змеиная улыбка тронула разбитые губы, и в который раз показалось, что Шляпа ошиблась, отправив его на синий факультет, потому что многие говорили что ему самое место на зеленом. Там он добился бы куда больших успехов. Но ведь на первом курсе Алекс не был таким, его демоны все еще прятались, спали и ждали своего часа, чтобы полтора года назад вырваться наружу, разрушая так тщательно созданный образ веселого парня.
Парень отдернул руку, получив удар от девушки, зашипел, но тут же снова улыбнулся. — А если так? Ему тяжело давалось освоение метаморфии, но когда он хотел, мог контролировать это, а многие часто забывали, что Элдертон может измениться в считанные секунды.
И вот сейчас его лицо на глазах у Эйды менялось, приобретая черты Нолана. Круглый нос, впалые щеки, светлые глаза, короткие волосы и смешно торчащие уши. Если бы не синяки и форма Рейвенкло, то Алекса вполне можно было бы принять за его гриффиндорского друга. — Сейчас лучше? На Аделаид смотрел Нолан, только чуть выше, злее и неадекватнее.

+1

6

Если Элдертон думал, что сумеет состязаться с Аделаид в том, чьи слова жалят больнее или на чьем языке больше яда, он сильно ошибался. Уитби порой думалось, что Распределяющая шляпа не просто пыльный мешок, поверхностно осматривающий души первокурсников, а та еще внимательная старая стерва - ей видно гораздо больше, чем она сама подозревает. Поэтому, если поставить рядом змею и ворону, можно не сомневаться, кто среди этой парочки станет жертвой. Даже несмотря на ум. Даже несмотря на угрозу подавиться перьями.
Эйда закатила глаза в ответ на слова Алекса и громко фыркнула. Страх, какой девушка испытала в первое мгновенье, улетучился, уступив место привычному уверенности и убежденности в том, что Уитби и на этот раз выйдет сухой из воды. Этому высокому семикурснику в затеянной Аделаид игре отводилась совсем крошечная роль, так что ему следовало бы исполнить ее (что, собственно, Алекс и сделал, спасибо вспыльчивому характеру и способности зажигаться на раз-два как спичечная головка) и уйти со сцены. Дальше действовать должна была одна Уитби: завоевывать внимание публики, приковывать к себе взгляды, заслуживать одобрения. Однако Алекс почему-то решил, что и его пригласили на финальный поклон.
— Послушай, Элдертон,  — очень медленно и вкрадчиво начала Эйда таким тоном словно объясняла ребенку, что не стоит играть с мамочкиной волшебной палочкой, ведь так можно остаться и без глаз.
— Не знаю, что ты там и в кого собирался втыкать, но пойми, наконец, мне совершенно неинтересно что ты воображаешь, думаешь, говоришь или даже делаешь. Поэтому, будь добр, отправляйся-ка в свое воронье гнездышко и не…
Уитби дернулась и сделала шаг назад быстрее, чем сумела понять, что именно произошло. Рука рейвенкловца быстро скользнула к форменному серому джемперу и потянула его крайна себя, а Эйда в свою очередь скользнула острыми ногтями по пальцам мальчишки, отмахиваясь. Ее возмутил и испугал не столько жест Элдертона (подумаешь, мало ли студентов обнимали ее в разное время и пытались избавиться от мешающей им одежды), сколько то, что Алекс позволил себе это сделать.
Она вытаращила на него глаза будто впервые увидела лицо семикурсника: медленно заживающие кровоподтеки на худом лице, большие, казавшиеся черными в полутьме подземелий глаза, кривая усмешка на запекшихся губах.
— Ты очень об этом пожалеешь, мой хороший, и даже скорее, чем ты думаешь. Какого? Что, черт возьми, ты творишь?
Эйда как завороженная смотрела на то, как лицо Элдертона принялось менять черты в мерцающей дымке горящих факелов. Она многое слышала о метаморфах, знала, что Алекс обладает этой способностью, но никогда не видела, чтобы человеческие черты менялись с такой готовностью будто были вылеплены из магловского пластилина. На секунду слизеринке показалось, что перед ней из ниоткуда и в самом деле появился Нолан (в груди болезненно сжалось, как бывало всякий раз, стоило только Уитби его увидеть), но в следующее мгновение наваждение лопнуло как перезревший арбуз. В глазах, глядящих на нее, было столько ненависти и презрения, что Аделаид едва сдержалась, чтобы не рассмеяться Элдертону прямо в лицо?
Если ты - его лучший друг, как же ты можешь знать его так плохо? Неужели ты не догадываешься, что он смотрит на меня совсем не так?
Она почувствовала, как вдоль по позвоночнику холодной змейкой скользит омерзение и злоба. Эйда шумно вдохнула влажный воздух подземелий, ощущая, как шевелятся от напряжение скрученные в узел волосы на макушке, зажмурила на секунду глаза, а потом сделала решительный шаг вперед.
— Гораздо лучше, — промурлыкала слизеринка, томно глядя на семикурсника из-под густых полуопущенных ресниц. Она подняла руки и положила ладони на грудь Элдертона. — Почему ты не сделал этого раньше?

+1


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 16/10/1993, Sweet little lies