02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.
Mulciber × Watkins × Orpington
сюжетные перипетии список ролей занятые внешности нужные персонажи шаблон анкеты запись в квесты гостевая книга
ГАРРИ ПОТТЕР И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
лето/осень 1993 года × эпизоды × 18+
маленькие посты × полная импровизация
ВЫСКАЗЫВАНИЯ ВЕЛИКИХ
Я убью тебя, Гарри Поттер. Я тебя уничтожу. С этого дня никто на свете не будет сомневаться в моём могуществе. С этого дня, если и будут говорить о тебе, то лишь о том, как ты умолял меня, просил меня о смерти, — и я, милосердный Тёмный Лорд, согласился.

1993, HP: TWISTED THINGS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Будущее и невероятное » AU, Excuse me, which level of hell is this?


AU, Excuse me, which level of hell is this?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

EXCUSE ME, WHICH LEVEL OF HELL IS THIS?

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

Roger Davies
Sophie Fawcett

со старта: 12 февраля 2001, сильный мороз

улицы Лондона

СЮЖЕТ
[indent] Битва за Хогвартс была проиграна, Поттер и его друзья пали, а Темный Лорд вернул себе былую мощь. С каждым годом Англия задыхалась в его тисках, погребенная под авторитарным режимом и ненавистью к магглам. От развязывания мировой войны Пожирателей отделяет лишь упорно сопротивление, вспыхивающее одинокими огоньками на карте.
[indent] Впервые за долгие годы оппозиция врывается в Лондон — это их последний шанс совершить перелом в свою пользу. Масштабная битва прерывается разрушительным взрывом посреди города. Разрушено так много строений, что волшебники вынуждены сделать перерыв, собираясь с силами и считая выживших. Среди мертвых тел и дыма Они сталкиваются друг с другом. Время диктует свои условия: доверять нельзя никому.


[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-18 20:06:05)

+3

2

я забыл твоё тепло, осудив себя навеки
http://sg.uploads.ru/WbTh1.gif

  http://s7.uploads.ru/qcAjs.gif
веки снегом замело и моей любви побеги

[indent] Лондон умирал. Захлебнувшиеся в собственном отчаянии, взрывы пульсировали осыпающимися с разрушенных зданий обломками. Там, где смерть и пламя уже окончили свое пиршество, снегом на землю медленно падал пепел. Непредвиденная передышка, ложное затишье - оно не обещало ничего, кроме нового кровавого рассвета. Им больше некуда было отступать: этот бой последний, вынужденный идти до тех пор, пока одна из сторон не исчезнет навсегда. О том, кому именно суждено бесславно пасть, кажется, понятно давно, но людям свойственны бессмысленные поступки. Они убивают друг друга; они сражаются до последнего вздоха там, где любое разумное существо сбежало сразу, обретя более комфортный дом.
[indent] Его шаги, размеренные и неторопливые, поднимают над асфальтом серые облака, обволакивающие высокие черные ботинки. Мантия раскачивается в такт движению, безвольная при отсутствии ветра и того же мрачного цвета, что и вся остальная одежда. Он не носит на своих плечах иных оттенков, кроме траурного. У него нет опознавательных нашивок или прочих меток, потому что каждый, кому положено, знает Его в лицо. Впрочем, им только чудится, что они его правда знают. Никто не обращается к нему по имени, лишь единицы кривят губы, проговаривая фамилию и заглядывая в зелено-карие глаза. За спиной же все предпочитают прозвища: заковыристые выдумки, связанные так или иначе с огнем. С пожаром, который пришел очистить Англию от неверных.
[indent] Линия обстрела проходила по этим улицам, несколько часов назад агонизирующим в схватке. Вязкие сгустки мертвецкой крови пачкали раскуроченные тротуары. Свежая сразу успела впитаться в щели, наполняя собой сантиметры под подошвой и историю мира. Он был не передовой [шрам на переносице почти не виден из-за грязи и сажи, забивающихся в царапины], но миссия, обозначенная сейчас, куда важнее. Крысы сбежали и спрятались, готовые напасть в тот момент, когда враг позволит себе расслабиться. В его планах найти их раньше и перерезать глотки - таков приказ главнокомандующего. У самого молодого волшебника на этот счет нет никаких чувств, он просто выполняет свою работу. Внутри него выгорело всё живое и осталась лишь ненависть, которую в итоге удалось подчинить и поработить. Два года она служит ему верой и правдой; два года он идет не оглядываясь назад.
[indent] Под обрушившимся куском стены хрипит мальчишка от силы семнадцати лет. Смерть забирает подростка медленно, причиняя ужасные муки. Маг с ним знаком: видел прошлым утром в отряде новобранцев, обедал за соседним столом. Вчера этот мальчик еще смеялся, а нынче захлебывается соплями и не чует ног. Опускаясь перед несчастными на колени, волшебник кладет ладонь на его горло и выжигает тому сонную артерию. Быстрое упокоение, легкое - больше Он ему ничего не даст. Сколько умерло на его глазах? Руках? Скольких убил Он сам?
[indent] Шорох заставляет мужчину подняться, резко развернувшись в сторону инородного звука. Следует быть аккуратнее там, где повсюду снуют враги, но этому магу более не ценна собственная жизнь. Он не боится гибели, бывает даже ищет её, но она, костлявая и гадкая старуха, не идет на встречу. Видимо, нельзя умереть дважды. Или нельзя умереть трусом. Оливия нашла свой покой. Сама. Ему следовало уйти следом.
[indent] Руки не тянутся на поиски палочки, за два года чародей привык, что оружие существует в нем самом. Неощутимым толчком энергия и магия разливаются по телу, собираясь в центральных точках на ладонях. Взгляд скользит по стенам и цепляется за источник шума, выхватывая среди дыма силуэт. Длинные светлые волосы, наглые голубые глаза... как вырванная страница из прошлого, бьющая пощечину по лицу. Он глядит на нее, спокойный и лишенный эмоций, но магический удар все так же наготове, как взведенный курок пистолета - в Его мире никому нельзя доверять.
[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

Отредактировано Roger Davies (2018-06-14 23:47:30)

+1

3

Сначала я думала, что ты и я несовместимы
Что мы оба не можем ужиться в одном разуме
Но теперь я понимаю, что теней без света, увы, не бывает
И ты без меня ничто, как и я без тебя

[indent] - Не думала, что так скоро начну видеть призраков тех, кого знала. – По привычке рука скользнула вдоль черного защитного костюма, воссоединяясь с адамантовой рукояткой кинжала, служившего ей верой и правдой не один год, в отличие от палочки, которую она прежде каждый раз ломала в бою. С уходом великих мастеров девушка отказалась от магического посредника, полностью полагаясь на себя, закон элементов и чтя кодекс магического Конклава, которому принадлежала теперь целиком и без остатка.
[indent] Кожей она чувствует каждую руну на рукоятке, что действует на нее отрезвляющее, и сейчас важно высчитать необходимое для успешной атаки расстояние. Эгида сверкает золотом, почувствовав намерения хозяйки, но девушка медлит, въедаясь взглядом в тень и пытаясь разгадать силу той магии, что вытаскивает скользкими щупальцами из ее памяти старые образы, которым она вовсе не собирается верить.
[indent] - Ии..., - растянула она, жалея, что это не та ситуация, в которой она бы могла драматично поднять руки в недопонимании, жуя при этом жвачку и добавляя что-то вроде «какого черта здесь происходит?», - что мы будем со всем этим делать? Я не сторонник галлюцинирующих явлений, потому может быть немного больно, когда я проткну тебя ненароком. – Насмешливо она наклонила голову, не веря, что с этим «чем-то» удастся договориться.
[indent] Кто бы это ни был на самом деле – шутка не удалась. Она слишком долго прожила в мире, где существовало и оборотное зелье, и заклинания, способствующие проникновению в сознание другого человека, потому с первых же секунд встречи с тенью она не испытывала ничего, кроме как желания разрубить ее пополам острием эгиды. И сделала бы это она с таким наслаждением, которого не испытывала с тех пор, как защищала Школу. Уже тогда она была на особом счету Конклава, вернувшись из Швеции и выбрав методы не авроров в борьбе с Пожирателями. Уже тогда она желала крови противников, без каких либо эмоций вонзая подаренный на священном таинстве кинжал и вспаривая животы темных волшебников, не ожидающих, что против них пойдут с холодным оружием, а не палочкой. За это многие ее ненавидели, называя проклятой, или помраченной. Еще тогда, в 1998 году она вернулась предательницей и всем была чужой, кроме семьи, принявшей ее обратно, и Хелен, которая была рядом все это время, была такой же, как и Она.
[indent] Так или иначе, но Британия давно потеряла своих героев, вскормила мерзавцев, которые потянули страну на дно, оставляли за собой лишь руины и мертвые тела магглов любого возраста и пола. Мертвые герои. И тот, чей облик приняла тень, тоже был мертв. Она этого не видела, но ей так сказали. И она поверила. Тогда она во многое верила, накаченная лекарствами в Мунго, прикованная к больничной койке с разломанным сознанием, которое атаковали Пожиратели. Сила Империуса спала менее чем через час, но этого времени хватило, чтобы ее руки были в крови, а в чьей – она не слушала, она не могла выдержать этого знания, и без того крича каждую ночь, пока образы той кровавой бойни не отпустили ее. 
[indent] В Британии уже не было героев. Были лишь тени, едва заметные сквозь завесу беспорядков, царивших на улицах Лондона. Они все еще сражались: кто-то с врагом, поработившим их мир, кто-то с самим собой, и каждый новый день приносил лишь очередную новостную сводку о количестве падших. Поредевшие ряды мира пополнялись чужаками. И среди них была она – гордо несшая знамя предательницы. Ей было плевать на страну, ведь все, чего она желала – концепт войны, выработанный рефлекс, когда рука скользит вдоль черного костюма, воссоединяясь с адамантовой рукояткой кинжала, что служит ей верой и правдой не один год.

[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-18 20:05:54)

+1

4

[indent] Едва ощутимо склоняя голову на бок, вторя движению собеседницы, волшебник не отрывает прищуренных глаз от силуэта напротив. Призраки прошлого, это бестелесные выродки души, пришли сегодня не к ней одной. Разница в том, что он привык переступать через изувеченные Старухой тела знакомых, не жмурясь и не сбивая шага. И сейчас, видимо, настала пора проверить насколько прочна в нем новая программа; и как успешно он похоронил в своем сердце те безумные чувства, которые столько лет не покидали мыслей подростка. Сразиться с девушкой, сжимавшей рукоять клинка, и победить, оставив на её горле своё уникальное клеймо, означало бы никогда более не оборачиваться назад. Не видеть в кошмарах, теперь ни на день не отпускавших хозяина, как на падает, израненная заклинанием; не искать в лицах союзников знакомых черт, тщетно пытаясь вычислить того, кто это сделал. Брюнет не искал мести, он всего лишь верил, что обретя облик морок наконец оставит его в покое.

[indent] - Это то, что ты просил, - Джеральд положил на стол свернутый вдвое лист. Мальчишка, лежавший на железной койке и поджавший под себя ноги, не отвел взгляда от стены. Впрочем, как и все дни до этого. - Девочка, про которую ты говорил, больше нет. Она жива, но, знаешь, времена меняют нас. Прими это. Твои отец и сестра сделали верный выбор. Настала твоя очередь.
[indent] Трейси боролась на стороне Пожирателей, приняв их идеологию. Из-за Демиана, чей секрет они узнали еще будучи школьниками, или по собственному наитию - было не столь важно. В тот злополучный день она стояла на другом берегу и не глядела в его глаза. Младшая выбрала путь победителей и сделала это искренне, ему оставалось только завидовать ей. Тогда Роджер не ведал, что незадолго до нападения папа вывез маму из страны и тоже самое пытался сделать с ним, но не сумел. Не достучался до наследника, наконец разочаровавшись в нем до конца. Но теперь, лежа в импровизированной одиночной камере, бывший рейвенкловец обладал большей информацией. Возможно, всей. Он проклинал Дэвиса старшего за всё, что тот натворил. За Оливию, пропустившую похороны любимого сына и повесившуюся на следующий день.

[indent] - Если не любишь галлюцинации, то стоит меньше употреблять неизвестных трав, - замечание едкое, но почти неживое. Иронии, пляшущих во взгляде чертят, цепляющей ухмылке от уха до уха и прочих характерных черт, свойственных тому подростку, коим некогда являлся волшебник, более не было. Пустота. Его взор беспристрастно изучает противника, отмечая слабые места и прощупывая на тонком уровне стоящие блоки. Отмечает броню, явно заговоренную, но не ставшую от этого менее презираемой. «Еще бы кольчугу нацепила» - злобно цепляется мозг, вторя интонации колдуна, воспитавшего в брюнете новую личность. К заслугам того же человека относится то, что юноша не цепляется за материальные вещи, полностью полагаясь на чистую энергию. Вся его личная защита сплетена из множества чар, оберегающих тело и разум. Неожиданный удар мог бы прощупать слабое место, но сосредоточенного на схватке бойца не взять так легко, как старичков, верящих во всё, чему учила Школа.
[indent] Новый вдох. Медленный, словно воздух стал густой смолой. Окончательное решение маятником раскачивается между долгом, говорящим уничтожить врага, и лазейкой, дающей право взять девушку в плен и передать её судьбу в лапы соратников. Пускай добиваются ответов, вытягивая из нее крупицы информации, а у него достаточно других дел. Она всё равно не может обладать никакими полезными для него сведениями.
[indent] - Бей же, девочка, раз такая смелая, - отпуская силу от ладоней, распределяет её на контрудар щитов. - Я слышал, что в ваших Пожирательских рядах умеют лишь болтать языком, но не драться, - и, безусловно, он не упускает возможности попробовать дезориентировать противника. У него ведь на лбу не написано, какой стороны придерживается, а Она никогда не славилась крепкой связью с оппозицией. Впрочем, многое изменилось за ушедшие годы и колдун не делает опрометчивых ставок на что-либо, кроме собственной магии.

cлова души, только память и не видно солнца, ты задуши меня, я буду твоим незнакомцем.
это легко? ну ответь тогда, чего ты ждёшь? убей меня скорей, вонзи мне прямо в сердце нож.

[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

Отредактировано Roger Davies (2018-06-15 21:41:36)

+1

5

[indent] - Для призрака ты слишком дерзкий, а это меня заводит, знаешь ли. - Не так уж часто ей попадался противник, которого можно было вывести на разговор, заморочив болтовней так, чтобы тот сдался, так и не начав атаку. В основном все происходило без любезностей и прочей психологической чепухи - бой начинался в считанные секунды, орошая проклятую богами землю свежей и ещё горячей кровью. Черти под ней всегда были голодны, вдоволь наевшись костями захороненных бойцов, они требовали утолить жажду, растекающейся кровавой рекой по щелям.
[indent] - Огненная магия? - Только сейчас, изучая противника, волшебница смогла разглядеть едва заметные нити света, выступающие на открытых участках кожи. - Фокусы детишкам показываешь? Где научился? - Болтовню она не собиралась прекращать, нарочно игнорируя словесные выступы, так она давала себе шанс обозначить путь отступления от внезапного выброса огненной энергии, которая была самой разрушительной из пяти элементов, как для своего носителя, так и для его противника.
[indent] Когда Она вернулась в Лондон после первой поездки в Швецию, первым делом отправилась громить министерских прихлебателей, которые к тому времени и без того были слишком напуганы обстановкой в волшебном мире. Но девушка хотела одного - добиться определенного статуса для элементной магии, взяв под контроль её изучение и использование. Стоит ли говорить, сколько раз ей указали на дверь? К тому времени знания о первородной энергии распространялись среди волшебников европейского континента с невообразимой скоростью. Одному из ста удавалось подчинить и раскрыть в себе атомы древнего зла, но только одному из десяти таких везунчиков было позволительно оставаться в живых - природа выбирала сильнейших, устраняя слабых одним только взмахом своего астрального меча, тонко разрезающим плоть и выжигающим нутро. Опасности, таившейся в элементах, было достаточно, чтобы начать вести более детальное изучение её законов и взаимосвязей. Подпитываемая темными артефактами, сила росла, затуманивая рассудок и увеличивая шансы быть найденным мертвым, самосожженым.
[indent] Прелюдия затянулась. Нужно было переходить к более активным действиям, пока их не отвлекли со стороны. Однако расстояние в семь шагов уменьшало количество способов, которыми она могла атаковать без нанесения вреда себе, не подставляясь и под чары мага. Как только магия элемента рассеется, девушка сможет атаковать клинком. На случай, если у него припрятана палочка, фокусы начнёт показывать она, и пускай они будут по-девчачьи нелепы, но есть шанс пробить энергетическую броню.
[indent] - Я владею шестью техниками боя, у меня очень даже хорошо с меткостью, так что мои ножи-бабочки ждут не дождутся, когда воткнутся в твою артерию подобно маленьким жужжащим насекомым. - Она уже не стояла на месте, отпустив рукоять, прогуливалась из стороны в сторону, уткнувшись взглядом в оледенелую землю.
[indent] - Думаешь я хвастаюсь? Цену набиваю? Ты, конечно, симпатичный, но я всего лишь сейчас прикидываю, как лучше избавиться от тебя, доставив минимум неудобств себе. - Слишком много разговоров и так мало действий. Волшебница не хотела вступать первой, дабы выказать уважение образу давно почившего друга.
[indent] Нет, это был не тот Роджер, которого она знала и любила. Только фикция. Подделка. Дэвис мертв, как и её вера в будущее. С собой он забрал все человеческое, что было в ней, оставив лишь боль, за которую зацепилось ее существование, ненависть, воспитавшую в ней стойкость в бою, и желание высмеять весь этот проклятый мир, в котором Роджер оставил её одну. Да, сперва она не верила в его смерть, но в итоге пришлось посмотреть фактам в глаза и впустить в себя оглушительную правду.
[indent] Эта правда и сейчас подстегивает ее, заставляет судорожно искать способы, как изощреннее расправиться с призраками прошлого, пока противник не начал наступление, заскучав от её насмешливого тона и болтовни.
[indent] - Если огонь лишить воздуха, то что от него останется? - Поднимает глаза, чуть ли не любовно смотря перед собой, наслаждаясь моментом перехода синеватой энергии к легким, а от них растекающейся жидкостью по венам. Вместе с этим в движение приходит лёд, коркой застывший вокруг волшебников, охраняя землю, покрывая морозным одеялом, которое трескается с характерным звуком ломающихся пополам костей. Осколки льда взлетают вверх, достигая роста волшебницы и, хватает доли секунды, чтобы они направились в сторону врага, атакуя с невероятной скоростью, но и отвлекая от бесшумного передвижения блондинки, очутившейся за спиной мага с вытянутым в руке клинком.

[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-18 20:05:42)

+1

6

[indent] Память была подлой, продажной девкой. Она, вопреки человеческим стереотипам, не сохранила почти ничего хорошего, затолкнув подальше безоблачные моменты юности и выдавая их исключительно под напором чрезвычайно редких триггеров. Последних, судя по тому, с каким трудом пробивался через выстроенную стену образ Софи, с каждым днем становилось всё меньше и в данный момент казалось, что исключительно голос матери мог бы достучаться до того мальчика, который прятался в потемках повзрослевшей души. Зато без дополнительных просьб всплывали перед глазами видеоролики, заключавшие в себе истоки ненависти и смысл нового бытия. Во всех них, так или иначе, был огонь. Первородный элемент, разведенный на чужих костях и церквях, стал единственным истинным светом во мраке опустившейся на страну войны.
[indent] Дэвис не считал виноватой ни Её, ни себя, в тот день, когда впервые обжог собственную ладонь и бедро девушки. Детские шалости выгляди такими невинными, в сравнении с тем, как второго мая двадцатилетний мальчишка по-настоящему убил другого мага. Стихия проснулась сама, откликнулась на зов и волной разлилась кругом, пожирая всё на своем пути. Восхищенный ею, случайный свидетель превратился в спасителя, вытащив юнца из рукотворного костра. Увы, нельзя так же просто выскрести из воспоминаний запах горящей плоти и разрывающих барабанные перепонки криков страданий. Пламя, поддерживаемое чарами, причиняло худшую боль и оставляло долго гниющие раны. Если, конечно, кому-то повезло выжить, но таких набирались единицы по обе стороны: непокорный элемент паразитировал на глупцах, связавшихся с ним.
[indent] - Ты меня разочаровываешь. Фокусы? Воздух? Ножи? - Отрешенная усмешка кривит губы. - Обязательно приду на твои похороны, если окажется, что ты умеешь окружать вакуумом целые города. - Она считает всех противников бестолковыми троллями, не понимающими, что стихия рождается из энергии? Отсутствие кислорода лишит искру возможности разгореться, но ничто не помешает колдуну протянуть чары дальше, призывая стихию в любом удобном месте. Гонка со стаканом за вспыхивающими огоньками - этим она собирается Его пугать?
[indent] Избалованный магией и наученный сражениями, Он игнорирует первый выпад, не отрывая внимательного взгляда от девушки, и поэтому не пропускает второго. Отпущенная к щитам мощь, встречаясь с острыми льдинами переливается радугой среди серого города и превращает их в пар, без участия хозяина.
[indent] - Тебя Локхарт учил биться? - Смеется, кусает словами. Отвлекает и злит, не рассчитывая на полноценную отдачу, но и не пренебрегая вероятностью отвлечь соперницу. Стоит к ней спиной, выражая презрение и уверенность в собственном могуществе. Не заиграться бы, не выдать себя. Но что у него осталось из прежней жизни, кроме невидимых для окружающих кошмаров? Тот самый шрам на руке да уникальный магический отпечаток - мелочи, в которых копаются только после смерти. - Выбрось игрушку, можно обжечься, - он продолжает оставлять защиту на поручение своим барьерам. Сила расползается во все стороны словно бегущие от него змееныши, просачиваясь незримыми нитями через иные слои материи, чтобы сплестись в прочное узкое кольцо вокруг них и вспыхнуть замкнутой огненной стеной. Жар жжет открытые участки кожи: из остекленевшей зимы они по его воле оказываются на верхнем этаже ада. - Хотел бы я посмотреть как сгорит весь мир, но ты до этого не доживешь, - маг оборачивается и улыбается, демонстрируя бесчувственный холод знакомых ей глаз. Так глядят мертвецы, несмотря на кажущуюся их существование. Единственный Его «фокус» в том, что внутри у него выжженная пустыня и какой бы яростной не была ненависть, она уже не способна ничего растравить. Самый горячий и опасный из огней - самый холодный.
[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

+1

7

[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]
[indent] Это была не ее война. Если за Школу она еще была готова сражаться во имя давней памяти, то участвовать в битве за Лондон, а тем более погибать, не собиралась. Клятва, данная Хелен в цитадели города Элдарай связывала ее по рукам и ногам. «Куда бы ты ни шла, я пойду за тобой. Твой друг станет моим другом, а твой враг будет моим врагом».  

[indent] Она наблюдала, предвкушая, как заточенное с двух сторон острие проткнет сперва защитный барьер из чар, а затем и одежду, медленно и аккуратно входя в спину. Если бы только можно было немного притупить разум противника, загасить то самодовольство, с которым он выступал, играя так хорошо и нахально, что она даже на мгновения поверила тени. Только один человек ее вечно попрекал занятиями с Локхартом. Роджер всегда смеялся над ней, над лучшей среди своего курса по чарам, когда она боялась использовать атакующую магию на других. Его смех выводил из себя, окружая со всех сторон, подобно раскатам грома, ведь ей всегда хотелось быть лучшей, лучшей в глазах семьи, подруги, его. И единственное, в чем она оставалась хороша – магия. Каждый раз разъярённая едким замечанием про их сумасшедшего профессора, девчонка начинала лупить противника заклинаниями до криков и просьб о пощаде.

[indent] Ее баловство со льдом не дает должного эффекта, но она не переживает, поскольку даже не старалась. Ей ничего не стоило, воспользовавшись клинком, расправится с темным колдуном, вообразившим себя el diablo. Эгида подчиняла себе все четыре элемента, тесно переплетаясь в адаманте и неся с собой саморазрушение, если бы хозяйка решила воспользоваться всей мощью оружия. Но она не решалась – клинок был дорог ей, как и воспоминания о днях, даже годах, проведенных в Швеции. Первая поездка туда спасла девушку от неминуемой смерти – Хелен вывезла ее из страны полумертвую, не желающую и знать, что есть в этом мире, что-то более желанное, чем  отправиться к праотцам; или, другими словами, вслед за той, которую так презирала столько лет, идя наперекор и не сумевши спасти, когда была такая возможность. Магический Совет пытал ее тело, изнуряя бесчисленными тренировками, разум, заставляя проходить раз за разом по самым болезненным воспоминаниям, но и позволил глубже понять всю философию элементов, ставя их над человеком, а не подчиняя в себе.
[indent] И сейчас то, что показывал маг, было осознанным самосожжением – рано ли поздно все вышло бы из-под контроля для него, как самоучки, и, возможно, сегодня было для этого подходящим временем. Их разделял всего один шаг, и она чувствовала вонь сожжённых волос, своих; ухмылялась, наслаждаясь единственным оплотом холода, заглядывая в глаза волшебника.
[indent] - Эго. – Как бы невзначай замечает она, пряча эгиду обратно за пояс в ножны. – Ты контролируешь магию своим большим пребольшим эгом. Хочешь сжечь все? – Зачарованно она продолжает веселиться. Рука скользит по волосам, отбрасывая непослушные и полу сожжённые локоны назад за спину. – Так сжигай! Мне плевать на это место, понимаешь? Война пропитала эту землю злом и тьмой – так давай, сделай такую милость – очисти. Сожги все тут к черту! – Слабозаметные переливы голубого и золотого переплетаются, ползут по обнаженной шее, щекам и запястьям. Девушка отступает на два шага назад, забирается одним прыжком на каменный выступ некогда жилого дома, ставшего теперь руинами.
[indent] – Волнуешься обо мне? Не стоит. Огонь не выжигает огонь. Ой, - резко прикрывает губы руками, - проболталась. 

http://s8.uploads.ru/byQDi.gif http://s9.uploads.ru/kc2SY.gif

I torture you
take my hand through the flames
I torture you
I'm a slave to your games
I'm just a sucker for pain
I wanna chain you up
I wanna tie you down
I'm just a sucker for pain

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-18 20:05:31)

+1

8

и какими богами безумие это создано?
и какого черта я оказался в нем?
я живу, сгорая, между огнем и воздухом.
задыхаюсь между воздухом и огнем.

http://s9.uploads.ru/e9Olw.gif

[indent] С первого взгляда казалось, что от Нее не осталось ничего прежнего и перед ним стояло знакомое тело, наполненное чужеродным приведением, хранящим далекое представление о том, кем была Софи Фосетт. Но с каждым оброненным словом и пропущенным действием, чародей убеждался в ошибочности своих выводов. Стержень, ведущий девушку вперед, остался прежним. Она могла обрастать шипами, исписывать кожу шрамами, проливать себе под ноги галлоны крови, но стоило ей открыть рот и все бывшие однокурсники тут же бы закатили глаза, мысленно умоляя девчонку уняться и уйти с миром. Вороны были умны, но немногие из них отличались амбициями, рвением, жаждой забраться на самую высокую точку магии и покорить её. Будучи школьником, брюнет плохо разбирался в людям, лишь интуитивно отличая потенциальных врагов от друзей. Сейчас у него за плечами брел странный и болезненный опыт, позволяющий иначе оценивать прежних товарищей. Взрослые твердили, что у Дэвиса невероятное самомнение, но в его подруге скрывалось не меньшее.
[indent] - Делать выводы о тех, кого видишь в первый раз и ошибаться - популярная причина ранней смерти, - насмехается над ней, над её поспешными заключениям, над нескромным желанием считать, что никто другой не мог овладеть магией на таком уровне. Зря. Но вполне объяснимо. Впереди себя колдун выставил браваду, пытаясь прикрыться ей от образа того, кем когда-то был. Роджер всегда умел держаться в рамках собственной эгоистичности, не раздражая близких и далеких неуместным бахвальством. Новый маг, поселившийся на его месте, лишился жажды внимания вовсе, но маска все равно давалась ему удачно. Девушка верила, дерзко шагая в заготовленную ловушку.
[indent] Наставник не открывал с ним остальные элементы: кроме огня ничто не было бы стабильным внутри изувеченного юнца. Наполнение души чародея неумолимо отвечало за связь со стихиями, древние чародей десятками лет искали в себе гармонию, дабы на долю секунды сорвавшийся воздух не превратил искру в пожар, как земля обращала твердь под ногами в лаву. Характер Дэвиса идеально вписывался в концепцию необузданной силы, а отсутствие в нем эмоций делало срыв почти невозможным. Спаситель и Надзиратель [Роджер всё еще не знал как величать человека, вытащившего его с поля битвы, выходившего, запершего в подвале на долгие месяцы и сломавшего израненный дух окончательно, чтобы после взрастить на нем своего названного наследника и личного палача Его Темнейшества] не распылялся, не разменивался и не распылялся. Он швырял мальчишку в драконий огонь на глазах Лорда, чтобы доказать какой ценный дар принес ради принятия и прощения.
[indent] - Ты хоть в Школу ходила, девочка? Что-то твои познания на уровне грязнокровки, - мерзкое слово режет пространство без каких-либо колебаний. Ему плевать на чистоту крови, плевать как кого называть. Он осведомлен о том, что маггловская примесь делает магию слабее, но в их случае они почти на равных правах. - Знакомы? - задирает рукав демонстрируя напульсник из драконьей кожи. Сувенир. В настоящем статусная вещица, говорящая об устроенности волшебника в новом мире, раз тот может себе такое позволить. Драконы не горят. Драконы не поддаются магии. Их убивают в самые уязвимые места самыми острым орудием, но уж точно не пытаются пробить шкуру. Для большинства это бессмысленное занятие, но он мысленно расстегивает предмет и тот падает ему под ноги уже объятый пламенем. Чешуя медленно плавится у ботинок. - Хочешь проверить, чей огонь сильнее? - они ведь не спички жгут. Их пламя это в первую очередь магия и если колдун захочет, то гореть будет всё, что угодно.
[indent] - Если не хочешь бороться за эту страну, то сдавайся. Возможно, выживешь и уйдешь. Я, в отличии от тебя, не гонюсь за тем, чтобы доказать что-то себе и посторонним. У меня здесь работа, а ты просто мешаешь, - голос на пару мгновений меняется, лишаясь иронии и становясь спокойным. Искалеченное восприятие мутит сознание, но на поверхность всплывают отголоски словно дрожь на водной глади. Он же её просто бесит: своими знаниями, магией, наглостью. Сам выводит на бой, потому что хочет убить и поставить точку. Не возвращаться в прошлое, не вздрагивать от похожих на нее теней. По-хорошему её можно сдать на руки боевикам, пускай сами разбираются. В идеале: уйти, бросив в нее магический маячок, а им координаты.
[indent] Он глядит на нее строго, как взрослый вдруг вспомнивший, что он больше не подросток. «Убирайся». Стена пламени застилается гарью и синевой. Придется ли одевать эту маску еще раз и продолжать или у нее хватит разумности? Выдох обреченно покидает легкие. Если она всё та же Софи, то, видимо, первое.
[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

+1

9

[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

[indent] Она бы еще долго так игралась, но все рано ли поздно наскучивает. Скидывает ботинком лежащий рядом с ногой камень, наблюдая как тот катится к краю, а потом оглушительно падает на лежащую груду мусора под выступом, опаленную, как и боковые двери некогда красивого здания. По факту, огонь сожрал уже большую часть Лондона, потому все эти пререкания в духе «кто из нас сейчас двоих круче» были минутной слабостью и забавой, через которые нужно было перешагнуть и идти дальше.
[indent] - Какой же ты зануда, Дэвис. – Не думая, отвечает она и тут же осекается, внимательно следя за выражением лица мага, обдумывая, что только что произошло, и зачем она это сказала. Видать былое проснулось в виде отрывочных фрагментов, за которыми стояла многолетняя дружба и не только. И произнесенное секундами ранее было таким привычным и простым, как если бы они сейчас вдвоем не стояли посреди руин, окруженные смертью и проливающейся изо дня в день кровью. Роджер никогда не был ее совестью, скорее наоборот – дразнил и подстрекал делать еще большие глупости, нежели он могла себе позволить имеющимся среди студентов положением. И где-то за этим холодным взглядом пряталось что-то до боли знакомое, если не родное. Что-то, что хотелось раскрыть, но не обжечься. И пока девушка искала лазейки, мысленно выстраивая целую пирамиду из действий и слов, маг пытался добить ее, провоцируя забыть обо всем и обратить всю себя на одного единственного человека.
[indent] - Грязнокровка… ты уж определись, кто я там. Грязнокровка или Пожиратель. Или Пожиратель-грязнокровка? Я что, обидеться сейчас должна была? Ты меня спровоцировать собираешься? Лень марать руки первым и трогать девчонку? Думаешь, что сможешь взять, задурачить мне голову, подождать, пока я взорвусь эмоционально, и тогда устроим фейерверк из летящих в разные стороны внутренностей и рек крови? - Она действительно закипала, как если бы что-то из сказанного могло задеть тонкие струны отнюдь не тонкой души. Но тот продолжает давить, загонять ее все выше и выше - подальше от земли и поближе к открытому воздуху. Маг демонстрирует свое имущество, приобретенное явно незаконным путем, учитывая то, как ценна драконья кожа, чешуя. Украл, или же позарился на чье-то наследство - в любом случае, увиденное стоит того, чтобы это утро начать с прогулки именно в эту сторону города.
[indent] Девчонка пожалела, что ей уже нечем удивить волшебника, коль они объявили конкурс хвастовства. У нее не было с собой перчаток из фрагментов мерзлой чешуи драконов или йормунгаров, да и нерубский хитин весь ушел на доспехи Хелен, оставив Фосетт довольствоваться тренировочным костюмом, на который особо не приходилось надеяться, а уж тем более, если кто-то захотел спалить ее заживо. Накинутые несколько слоев магической брони не удержали бы мощи элемента. Вот она и не особо уже хотела проверять, смотря как распыляется мужчина все больше, не оставляя попыток прибить ее к земле своими угрозами и оскорблениями.
[indent] - Почему я должна сдаваться? Кому и зачем? - Недоуменно она посмотрела на мага, будто бы тот лишился рассудка и сейчас бегал голышом под стеной здания, служившего девушке опорой. - Да и какая работа? Вообще не понятно кто ты такой и за что борешься. Я хоть честно призналась, что не испытываю особого удовольствия находиться здесь, но, увы, моя храбрая подруга-блондинка слишком заботится о своем папашке-неудачнике, из которого был такой министр, как из меня принцесса. И единственные жертвы, те, кто пал от моей руки - темные маги, слишком амбициозные, но на голову тупы, как те, что работали в Министерстве на момент начавшейся битвы за Хогвартс. Неужели так сложно было изначально привлечь к этой операции больше сил, больше союзников? Это было похоже на чертову кровавую западню, устроенную своими же. И я даже не поленюсь добраться до секретных архивов, чтобы все знали, кто был виновен в убийстве сотен, нет, в тысячах найденных тел по всей Британии, в том числе Лондоне и на территории Хогвартса. Ты думаешь, я поверю, что Пожиратели, настолько слабоумные в своем существовании, провернули все это без сторонней помощи? Без тех, кто сидел у власти? Сомневаюсь. Ты только и можешь, что хвастаться, какой ты крутой, всемогущий, а что сделал ты? Кто ты? - На последних словах девушка уже не могла размеренно дышать, опасаясь, как бы легкие не лопнули от избытка кислорода, который она жадно хватала на каждом слове, все еще возвышаясь над стоящим внизу волшебником.
[indent] - Дэвис ты, или нет... будь тут Роджер, он бы вмазал тебе за меня.

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-18 20:05:20)

0

10

[indent] - Да? И правда, чего это я не рассказываю о своих делах девице, которая вышла на меня со спины и угрожает потыкать ножиком?! - Нет, серьезно, она ведь первая начала ему угрожать и обвинять в том, что он на кого-то там похож. А теперь удивляется, что её не письменным отчетом встретили, а агрессией? Чародей, несомненно, при любом раскладе, хоть залейся она горючими слезами, применил бы в ответ силу и держался на расстоянии, но доказать данное утверждение невозможно и он с легкостью скидывает вину на нее. Тем более, им все равно не уйти отсюда по-хорошему: стоило разговору затянуться и наружу полезли старые диалоговые привычки. Будь юноша чуть эмоциональнее, уже бы закатывал глаза, мысленно давая пинка под зад нахальству и упрямству блондинки. Такое развитие событий угрожало тем, что волшебница могла начать подозревать в сопернике настоящего Дэвиса, а он бы предпочел не затрагивать столь хрупкие вещи.
[indent] Он хотел ответить ей что-нибудь вразумительное. Про то, что эта земля давно захвачена и здесь действуют правила новой власти. Про то, что в данный момент идет война и нельзя быть за себя и не быть при этом против всех; что выбор стороны это обязательное условие, дабы не стать врагом для каждого живого существа. Или про то, что это не её дело кто и как устроил революцию, а если сильно любопытно, то пускай ждет интервью или издания книг, как все порядочные люди, а не бегает по взрывающему Лондону размахивая красной тряпкой над головой. Но всё сказанное им всё равно растворится в воздухе и пройдет мимо её ушей. Это же Фосетт. Она никогда его не слушает. Такое чувство, что у нее фильтр стоит против всех аргументов его логики, и он снова, как в былые времена, задается вопросом почему блондинка оказалась с ним на одном факультете, а не уплыла куда-нибудь ко львам. «Убить тебя было более простым планом. Ну когда ты уже вырастешь, Фосетт».
[indent] - Роджер? За тебя? С чего бы вдруг? - К горлу подкатывает ком и ехидство смешивается с неприязнью. Ненависть, как единственное существующее чувство, вдруг отзывается на услышанное и поворачивается к ней. Вся та злоба, что позволяла методично уничтожать врагов сжимается в одной точке - на волшебнице. - Ты его оставила. Сделала свой выбор, - разум велит заткнуться и прекратить переходить на личное, перестать говорить то, чего знать никто не может, кроме их близких друзей. - Удивительно, что он полез в том сражении на сторону Ордена. Наверное, из-за того, что Оливия так долго билась за него. Но у вас всех были дела поважнее, чем обращаться внимание на мальчишку, чей отец законченный деспот и слегка Пожиратель смерти! - Взрыв раздается за спиной волшебника, сотрясая землю под ногами. То ли сгусток энергии нашел выход, то ли пламя добралось до чего-то нестабильного. Оба вариант одинаково скверные. Дэвис не обращает на него какого внимания, сейчас он ощущает только как челюсть сжалась до скрипа зубов.
[indent] - А так могилка у него милая. Ходила? Пыль сдувала? А то некому теперь. Оливия повесилась, а Демиан и Трейси делают вид, что не имеют никакого отношения к предателю. - Никто туда не приходит. Он сам тоже. Не те времена, многие погибли, приверженцы Ордена в опале.
[indent] - Будь здесь Роджер, он бы прошел мимо и сделал вид, что вы незнакомы. - Колдун оглядывается назад и не понимает зачем прожил эту жизнь, зачем продолжает теперь. На пятом курсе он так боялся войны и того, что она может сделать с их судьбой, и вот каждый кошмар превратился в реальность. Все эти знания, могущество и прочую ересь мальчишка бы выменял на мирное небо и место в команде норвежской сборной. На то, чтобы еще хоть раз побежать по перрону к маме, как после первого учебного года, и броситься ей на шею. Впрочем, отсутствие войны меняла многое, преображая мир до того состояние в котором Дэвис его любил.
[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

+1

11

[indent] Она впервые замолчала, пусть и знала, что ответить, но стало слишком душно для столь холодного февральского утра. Она всегда верила, что Роджер будет вступаться за нее так же, как и она за него. Пусть и была девчонкой, да и не имела никаких способностей для его любимого спорта, но всегда верила в то, что это будет навсегда, и что ничто в мире не посмеет пойти против их отношений. Но все оказалось намного прозаичнее и печальнее. Хотелось сказать, где же был Роджер, когда она после выпуска столкнулась лицом к лицу со смертью, забравшей Эмили. Где был он, когда она так в нем нуждалась. Его отсутствие и безразличие только усиливало агонию, в которой пребывала Софи. Но даже в те мгновения, в те дни ее личного ада она ни на секунду не возненавидела Роджера.

[indent] - Отстань, Хел. Я х-хо-очу сжечь это дерьмовое место. - Руки ее родной Хелен были необычайно мягкими и нежными. Она выхватывала у Фосетт бутылки, которая та отправляла в свободный полет по гостиной. София была уже изрядно пьяна с самого утра, еще до того, как переступила порог проклятой квартиры. - Ненавижу ее. НЕНАВИЖУ! Она оставила меня, Хел, она оставила меня. Я не хочу, чтобы в этом мире хоть что-то напоминало мне о ней. - Долиш не успевает забрать и поймать очередную бутылку, запущенную в огромное зеркало над камином. Под звук разбивающегося стекла разбивается сердце Софи.

[indent] Девушка отворачивается, подогнув ногу и обхватив колено руками. У темного мага вышло пробить ее броню, потому она устало наблюдает, как линии элементов с ладоней исчезают, запястье - бледная кожа с проступающими прожилками вен, царапинами и сине-фиолетовыми отметинами на костяшках. Софи снимает куртку и отбрасывает вниз, обнажая целиком руки и плечи, не сокрытые черной майкой. Жар распространяется по четко выделенным границам периметра. Из этого ада нет для нее дороги.
[indent] И только в аду вместо снега с неба падает пепел.
[indent] - Роджера никто не убивал. - Она сдувает с левого плеча мертвую посланницу огня, но та лишь непослушно пачкает кожу, оставляя черно-серую отметину. - Это было самоубийство.
[indent] В тот день, когда это произошло, она проснулась в темной палате больницы св. Мунго, зачем-то привязанная к больничной койке. Ее тело горело, и этот жар терзал ее изнутри, заставляя кричать от нахлынувшей внезапно боли. Хуже было то, что затуманенным после сражения разумом она ничего не понимала, она только кричала и кричала, пока этот крик не остался в ее вновь заглушенном рассудке.
[indent] И этот крик до сих пор с ней. С того самого дня и до сегодняшнего утра. Как бы она хотела избавиться от него, заглушить, уверовать, что это только слабости и наваждение. Как бы она хотела вернуться к той самой точке, когда ад еще не стал настолько горяч. Если бы она только могла найти его после своего возвращения, а не бросаться сразу в войну с головой. Она даже бы не говорила о том, как сильно нуждалась в нем - это и так было бы понятно. Он бы понял и вместе они бы решили, как поступать дальше со всем происходящим. Но вместо этого она вылила всю свою ненависть на захватчиках, не боясь ни непростительных, ни острия клинка. И ей было мало. Ей хотелось, чтобы эта игра все длилась и длилась...
[indent] - Мне очень жаль... прости за Оливию. - Она обращается не к стоящему на земле колдуну, а будто бы разговаривая сама с собой, или призраками, что неожиданно посетили ее. Демиан никогда не был образцовым отцом, а Трейси поддалась своим друзьям-змеям. Но Оливия всегда представлялась Софи своеобразным ангелом-хранителем Роджера. Ее она любила не меньше, чем кого-то из дорогих и близких ей людей, почти так же, как и свою маму.
[indent] Ей больше не хочется ни о чем говорить, ни с этим магом, который так умело лишил ее волшебного щита, ни с кем больше. Волосы давно потонули в пепле, как вся она - в темных размазанных полосах на бледной коже рук и лица. Софи спрыгивает обратно с выступа, приземляясь рядом с курткой.

[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-18 20:05:10)

0

12

[indent] Кривая улыбка безобразно ложится на губы. Роджер Дэвис - бесславный мальчишка, найденным сожженным до неузнаваемого состояния. Никто не обладает достоверной информацией о том, как он погиб, а потому каждый станет додумывать в своем репертуаре. Ей вот нравится представлять, что это было самоубийство. Мерзкое слово, которое волшебник никогда не применяет к себе. Разве что, если обозвать так его подростковое решение ввязаться в чужую войну, за страну, не ставшую родной и за такие же пустые идеалы. Впрочем, слишком прозаично получается. Чародей, в нынешнем амплуа, далек от подобных красноречивых сравнений и привержен земному.
[indent] - Что же, коль Авада, давящая в грудь острием волшебной палочки, для тебя называется так - пускай. Мертвым плевать, - ему тоже. Воспоминания - личная ноша, брюнет давно перестал пытаться разделить её с кем-либо. Перекошенное ненавистью лицо потенциального убийцы; грубая рука, схватившая за грудки; боль, пульсирующая по телу десятками разнообразных ранений; пальцы, сжимающиеся на рукаве побеждающего противника; пламя, охватывающее их обоих - всё останется в нем, умрет вместе с ним. Единственный свидетель не откроет рта, не поделиться ни с кем тем, что увидел. Ведь его знания стали особенным козырем. Он вытащил мальчишку оттуда, залечил повреждения и изувечил душу, превратив ловкими, абсолютно не физическими пытками в своего последователя. В своего племянника - эту же версию он выдал Темному Лорду, когда объяснял откуда взялся чародей, сведущий в одном из редких ответвлений магии? К счастью, знаний из рассказов матери хватало для красивой лжи, перенесшей юношу на другу Родину и в другую Школу.
[indent] Он бы мог тогда зацепиться за Неё. Не сдаться. Умереть взаправду. Но не стал. Сдался, забившись у стенки подобно битому щенку. Почему? Не понял и сам. Наверное, было слишком много боли. Слишком много оцепеневших трупов друзей о которых он спотыкался, пытаясь выжить в Последней Битве за Хогвартс. Всё остальное, даже самое ценное, годами бережно хранимое в груди, уже ничего не значило. Он не поступил правильно сразу после выпуска, не погнался ни за одной из своих мечт. И упустит обе. Мам, прости.
[indent] От Оливии в сердце осталось столько же пепла, сколько кружилось и падало на израненную землю. Слова о ней утешали злость: будь она жива, то наверняка сумела бы унять его страдания. Остановить его. Бой захлебывается не начавшись - очень похоже на ловушку, но отсутствие страха делает солдат опрометчивыми. Вдох. Выдох. Как круги по воде расползается новый посыл по энергетическим каналам: огонь затухает, задушенный магией. Вызывать проще - сила выплескивается наружу без сопротивления, а перекрывать - будто тянуть назад нечто, передавив глотку самому себе.
[indent] Разворачиваясь, брюнет подставляет ей спину, нутром чуя, что она не ударит по нему. Пройдя через столько сражений начинаешь верить, что заметишь приближающуюся смерть до её последнего рывка, и смело протянешь руку навстречу, не моргнув от испуга.
[indent] Верность суждений не суждено проверить в этот раз. По ушам режет пронзительный звук, заставляя пригнуться и обернуться, наблюдая как несколько грязных силуэтов выползает в их сторону. Они не похожи на Пожирателей - нет ни отличительных нашивок, ни черного дыма, говорящего о молниеносном перемещении. Остатки Ордена? Среди них ни одного знакомого лица, а ведь большинство настоящих противников он видел в прошлой жизни. Роджер оборачивается к блондинке, пренебрегая первым ударом, дабы взглянуть на нее и что-либо понять [как минимум: к ней ли они явились на подмогу], но в эту же секунду раздается взрыв, сбивающий бывших друзей с ног.

мы стремительно сходим с ума по заветам и правилам вашим,
если нас задержала межа - службу справим и будем довольны.
и закончиться, и продолжать каждый год одинаково
б о л ь н о.

http://sg.uploads.ru/yezbo.gif

[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

+1

13

[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]
[indent] Ещё вчера она хотела уехать и даже собрала то, что все ещё ей принадлежало целиком и без остатка - оружие. Ножи, кинжалы из адаманта, арбалет с отравленными стрелами - все было аккуратно сложено в большую сумку и ожидало в руинах на севере Лондона. Там, где некогда был маггловский центральный банк. Там же и скрывались знакомые, те, кого Софи смогла вытащить из Косого переулка в день самого мощного взрыва, прокатившегося волной, погребая под собой всех, кто осмелился в тот день выйти за пределы укрытий. Некогда заброшенные комнаты-офисы банка теперь были забиты волшебниками, удерживающими стены волшебным щитом от врага и магглов. Хелен со своим отцом была сейчас там. Софи невольно чувствовала ее тревогу, направленную в первую очередь на неё, ту, которая ушла ранним утром, чтобы перед аппарацией на восток ещё раз пройтись среди руин своей «родины». Ей не хотелось погибать здесь, она была уверена, что ее труп уже никто не захоронит. Повезёт, если его сожгут, а на оставят трупному зловонию блуждать по пепелищу. Прочь эти мысли. Она уедет, как и собиралась. Вместе с Хелен, которая ждёт ее, пытаясь залечиться гнойные раны отца. Уже давно, как больница Святого Мунго подорвана, а ингредиентов для зелий днём с огнём не сыскать. Уже давно, как магия не справляется с количеством ран, распростертых на телах волшебников подобно линиям метро. Кто хотел бежать - бежали. Кто хотел умереть здесь  - уже мертвы.
[indent] Но некоторые мертвые живее живых, что впрочем могло оказаться простой галлюцинацией, как если бы вода, поставляемая в убежище, была все же отравленной. После всех этих слов про смерть, Оливию, взаимных колкостей, хотелось развернуться и уйти, оставив все, как есть, лишь бы не продолжать обоюдную пытку. Именно это Софи и собиралась сделать, поправляя ремни, держащие клинок, как эхо шагов, шелест и шорох заполнили обитель проклятых.
[indent] - Черт. - Выругалась Фосетт, возвращая пальцы на рукоять. - В прошлый раз эти мерзавцы сломали мне руку. Но Хелен с палочкой вовремя появилась. - Она сказала это автоматически, будто бы рядом стоял все ещё ее Роджер, такой, каким она его запомнила, какого любила больше жизни и какой забрал все живое вместе с собой, когда покинул ее. Но оглушенный взрыв, раздавшийся прямо у них перед носом, выбил всю ностальгическую дурь из головы. Все, что успела Фосетт в момент, когда увидела яркую вспышку, направляющуюся к ним, так это выставить самую минимальную защиту, сотканную из замороженных кристаллов, заледенелых частиц синтезированных воздуха и воды. Взрыв хоть и пробил щит, но нанёс минимальный урон, отбросив волшебников к стене, на которой Софи не так давно сидела, ковыряя ботинком облупившуюся штукатурку на выступе. Удар пришёлся на правое ребро, тут же занывшее тянущейся болью. Глазами она искала Дэвиса, рукой стряхивая мелкие камни, что посыпались в момент столкновения с опорой здания.
[indent] - Нам надо уходить. - И когда это она решила, что существуют эти «мы»? Она пришла одна и одна уйдёт, но глухая боль, исходящая уже не от ребра, а из эфемерной души, играла свою мелодию, которой было сложно противостоять. - Но мы их убьём. Надо только отойти в глубину здания, пока облако пыли и пепла не улеглось и мы снова не стали живыми мишенями. По ступенькам в середине зала на третий ярус - от туда шикарная панорама открывается. Идём же. - Волшебница не была уверена, что мужчина слушал ее, ещё больше - что он последует за ней. Он не был из тех, кто так просто отступает, или боится смерти. За их недолгий разговор она узнала больше, чем из сводки новостей, всего того ужаса, который происходил в магическом мире, как люди были порабощены и безвольно подчинялись темным волшебникам. Что на самом деле произошло с Роджером? Вся та вера в его смерть теперь осыпалась к ногам, смешиваясь с кровью из раны, которую Фосетт только заметила на руке. Неглубокий порез, оставленный железным крюком, рядом с которым она сейчас была, пылал алым пламенем выступающей крови.
[indent] - Пожалуйста, Роджер, идём. - Настаивает она в последний раз и протягивает руку, второй хватаясь за стену в попытке подняться. Но очередной взрыв над их головами разрывает любые раздумья, заставляя двигаться.
[indent] Вместо того, чтобы по задумке бежать внутрь, волшебница делает несколько шагов вперёд и опускается на колени, призывая всю силу, которая смогла бы дать им несколько лишних минут для отступления. Земля, остатки асфальта, покрытого осколками льда, приходят в движение, разверзаясь перед руками и прокладывая глубокий разлом в противоположную от здания сторону. Ещё пара минут для того, чтобы отрезать их единственное спасение от налетчиков, пока пыль летает в воздухе, подхватываемая магическим торнадо, застилающим силуэты Фосетт и Дэвиса. Только теперь она разворачивается и бежит внутрь, чтобы занять удобную позицию на уровне третьего этажа и атаковать нежданных гостей с высоты.

+1

14

[indent] Взрывная волна сбила волшебника с ног, бросив их в стену как тряпичных кукол. Щиты, благоразумно выставленные им до отправления на место боевых действий, выдержали удар, смягчив его на максимально возможном уровне. Их хватило на то, чтобы амортизировать падение, закрывая брюнета как от взрыва, так и от болезненного приземления, но на этом магической запас закончился, обрушивая оборону в ноль. У него остались лишь ментальные блоки, смысла от которых пока не было никакого, ведь нападавшие предпочитали применять силу, использую мощнейший неизвестный источник. Колдовство ли происходило перед ними? Или кто-то решился произвести на свет гибрида, примешав к древним чарам силу маггловских изобретений? Слухи о последнем оставались самыми устрашающими: не_маги ушли в прогрессе слишком далеко, став невероятно разрушительными существами. Они стирали с лица земли собственный вид и, стояло им узнать про ведунов, непременно бы добрались до них. Времена Инквизиции намертво впечатались в память волшебного мира.
[indent] Роджер подскакивает на ноги в первый же возможный миг, боясь находиться в горизонтальном положении проигравшего. Отряхиваясь от грязи несколькими неловкими движениями, он оглядывается вокруг, мимолетно проверяя наличие рядом девушки, которую продолжает относить к ряду врагов. Однако, в основном чародей сосредотачивает свое внимание на основной угрозе, готовясь к ответной атаке. Её слова, подобно мелким ранам усыпавшим его тело, жужжат на заднем плане, отвлекая не более, чем закадровая музыка в фильме. Разум отказывается прислушиваться, в такт сердцебиению качая по невидимым венам силу, энергию превращающуюся в разрушительное пламя по одному-единственному велению мысли. Из сжатых кулаков сочатся жидкие красные искры: ему мерещится безумная идея, что если уничтожить подрывников, то война закончится сегодня. Или совсем скоро. И этот проклятый путь будет наконец окончен.
[indent] Второй взрыв. Протянутая рука. Родной голос. Всё сливается вместе, перемешиваясь обжигающим коктейлем. Он не пойдет за ней, это читается во всех невербальных жестах. Но, возможно, волшебник пойдет вместе с ней. Если найдет хоть одну причину превратить блондинку в своих глазах из врага во временного союзника перед более опасной угрозой. 
[indent] Она шагает вперед, опускаясь к земле и обращаясь к третьей стихии. Ворожба, творимая девушкой, знакома ему на подсознательном уровне: они столько раз колдовали вдвоем. Ей, коль захочет копнуть в ответ, тоже может открыться правда, и по уму стоит отступить, не попадая лишний раз в ситуацию, где Фосетт может узнать правду. Вот только сражение диктует свои условия. Их противник слишком силен, иначе бы город давно вернулся в руки магов, а не оставался мишенью для воздушных и наземных ударов неизвестных лиц. Он тоже опускается вниз, прижимаясь ладонями к испещренному разрывами асфальту. Огонь стекает из ладоней, пропитывая почву и ненависть выходит так легко, что с губ срывается тяжелый выдох. Ни один маг не способен призвать два элемента одновременно - таков закон вселенной. Зато на это могут пойти несколько человек, при условии, что их поля наложатся друг на друга, соединившись на миг. Софи и Роджеру, даже без желания блондинки, этот фокус дается просто: опыт берет свое. И место разлома, как место встречи земли и огня, наполняется лавой. Магма разевает пасть, проглатывая любого, вставшего на её пути.
[indent] Усталость заставляет его уходить, прячась среди руин полуразрушенного здания. Волшебник хлопает себя ладонями по одежде, нащупывая небольшой пузырек во внутреннем кармане и опустошая содержимое одним глотком. Стекло разбивается под ногами, он наступает на него подошвой, проходя вперед, поднимаясь выше, по шагам Фосетт. Он все еще чувствует от нее угрозу, потому предпочитает держать к себе поближе. Только спустя три лестничных пролета юноша осознает, что весь мир словно погрузился в абсолютную тишину. Ни звука падающих обломков, ни треска прогорающих поверхностей, ни стонов боли...
[indent] - Это хорошо не закончится, - Роджер поднимается на третий этаж, который, на первый взгляд, уцелел лучше прошлых двух, даже ступеньки почти все целые. За пустыми оконными рамами один сплошной дым. Их воображаемая крепость до горечи во рту напоминает склеп.
[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

+1

15

[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

[indent] Идеальная высота, чтобы подстрелить врага в его свободном полёте, жаль только, что он не один, а позвал ещё и приятелей, плавно передвигающихся в поднявшемся урагане. В прошлый раз Софи сбежала, но в этот вряд ли ее отпустят живой - они не любят, когда волшебники прибегают к помощи обычного оружия, а именно из арбалета она стреляла по ним пару дней назад. Пришли за ней, чтобы отвести на массовую казнь? Или расквитаются в тишине разрушенного квартала?
[indent]- Лава? Очень хорошо, но боюсь, что это подарило нам только пять-семь минут спасения. - Волшебница облокотилась на уцелевшую раму, вертя в руках нож-бабочку. - Эти стервятники здесь, чтобы хорошенько помародерствовать, да и добавить в свои списки ещё парочку трупов. - Сквозь песчаную бурю она видит силуэты, неспешно подкрадывающиеся все ближе и ближе. Ей ничего не стоит запустить свою острую птичку, вертящуюся на пальцах, и так вкусно входящую в артерию на шее, так, чтобы уже ни одно заклинание не смогло бы вернуть к жизни, не то, чтобы залечить рану. Но таким образом они доберутся до них быстрее, точно зная, что те далеко не сбежали.
[indent]- Прости, но я не намерена сегодня умирить. Послушай. Ты мне не веришь, это я и так вижу. Да и я не спешу доверять давно почившим близким. Но мы все ещё можем аппарировать отсюда. - «Например, в развалины банка...», - нет, ни за что она не подвергнет опасности таким образом жизни своих друзей и людей, доверившихся ей.
[indent] Волшебница все ещё вглядывается в тот ад, воцарившийся в ходе войны и благодаря элементной магии: разверзнувшаяся бездна, наполненная огненной силой, что течёт даже сейчас без видимого глазам источника, пребывая в постоянном движении. И падающий с небес пепел, будто бы небо с землёй поменялись местами. Горы трупов, тухлый запах смерти и серы, горящий Лондон. Вот так выглядит ад. Красивый, завораживающий, чудотворный, мертвый город с орошённой кровью землёй, кормящиеся плотью черви.
[indent]- Знаешь, - тихо начинает она, не сводя завороженных глаз, - многих я похоронила, видела могилы родных и друзей, все они мертвы, и никто их не вернёт. И только одного человека я навсегда оставила жить в этом мире. Ни похорон, ни могилы. Он сильнее смерти, как моя любовь к нему. И я хочу жить ради него. В конечном итоге, если все обернётся непроходимой физически опасностью, то я сбегу. И пусть меня назовут трусихой, но я не хочу умирать, я хочу хотя бы помнить его. И чтобы со мной жили эти воспоминания. Ведь если умру я, то и он умрет вместе со мной. Я эгоистка, которая хочет помнить и видеть его хотя бы в своей голове, памяти. - Устало выдыхает, закашляв в кулак. Она так далеко зашла, что теперь дорога назад не выглядит достаточно привлекательно, чтобы пойти по ней с опущенной головой. Это не ее война. Она пришла забрать всех, кого сможет, заодно и утолить жажду в убийствах. И она почти добилась успеха в этом мероприятии, если бы не сегодняшнее утро.
[indent] Война в голове, война перед глазами, разрывающая сознание своей бессмысленностью и дикостью. Убийцы, поджидавшие их у стен здания, выжидающие добровольного покаяния. Девушка сползла по стене вниз, служившей ей опорой все это время, дабы унять дрожь в ногах, чтобы та не сильно бросалась в глаза, ибо сама она чувствовала, как ее выжигает холодом изнутри. Этот страх холодный, на ощупь как растаявший лёд, имеет запах серы, или горящей бумаги, но все ещё холодный и на вкус как запечённые яблоки. Клинок в ножнах переливается, горит позолотой ярче обычного, призывая взять в ладони, покрытые не одним слоем мозолей и спрыгнуть вниз с третьего яруса, добыв к ужину парочку свежих голов. Удивительно, как оружие способно чувствовать волю своего хозяина, становясь с рукой в бою одним целым, разделяя и радость от нанесённых увечий, и боль от ран, которыми украшают враги твоё тело.
[indent]- Они чего-то ждут. И мне даже страшно представить, чего именно.

http://s8.uploads.ru/5V7cp.gif http://s8.uploads.ru/IW3tO.gif

xxxtentacion – save me
Hello, from the dark side in,
Does anybody here wanna be my friend?
Want it all to end,
Tell me when the fuck is it all gon' end?
Voices in my head telling me I'm gonna end up dead.

+1

16

[indent] Он собирался выяснить как много знает его невольная спутница о нападавших, рассчитывая получить хотя бы крупицу полезной информации, но разочаровался в этом до того, как успел начать разговор. Одного предложения переместиться отсюда куда-нибудь подальше было достаточно, чтобы признать: она разбирается во врагах не многим лучшего него. Чародей взглянул на блондинку взглядом в котором читалось «Думаешь, я бы не бросил тебя давным-давно, если бы все было так просто?». Ему доводилось видеть как разрывает на куски волшебников, сделавших неудачную попытку исчезнуть в пространстве. Если тебя перехватил сильный маг [а сделать это не так трудно как кажется - прощупывай энергетические пути в свое удовольствие], то в лучше случае ты останешься на месте, но это требует определенных сил и проще вырвать жертву из тоннеля, прорывая сквозь материю времени. Об этом юноша поделился со своей спутницей, не теряя скептического настроя, но все так же ища иной выход. Пока брюнету больше всего хотелось дать бой.
[indent] - Тогда тебе не повезло со временным союзником, - он опять клонит голову на один бок, вскрывая взглядом девушку. Говорить дальше - лишнее. Он не боится смерти, не бежит от нее, и колдунья давно заметила это. Её терзает жажда жизни: в каждом вдохе, жесте, слове. Ему уже не вспомнить каков на вкус первый из человеческих инстинктов. - Я предпочитаю оставлять мертвых мертвыми, - про себя, про мать, про десятки знакомых и друзей. Роджер отличается от собеседницы. Он легко хоронит всех, даже не увидев реального подтверждения гибели. Лондон - место, где он родился, вырос и, самое главное, был счастлив - воняет смрадом и горит в огне. К чему остальные доказательства, когда вот оно, основное.
[indent] В мыслях закрадывается надежда, что её речь была не о нем. Пускай любит кого-то другого, более достойного памяти и дополнительного времени. Брюнет мог бы хранить в груди тоску о своем прошлом «я», если бы не тот печальный факт, что нет никакого «прошлого». Есть одна личность и десятки принятых в разное время решений, потянувших за собой цепочку последствий. Он может сколько угодно разделять себя на два жизненных отрезка, но между ними всегда будет крепкая связь в виде сдавшегося мальчишки. Дэвис не тот, кем все привыкли его считать. Не лидер, не герой, не чемпион. Обычный юнец, позволивший одеть на себя узду и приручить. Разве сильные люди стирают себя до белого листа, чтобы стать тем, кого презирали?
[indent] Сидеть у треснувшей рамы, на краю бывшего окна, под прицелом чужих взглядов, бродящих среди рассеивающихся пыльных облаков, не очень удачное решение, но это не останавливает колдуна. Опускаясь на пол, игнорируя битое стекло под ногами, юноша облокачивается спиной на опору, запуская пальцы во взъерошенные волосы, дабы совершить еще одну бесполезную попытку поправить их. Пряди пропитаны грязью, пеплом и копотью сгоревших тел. Темные, болотные глаза устремляются на землю, гоняясь за красными всполохами пламени. Их силу Роджер чувствует даже здесь и ему кажется, что он способен протянуть руку и соприкоснуться с ними.
[indent] - Выбирают наиболее удобный способ нас убить, - усмешка обрывается на губах из-за глухого толчка будто что-то раскачивает фундамент под зданием. Хватаясь за раму, чародей еле успевает удержать равновесие, но встать у него не получается. Следом за пробным ударом приходят новые, более сильные и частые, наполненные утробным шипением. Землетрясение? - Как будто что-то огромное шагает, - пытается перекричать нарастающий гвалт, но слова тонут в чьем-то оглушительном реве. А вот и новая игрушка подрывателей.
[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

Отредактировано Roger Davies (2018-07-06 15:47:30)

+1

17

[indent] «Вообще-то во многом не повезло», закрадывается мысль.
Храм воспоминаний постепенно пустеет, больше никаких повторов за повтором, многолетнее молчание, сохранившиеся надежды, змеей извивающиеся под одеждой. Они дошли до точки невозврата. Похоже на последнее погружение, наполнить только легкие как можно быстрее и не почувствовать горьковатый привкус упущенных возможностей.

[indent] - Твое смирение мне нравится. Могла бы и я быть настолько сильной, чтобы сказать смерти «привет». – Смех, в котором каждый поделенный звук, есть не что иное, как попытка натянуть на страх смирительную рубашку. – Мертвецы обычно молчат. Я привыкла иметь дело только с такими, но ты прямо какой-то особенный случай. 
[indent] Был бы сейчас Роджер с ней. Был бы он всегда с ней… все могло быть иначе. И эта мысль в тысячный раз за день ломится в закрытую дверь сердца, не желая отступить ни на дюйм от разыгравшейся фантазии. Будь она немного смелее, то уже давно проверила свои догадки относительно коллеги по несчастью, чьи опустошенные глаза больше не желали сопротивляться нападкам реальности, но погрузившись в которые, была возможность больше не всплыть на поверхность. 
С каждым толчком ее все сильнее откидывает на стену, не позволяя встать на ноги.
[indent] - После моей последней встречи с драконом я не сильно жалую зверюшек, особенно, если они большие и рычат. – А может это вовсе и не зверюшка? Но уже поздно думать об этом. – Так ты намерен драться? Или как? – Адамант сверкает переливающимся внутри золотом. Эгида оживает, тонкими нитями выплетаясь из рукоятки и проникая под кожу пальцев, которые крепко сжимают оружие. – Sva ec gel, at ec ganga ma, sprettr mer at fotum*. – Обращенные к рунам, слова складываются в песнь, призывающей руны отразиться синевой.
[indent] Очередная попытка встать дается с трудом, отзывается болью меж ребер, но Софи превозмогает и ее, цепляясь пальцами за шершавую стену и карабкаясь по ней по направлению к раме, туда, где раньше должно было быть окно. Среди обломков, покоящихся в этом светлом помещении можно разглядеть брошенные и одинокие книги, обугленные останки печатной машинки, которые раньше использовали магглы. Тысячи посеревших, грязных страниц, на которых могли быть написаны потрясающие рассказы о далеком прошлом или возможном будущем. Будущем, которое уже не наступит. Ни для этих страниц, ни для владельца этой комнаты, ни для кого. Это здание некогда было жилым домом на десять маленьких квартир, хранивших в себе свои исключительные истории. Как жаль, что у любой истории есть конец. Просто стоит понадеяться, что жильцы уехали вовремя, еще до начала атаки на эту часть города. Отсутствие трупов вселяет некую надежду, ухватившись за которую, Софи старается бороться с безысходностью. Будь у нее при себе арбалет, можно было бы зачаровать стрелы, или отравить. Кто же мог подумать, что свершая ежедневную прогулку по окрестностям, можно ненароком наткнуться на свою смерть.
[indent] Яркая вспышка, опасный луч света проходит через окно, за основание которого она цепляется. Мощный поток едва не задевает ее, проходя над головой и взрываясь, достигнув противоположной стены. Здание не прекращает ходить ходуном под их ногами, но вместе с этой пляской две тени скользят по этажу, пробиваясь через лабиринт-коридор. Их отчетливо видно через дверной проем. Тени рыщут и хотят поживиться. Волшебница вправе предоставить им такую возможность, но не сегодня, целенаправленно отходя к проему, готовая атаковать. Будь у нее палочка, все было бы легче, но черт подери этот не живучий инструмент и смерть его творца.
[indent] Призванная сила воздуха электризуется с помощью двух начерченных эгидой на облупленном полу рун, материализуется в едва заметный щит, выставленный на месте, где когда-то была дверь. Пройдя через который, тени лишаются своих чар, обнажая человеческую плоть, которой не так и сложно нанести один удар за другим – начиная с перерезанного горла и заканчивая выворачиванием внутренностей. Это все происходит моментально с одним из мародеров. Волшебница не церемонится, но выполняет все в строгой последовательности, дабы потом, на случай, если все же выживет, было бы легко доказать свою непричастность. Но и это еще не все – сочащаяся из тела во все стороны кровь поднимается под действием воздуха, сжимаясь до полных шариков размерами с апельсин. Всех их чародейка посылает в окно, в надежде, что послание долетит и обрушится на головы тех, кто затеял сегодня помешать той ностальгической ноте, с которой она вышла из здания банка.
[indent] - Там еще один сюда все спешит добежать. Может, хорошенько так поджарим, чтобы запахло обугленным мясом? 

*древнеисландский, отрывок Старшей Эдды, заклинания Высокого: подчинение энергетических порталов, дезориентация противника.   
[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

+1

18

[indent] - Всегда, - в мироздании не существует такой вселенной в которой он бы отказался от этого боя, от приливающей к легким силе, готовой сорваться в указанном направлении. Дракон? Что же, его подобная встреча сделала яростнее, увереннее. Еще не зная про квиддич маленький темноволосый мальчик мечтал изучать неведомых созданий, покорять высоту на их спинах. Рисовал образы гигантских ящеров в ночном небе, составляя из звезд воображаемых крылатых гигантов. Пятнадцать лет спустя всё изменилось: он узнал на что способен и вместо того, чтобы дружить, выучился убивать. Чародей не сомневался, что был таким с рождения, просто не имел возможности открыть в себе иную сторону. Стоит только вспомнить Турнир, закованных в цепи чудовищ, и восхищение, адресованное не им. А огню. Оранжевым стеблям, прорастающим у него внутри. Магия - вирус? Заболевания, передающееся генетически? Некоторые её формы очень похожи на это.
[indent] Черная дымка обволакивает волшебника - сражение обнажает истину, бросая карты рубашками на стол. Безымянный, лишенный опознавательных знаков, одним-единственным образом он может заявить о том к кому принадлежит, чью принял сторону. Светлые и все прочие маги перемещаются не так, не исчезают грязным облаком, прочерчивая грифелем след за собой, чтобы появиться вновь в более удобной точке. Возле окна. Держась за стену, откуда минутой ранее отлетела оторванная рама, брюнет едва заметно скалится, глядя на улицу. Удержаться на месте тяжело, поэтому он обращается к привычной магии, доставая волшебную палочку, окованную металлическим сплавом. Одно заклинанием делает подошву ботинок свободно прилипающей к любой поверхности и уворачиваясь от выстрела, юноша вновь прячет нелюбимое оружие. Колдовство проводников и слов для него чужое, инородное. Куда приятнее работать напрямую, пропуская через себя каждую толику энергии и моментально расплачиваясь за нее откатами.
[indent] Луч взрывает стену позади них, обдавая жаром и волной осколков. Точечная боль - мелочь в сравнении с тем эффектом, который имеет на него все связанное с пламенем. Не оборачиваясь ни на девушку, ни на удар, колдун выискивает взором цель, среди клубов поднимающихся пыли и грязи, и сжимает кулаки, призывая стихию. Там, внизу, на улице, оранжевые языки начинают свой танец, заживо сжирая людей и кусая за ноги монстра. Их вопли звучат сладкой музыкой для ушей брюнета. Гигант, настоящий или повинующийся реакции кукловодов, ревет, добивая громогласным голосом оставшиеся целыми стекла. К счастью, на их этаже таких нет. Красные шары, пролетающие мимо его головы, режут нос запахом крови - тем, который невозможно спутаться ни чем, когда давился своей собственной. Оборачиваясь на слова волшебницы, Роджер улыбается, и эта уродливая мимика пробрала бы любого маггла хуже всякого фильма ужасов. Ему бы вскрыть её от уха до уха, чтобы совсем вписаться в образ безумца.
[indent] - С удовольствием, - маг выходит вперед, радуясь вовремя сотворенному заклинанию, давшему ему две свободные руки. Пальцы, сжатые в кулаки, режут ногтями ладони. Огонь рождается возле него и стремительно ползет вперед, пожирая на своем пути тень, пытающуюся отбиться водными ударами. Бесполезно. Его магия сильнее, у нее прямой доступ к ненависти в самом настоящем сердце чародея. - Прорвемся? - Рыжие лепестки обрастают вокруг них, смыкая минимальный круг, и мчатся к выходу, расчищая путь. К монстру, к врагам, к неизвестности. К смерти, во имя Мерлина. Пожалуйста, к смерти.
[status]how far does the dark go[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G2q7O.gif[/icon][sign]by maulsch[/sign][lzn]<b>Роджер Дэвис</b>, 23<br> живущий под чужим именем волшебник, каратель нового режима<br><br>[/lzn]

+1

19

[indent] Наполненные густой кровавой жидкостью шарики лопаются над головами мародеров, проливным дождём обрушивая все до последней капли, сколько было в их знакомом, от которого теперь остались лишь кости и расплющенные органы. Бедолаге уже ничто не поможет, так и останется непризнанным, безымянным героем, глупым, раз полез к этим двоим.
На самом деле, жидкость подчинить легче всего - она поддаётся любым манипуляциям, из одной формы переходя в другую, из одного состояния в другое посредством минимальных энергетических затрат. Сложнее только поднять океан над головой, а все остальное - ребяческие игры с реальностью.
[indent] Не хотела бы она искупаться в крови своих знакомых. Насколько бы не был болен душевно человек - это предел, за который его болезнь не может ступить. Кого угодно, чужого, незнакомца, но не испивать приближенную по духу, по генам, по разуму. Кровавый дождь вызывает незамедлительную реакцию - крики. Не те, от которых сердце разрывает на тысячу фрагментов, а те, от которых появляется улыбка победителя. Но битва ещё не выиграна, все бойцы заняли позиции и ждут сигнала. По тому, какую оборону держат эти двое (что используют в качестве оружия), легко понять, что они не принадлежат к какой-либо стороне. Софи они уже давно проверили на предмет подчинения подпольной оппозиции, но она оказалась не из «своих» и не из «врагов», напротив, всячески сопротивлялась защищаться при помощи палочки и магии, что делало её в некоторых стычках уязвимой, слабой, и тогда она выскальзывала за пределы битвы, как если бы была лишь тенью и следовала за солнцем. Тихой, незаметной, такой же тенью, как и та, что сейчас скользила по направлению к ним.
[indent] Её «союзник» с радостью принимает предложение, отчего внутри все начинает покалывать и оживать, как от влюблённости, которая длится мгновение. От раскрытого взгляда не спрятать энергию, бушующую в призраке Дэвиса - ей легко разглядеть любого, кому подвластна элементная магия, кто впустил ту в своё сердце, пустил блуждать вместе с кровью по венам; отчетливые нити золота схематично выстраивают рисунки, которые можно увидеть даже под десятым слоем одежды. Элемент огня силен в нем, как никогда. Он обладает им одним, но на максимальном уровне, способном не просто сжечь все вокруг, но и опалить до ядра планету, выжигая самые прочные металлы, породы, вглубь, до самого основания.
[indent] Ему так легко было бы убить её, но не за этим он направлялся сюда. Она уверена в своих заключениях, она видит по уставшим от всего происходящего глазам. Доверился бы он ей - она бы забрала подальше из этого ада, но нет, ему не нужна ни она, ни свобода, в которой нет огненного сражения, потому он выбирает идти навстречу осознанной смерти. Она, смерть, ему нравится больше. Он лелеет её, как свою единственную возлюбленную, ревностно оберегая от тех, кто покушается на его выбор.
[indent] Им надо действовать, и сперва покончить со второй целью. Но не успевает волшебница вдаться в тактические рассуждения, как маг снимает оковы с элемента и угрожающе направляет энергию на блокировку, оберегая их тем самым от неожиданной атаки. Не будет она стоять в стороне, смотреть, как ловко обходят в ее же стихии. И пускай в ней все элементы гармоничны и легко управляемы, пускай она не может направить всю силу в одну стихию, ее задача – увеличить с помощью воздуха огненную мощь, которая замкнулась вокруг них.
[indent] Холодные порывы ветра направляются в их сторону извне, не от нее, а на нее. Они не трогают огненный барьер, проходят сквозь него, не разрушая магические атомы, поднимаются вверх и ласкают огненные языки разбушевавшегося пламени, примешивая с улицы хлопья пепла, который все без остановки спускается с неба на оскверненную землю.
[indent] - Этого достаточно. Нам нужно расправиться с ними сейчас же. Их осталось трое, насколько помню и нечто огромное, но это на закуску. – Любимое оружие, с которым она не расставалась всю поездку и все проведенное время здесь, блестит, чувствует приближение битвы и окрашивается волшебными кровавыми пятнами. Лететь со второго-третьего этажа не так безопасно, но на здании хватает уступов, за которые можно зацепиться. Ее ботинки с этим справятся, не защищены только руки, но зная темных волшебников, их магия будет направлена на все тело, а с этим можно как-то справиться.
Тень проскальзывает через барьер и волшебник сам расправляется с ней. Его сила велика и ее будет достаточно для сражения, которое поджидает внизу. Их гонят из укрытия, пугают своими доморощенными штучками, но этим не победить тех, кто не знает страха в бою.
[indent] Софи готова. Она чувствует это, но еще отчетливее страх Хелен, которая находится в городе. Связь, которая существует между двумя подругами удваивает не только физические характеристики, но и морально поддерживает, чего ей бы так не хватало, не связав они однажды свои судьбы.
[indent] С эгидой в руке, подхватываемая воздушной стихией, волшебница вырывается из огня и птицей выскальзывает в окно, стараясь разглядеть под ногами опору, перепрыгивая через обрушенные балки в одном единственном направлении – поближе к варварам, покусившимся на столь прекрасное некогда утро.
[indent] Нелегко уходить от посылаемых в ее сторону заклятий, приходится маневрировать между обломками былой цивилизации и обороняться созданными вихрями и поднятой магией арматурой. Но она почти достигает цели, как нечто над головой проносится с оглушающим ревом, накрывая ее тенью.
[icon]http://sg.uploads.ru/Da2Qm.png[/icon][status]for the greater good[/status][lzn]<b>Софи Фосетт</b>, 22<br><br>странствующая волшебница, адепт шведского магического Конклава<br>[/lzn]

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-07-30 22:25:18)

+1


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Будущее и невероятное » AU, Excuse me, which level of hell is this?