1993, HP: TWISTED THINGS

Объявление

ГАРРИ ПОТТЕР
И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
18+
× осень 1993 года × эпизоды ×
× маленькие посты × полная импровизация ×
НОВОСТИ И ОБЪЯВЛЕНИЯ
02/10/18 Пять месяцев! Как вам такое?
26/09/18 Новая мрачная глава сюжета и новый восхитительный дизайн. Осень — время перемен.
02/09/18 Четыре месяца. Хватит пороха в пороховницах до шести?
02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Летопись завершённых историй » 20/08/1993, Больше никакого рок-н-ролла


20/08/1993, Больше никакого рок-н-ролла

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

БОЛЬШЕ НИКАКОГО РОК-Н-РОЛЛА

http://sd.uploads.ru/36Fc8.gif http://sd.uploads.ru/fBYkX.gif http://s9.uploads.ru/WTQNO.gif
http://sd.uploads.ru/ev1Gi.gif http://s3.uploads.ru/kSZyc.gif http://s8.uploads.ru/UhyT2.gif
http://sh.uploads.ru/MPkv6.gif http://s5.uploads.ru/ElI2B.gif http://s5.uploads.ru/VEU1s.gif

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

Sophie Fawsett
Roger Davies

20 августа 1993, ночь

квартира-музей старой карги Эмили Фосетт

СЮЖЕТ
Kubrick's Cube — lullaby

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-06 15:15:38)

+2

21

[indent] Недовольно бурча себе под нос возмущения, которые сам может разобрать через раз, юноша убирает руки с колен девушки, отстраняясь от нее и выражая полное несогласие со всеми этими отговорками вроде «у нас не получится». От своего наполнившегося стакана он успевает сделать только глоток, после чего отставляет его прочь, готовый в нужный момент поймать собеседницу, решившую спуститься с безопасной поверхности. Она обходится без помощи волшебника и тот, облегченно выдыхая, провожает её насмешливо-обиженным взглядом, предрекая неудачные поиски. Все эти маггловские штучки для него - темный лес, и в одном парень уверен точно, что для Эмили они вообще подобны мусору и ничего не магического она в свой дом не принесет даже за десять бутылок самого дорогого шампанского.
[indent] Развернувшись спиной к столешнице, он теперь сам опирается на нее с интересом наблюдая за блондинкой. Честно говоря, его совершенно не цепляет ни пролетевший мимо подсвечник, ни рассыпанные по полу осколки. Упрямый задурманенный разум требует утоления любопытства и думает лишь о том, как спровоцировать девчонку на колдовство взамен глупостям вроде разрушения дома. В конце концов, если у них что-нибудь получится, то жилище пожилой ведьмы и так пострадает со всех сторон.
[indent] - Тебе не понравится метод, которым мы принимаем девчонок в команду, - кривая усмешка и пошлые шуточки у Дэвиса просыпаются только вместе с принятым на грудь градусом, так как в остальное время воспитание не позволяет выдавать подобные едкие замечания в присутствии дам. Даже если эта дама та еще заноза, которая сама кого хочешь поставит в неудобное положение. - Но ты можешь бесплатно кидаться камнями в чужих болельщиков, - или теми же подсвечниками, если очень хочется.
[indent] Неожиданный вопрос на пару мгновений загоняет волшебника в ступор. Нетрезвые мысли просто не успевают сразу собраться в кучу, чтобы логично отреагировать на такую расстановку вещей. Роджер демонстративно задирает одну бровь повыше, выказывая свое недоумение девушке, и лишь после этого начинает смеяться в голос, от души хохоча над выражением лица Софи.
[indent] - Ты просила, - протягивает слова подобно самодовольному коту, лениво шествующему к разлитому молоку, - очень... мм... искренне, - и снова фыркает от смеха, но уже не так заливисто, как в первый раз. Будь в нем меньше бурбона, Роджер бы сам задумался о том какого кентавра с таким упоением оставлял на её теле отметины, но адекватное рассуждение попрощалось с ним до завтрашнего утра.
[indent] - Но не думай, что у тебя получится уйти от темы, трусишка Фосетт, - не меняя выбранного недавно направления, рейвенкловец возвращается к желанию попробовать сотворить чародейство без палочки. Отметая уговоры как нечто ниже собственного достоинства, юноша решает пойти более хитрым путем, попытавшись разжечь в блондинке свойственный ей азарт. - Я, кажется, все понял. Этот фокус на озере ты провернула с помощью артефакта, чтобы меня заинтриговать, но когда дело дошло до проверки, выяснилось, что повторить это без подготовки невозможно, - Дэвис постарался впихнуть в голос как можно больше равнодушия и некоторого пренебрежения, приправив их щепоткой иронии, дабы создать максимально схожую реакцию с той, что была бы коль Софи на самом деле его тогда обманула.
[indent] - Надо будет сказать твоей бабушке, чтобы прятала книжки получше, а то вычитаешь что-нибудь еще нереальное, - в итоге звучит гораздо противнее, чем до этого проигрывалось в голове, но отступать некуда, «Взрыватель» командует парадом и маг намерен вытащить из собеседницы эмоции и решительность, давая на уязвимые точки.

+1

22

[indent] - Ты! – Выслушав всю мутную тираду до конца и отказавшись от повтора, девчонка все же отходит от шкафа-опоры по направлению к Дэвису, силуэт которого ярко освещен настенным бра. Ее указательный палец упирается чуть ниже его ключицы, а прищуренные глаза не могут пообещать ничего хорошего.
[indent] - Ты что такое придумал? Решил, что если обломаешь меня с квиддичем и обзовешь трусихой, так я сразу кинусь тебе сальто со столешницы делать? Или буду магию на пальцах показывать? Да ты едва ли знаешь, что для того действа на озере мне пришлось не одну ночь убить на кухне с графином воды, пока ты спокойно спал, - точнее неспокойно, ведь именно с приходом кошмаров она сбегала из спальни, - ты меня просто выводишь, просто бесишь своей надменностью и эгоцентризмом. – Блондинка делает два шага назад, но только для того, что бы босой ногой повалить деревянный стул на пол.
[indent] Как же давно ее никто не выводил из себя, не злил в свойственной только Дэвису манере. Будь на его месте сейчас кто-нибудь другой, она бы уже давно заехала чем-то тяжелым и выставила бы за дверь, но не могло и быть кого-нибудь другого, кого бы она впустила в свою жизнь настолько. 

[indent] В своём замедленном полёте бутылка «Взрывателя» повторяет точно прописанную в голове траекторию и разбивается о край мраморной столешницы, заполняя осколками пространство вокруг, блюдо с какими-то мелочами для зелий, пол, поверхность стола, что-то долетает до неё, до Роджера, подобно рухнувшему у всех на глазах Вавилону, который только и держался что на спокойствии и внутренней гармонии, пока медведь не пришёл и не разорил улей. Остатки напитка стекают, и вовсе не жаль недопитого, от которого голова может точно взорваться под удары гонга. Зато этого вполне достаточно, чтобы вспыхнуло без промедления и горело долго.
[indent] Сейчас она отправится в соседнюю комнату за канделябром, который осветил гостиную сам, стоило Роджеру и Софи зайти в дом, ей ничего не стоит взять его и поджечь это место, предаваясь особому наслаждению, созерцая, как горят почти миллионы, нагло разворованное богатство, душа Эмили Фосетт. От одной мысли о которой, девушка отказывается воспользоваться ухищрением и решается сделать то, о чем ее так беззаботно просил Дэвис не без поддержки все того же алкоголя, растекшегося по венам настолько, почти став одной из составляющих.
[indent] - Ты ведь знаешь насколько сильно я ненавижу ее. - Сквозь зубы говорит она, не смея смотреть в сторону Роджера, останавливаясь на разбитом окне, прислушиваясь к голосам, вещающим свою правду, нагло прокрадывающимся в сознание и вытягивающим самые сильные эмоции, которыми девчонка умело манипулировала, заставляя других верить ей, как если бы готовилась к лучшей своей игре на сцене ВАДИ. Одно неверное движение рукой и загореться может она, не удержав сконцентрированный маленький комочек пламени посередине линии жизни и ума.
[indent] - И ты ведь знаешь, насколько сильно мне нужен. - Она осознано (то, что осталось от ее разбитого рассудка) избегает слова «люблю», которое она вряд ли ещё сможет повторить. Тем и отличаются подростковые чувства - своей необузданной, дикой природой, возведённые до пределов максимума, зашкаливающие, всеохватывающие, разжигающие сильнее любой взрослой ненависти. Маленький шарик прыгает над ладонью, отрывается и падает обратно, отрывается и возгорается ещё сильнее. Нет, она больше никогда не скажет, что любит его. Слишком больно. Невыносимо. Еле сдерживая слезы в глазах и слизывая языком кровь с покусанной губы, она замирает в ожидании.
[indent] - Ну что, Роджер? Спалим все дотла?

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-09 11:39:20)

+1

23

[indent] И без пожара в этом доме уже хватало бардака. Дэвис печальным взором провожал летающие во все стороны предметы. Особенно сильно он жалел начатую бутылку в которой оставалось столько необычной, уводящей в беспамятство жидкости. Впрочем, если именно она так влияла на девушку, подначивая на буйство эмоций, то может и к лучшему, что в блондинку больше не попадет ни капли. Уцелел, правда, недопитый стакан волшебника, но его он не планировал ни с кем делить. Дорога до полного забвения была пройдена почти до конца и этот последний рывок, как запасная пуля, обещал прострелить мальчишку точно в голову, моментально выключив из слишком шумной вселенной.
[indent] Ненависть к пожилой колдунье для него всегда оставалась загадкой: семейные дрязги не выносились воспитанными волшебниками, помнящими о этикете, за порог дома, а в присутствии юного рейвенкловца женщина бывала лишь внимательной и остроумной. Наверное, юноше не хватало опыта или проницательности, дабы прочитать заложенные между строчек намеки, но вряд ли он успеет достаточно скоро повзрослеть и прозреть, чтобы заполнить эти пробелы. Роджеру приходилось принимать ситуацию такой, какой она вырисовывалась, балансируя между общением с вдовой Фосетт и её внучкой, ведь в своем мире он испытывал подобные чувство иррационально, проклиная тех, кто не давал для этого повода. Стыдясь себя, может быть, брюнет невольно преуменьшал обоснованность злости подруги, считая, что та придирается, в привычной манере окрашивая вещи в более мрачные тона.

[indent] - Нет, - во влажном голубом взгляде, словно в чистом осеннем озере, отражается дрожащее на ладони пламя. Их пляски на кухне стали опасны из-за пола, украшенного россыпью битого стекла, но он, не вспоминая об этом, беззаботно делает необходимые шаги навстречу, замирая подле Софи. Его рука - быстрым и точным движением, отточенным за множество подобных хвастливых выступлений - накрывает огонь, схлопываясь с ладонью девушки. Светило задыхается и умирает, не издав ни одной конвульсии, только огрызнувшись напоследок в адрес наглеца и впившись в кожу. Ожог не должен быть сильным, максимум на пару дней дискомфорта, да и это при условии, что под боком не окажется правильного зелья или заклинания. Сейчас же маг, с потрохами сдавшийся алкоголю, вовсе не чувствует боли.
[indent] - Всё веселье не достанется тебе одной, - кичливая фраза оканчивается ничем. Дэвис глядит на свою ладонь, повернутую свежей печатью огня к нему, но магия остается глуха к мальчишке. Внутри зарождается опасение, что будь в его пальцах волшебная палочка, то даже она не исправила бы проблему. По энергетическим каналам вместо чар растекается проспиртованное огорчение, но хуже всего то, что проигрывать юный колдун не умеет. В их семье не выдают таких льгот.
[indent] Разозлившись, парень бьет ребром кулака по столу, отворачиваясь от Фосетт. Обрывки страниц из книги Эмили плавают в голове, застывая перед глазами, но ни один полезный совет не оказывается к месту. Эмоции, так яро и искренне бушевавшие в его груди, подло сменились пустотой. Гнев пытался последовать их примеру и забиться в самый дальний угол, зарекаясь участвовать во всесожжении. Выдохнув, Роджер опять оглядывает подругу. Потянувшись к ней, он стирает с её губы остатки крови и размазывает красные разводы между пальцами. Металлический привкус сам по себе появляется во рту в ответ на мутные багровые мазки.
[indent] Перебрав бурбона и сотню наивных фраз, волшебник отставляет в сторону все слова, неспособные выразить подлинных чувств. Дэвис не знает такого наречия на котором она бы поверила ему, расскажи брюнет о том, как желал бы оставить её рядом с собой. Насовсем. И что каждое его действие этим вечером, начиная от нападения и заканчивая гостиной, обусловлено узами настолько крепкими какие сложно представить. Но Роджер молчит. Он здесь - единственный трус.

любовь безумствует лихорадочно, скоропостижен её конец.
у нас — сердечная недостаточность. нам недостаточно двух сердец.

+1

24

[indent] Отрицание повторяется в ней пару раз в сознании, пару раз она произносит то самое «нет» губами, жалея о том, что какая-то невидимая сила, представшая совестью с натянутым на лицо красным капюшоном известного британского волшебного бренда, не позволила запустить искрящуюся сферу в растекающуюся жидкость, скапливающуюся на полу в одну затянутую по краям лужу. Всего одна искра, хватило бы и ее, чтобы заплясали веселые тени по стенам обители проклятых. 
[indent] Чем ближе он, тем меньше в ней сил сопротивляться, делать все наперекор, но тем больше желания отпрянуть, приумножая жгучую потребность запутаться в его темных волосах, поселиться мрачной тенью между ребер.   
[indent] Чем ближе он, тем сильнее жар от сферы, тем больнее от огня, когда она умирает, расщепленная меж их ладонями. Фосетт останавливают не в первый раз, не дают взять разбег и врезаться со всей силы об стену магических барьеров. Тогда, зимой, вызванную ею бурю сломали одной только фразой, услышать которую еще хотя бы раз она не хотела. Вихри поднимались и поднимались, достигая крыш внутреннего двора замка, а она все продолжала лежать на холодных снежных простынях. Все сломалось под холодный шторм неприятия. Зима была долгой и пустой, как глаза, пока их не спрятали белые ресницы, невыносимой тяжестью упав на щеки.
[indent] - У тебя ничего не выйдет. – Сухо отвечает она, не без любопытства наблюдая за тем, как Роджер борется с самим собой, пытаясь нащупать хотя бы нить к силе, но Ариадна глуха, лабиринт превращается в ловушку, стены которой сужаются, воздух спрессовывается, останавливая работу легких, тем самым проводя черту между двумя важными элементами.

[indent] Воздух.
[indent] Снежная пустыня вновь всплывает в памяти, затягивая в пустоту. Тогда она была воздухом. Всегда была им, с самого рождения. Синяя таттва, прячущаяся между сердцем и центром груди. Спящая.
[indent] Девушка берет перепачканные ее кровью пальцы и дует на них, на обожжённую кожу, как если бы желая заглушить боль от раны. Так всегда делают взрослые, когда дитя по неаккуратности разбивает колени или обдирает ладони.
[indent] - Роджер, огонь – это форма, вместилище нашего эго, нашего личностного «я», всеувеличивающего и всепоглощающего. Огня не будет без катастрофы, войны, споров, переворотов, чего угодно, способного открыть твое подсознание и выуживать из него демонов. Не помню, спрашивала ли я уже, но ты действительно этого хочешь? Зажги однажды в себе первоэлементный огонь – не сможешь погасить. Он несет не только силу, разжигающую желания обладать властью над чем-то или кем-то, но и разрушение самого себя. Ты уверен, что хочешь этого? – Вопрошающе она смотрела глаза в глаза, мысленно прокрутив последствия любого из ответов. Дэвис был и без того наполнен неизвестной энергией, движущей его по направлению к эпицентру всеобщего внимания, лидерства. Казалось, он получает первобытное удовольствие от централизации своего «я». Но он не был готов раскрывать темные стороны, которые были у каждого. И вместо того, чтобы дождаться обдуманного ответа, она отпускает пораненную ладонь и касается рубашки чуть ниже воротника, оттягивая назад и вниз.

[indent] Воздух.
[indent] Такие послушные, наконец, руки притягивают к себе, замирают на его спине, пока губы блуждают по выступающим под кожей венам на шее, опускаясь к тонким, но выделяющимися полосками ключицам. Она становится каждым ударом его сердца, пульсом, который невозможно поймать, который живет внутри столь желанного тела. Было легко заглушать в себе голоса, проснувшиеся этим летом, управлять ими, каждый раз, когда взгляд невольно натыкался на изменения в друге. Вроде ничего не изменилось, но вместе с тем поменялось многое в нем. И этого было достаточно, чтобы воображение начинало рисовать новые, отнюдь не детские картины в голове, разукрашивая умело, не выходя за линии, насыщая не только зрительно, но и предсказывая ощущения. А теперь игра в голове начинала медленно, но верно убивать, примешивая болезненную веру в то, что завтра еще не наступило.

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-10 14:52:35)

+1

25

[indent] Ни одно живое существо не рождается однобоким, подходящим под точное описание единственного верного элемента, тотема или еще какого-нибудь обозначения, подходящего для сравнения и разделения. Однако это не мешает каким-либо качествам преобладать в волшебнике, вырисовывая собственную кардиограмму судьбы и наделяя его уникальными значениями в большей степени совпадающими с тем или иным объектом.
[indent] Роджер, лишенный достаточной гибкости и умения принимать любую заданную форму, не был водой. Не был он и землей, с присущей ей твердостью и непоколебимостью, и воздухом, с его ветреной непосредственностью и разрушительностью урагана. Он был огнем. Сиянием свечи над книгой для уставшего студента. Жаром камина, согревающим собравшуюся зимним вечером семью. Пламенем костра, освещающим надежду для измученных путников. И безжалостным пожаром, заживо пожирающим леса, дома и их обитателей. В каждом жила темнота. Обратная сторона теплого зарева - обжигающая боль. Из крохотной искры, заложенной в миге, рождалась необузданная стихия. Стоило приложить лишь малое усилие: ветром подуть на нее - и вспыхнет всё. Для него катализатором была Она. Легкая, хрупкая, воздушная. Софи не знала о своей власти, как не ведал об этом сам мальчишка еще несколько часов назад, но чем ближе оказывалась сегодня блондинка, тем отчетливее нетрезвый мозг ощущал эту закономерность. От её прикосновений рушились стены, сотрясаясь за грудной клеткой ребер, и огнедышащие драконы глодали зубами цепи, умоляя отпустить их на свободу.

[indent] Рубашка падает на пол, гулко ударяясь волшебной палочкой. Плевать. Магия просыпается в нем иным образом, отзываясь на каждый выдох, сходящий с её губ прямиком на его кожу. Он считал, что у него достаточно прочих эмоций и теперь видит как сильно заблуждался: одно соприкосновение их тел мощнее всей обитающей в нем злости.
[indent] Сколько раз ему приходило в голову какой красивой девушкой выросла Фосетт? Не счесть. Однажды осенью подруга вернулась другой, изменившейся, похорошевшей, первый раз заставив его надолго задержать взгляд - с того дня он очертил границу дозволенного и назвал себя хорошим другом. Настоящим. Таким, который не будет распускать руки рискуя многолетними узами. Видимо, в этом Дэвис тоже заблуждался на свой счет. Приличная порция алкоголя и вот уже духовная привязанность смешалась с подростковым влечением, превращаясь в безумный коктейль.
[indent] Он забирает лицо девушки в свои ладони, притягивая к себе и целуя губы с растертой на них кровью. Металлический оттенок на пробу почти сладкий, не такой каким кажется когда давишься собственной багряной жижей после влетевшего в щеку бладжера. Роджер прикусывает едва затянувшуюся ранку, заново растравляя повреждение. Слизывает проступившую красную каплю и отстраняется, хмельным взором оглядывая помещение. Ему нужна еще одна поверхность. Опора и преграда, которая запрет её в его объятьях. Последним оплотом, не усыпанным битым стеклом и не залитым алкоголем, остается обеденный стол. Небольшой, лакированный, из какого-то редкого и ценного дерева, если помнить о пристрастиях хозяйки дома. Возвращая внимание к спутнице, брюнет изучает поцелуями поразительно невинное личико, и оттесняет девушку к намеченной цели. Только когда колдунья упирается в верхнюю доску, рейвенкловец подхватывает Софи и усаживает на него.
[indent] - Как бы не сжечь тебя, - незаметно улыбается, с трудом проговаривая слова на полушепоте осипшим голосом. Не выраженная вовремя нежность преобразуется в удушающую жажду. Будь на то воля Роджера, все его касания оставляли бы на ней клеймо «моя», назло всем тем, кто столько лет был уверен, что между ними ничего нет и что рейвенкловец всего навсего проходящий школьный товарищ. Ладони гладят колени волшебницы и скользят вверх, останавливаясь на бедрах и крепко сжимая их. Поцелуи протягиваются от скул к шеи, прерываясь там, где начинается трапециевидная мышца. В точку, где соединяются шея, плечо и спина, вместо губ впиваются зубы. Укус заманивает прилившей кровью. Дэвис прижимается губами к двум алеющим отпечаткам-полумесяцам и чувствует как отзывается внутри него самый нестабильный магический элемент.

+1

26

[indent] Как долго она скрывала чувства к Роджеру в том числе и от себя самой? Достаточно, чтобы ввязаться в уже оконченную историю с Габриэлем, лишь бы меньше видеть однокурсника в копании каких-то неизвестных девчонок, которые так и липли к нему, ввязывая в разговоры и одноразовые встречи. Роджеру было важно их внимание, как капитану сборной, навязывая роли болельщиц, как лидеру факультета, о котором бы все шептались, боязно и страстно обсуждая его школьную жизнь, пытаясь накопать хоть бы что-то о личной, тем самым определив, сколько у кого шансов стать его. Шансы были у многих. И Фосетт сама грешила, в шутку перебирая претенденток на вакантное место, закинув при этом ноги на колени сидящего рядом Дэвиса. Его это не смущало, да и ее веселило, что она так открыто может об этом с ним говорить.
[indent] Какое-то время она держала в секрете свои отношения с Труменом. Сам по себе факт, что она встречается со старшекурсником-хаффлпаффцем не укладывался  в голове, настолько разными они были, что только какая-то неоднозначная сила могла столкнуть их вместе, а потом ещё и окрестить «парочкой». Софи молчала долго, но слухи расползлись уже через неделю, преследуя перешептываниями рейвенкловку о ее связи с барсучьим старостой.
[indent] Тогда ей ещё больше захотелось обходить десятой дорогой Дэвиса, лишь бы только не видеть осуждающего выражения и штрихов грусти в глазах. Это не продлилось долго, завершившись естественным образом, освободив обоих от удушающих отношений.
[indent] И снова, как прежде, они с Дэвисом в гостиной, сидят, соприкоснувшись коленями, она описывает очередную «Бетти», которая тайна влюблена в друга, а он смеётся, перелистывая страницы учебника по гербологии, едва слушая. За такие вечера Софи благодарила высшие силы, ещё не зная, не ведая, к чему все это ведёт. К чему только может привести столь давняя дружба двоих людей.

[indent] Ее родители были правы, расселив их в разные концы дома, оттянув этим ещё на месяц неизбежное. Его же дали полную свободу, которая усложнила симптомы. Если бы эти чувства были лишь насморком, все было бы проще, можно было бы избежать многого, но вместо этого друзья становились ещё ближе друг к другу с каждый новым днём, разделяя воздух, воду, воспоминания и даже сны. Ещё месяц назад они со страстью делили мороженое и шоколадную пасту, а сегодня они оба переступили черту: она непростительным признанием, а он поцелуем, окрещённым «ошибкой». Ошибка за ошибкой привела к тому, что вот теперь они стоят в едва освещённой кухне среди побитого оконного стекла, раскрошенной бутылки, от которой по углам распространился запах стародавнего скотча и машинного масла, соприкасаясь всем, чем только можно, наслаждаясь ранами друг друга, собственными, вызволяя самые потаенные желания, преследовавшие во снах, дневных грезах. Она была послушной девочкой, не требующей, чтобы её любили в ответ, лишь бы не оставляли одну со злобными и страшными монстрами под кроватью, столом, в шкафах и в ванне. Кошмаром могло бы обернутся осознание того, что Роджер не хочет ее. Но мимо, пусть его и вёл алкоголь, но каждое прикосновение губами, руками, телом было смешённой нежностью с требованием, разливавшейся в ней негой, смущающей новыми, никогда не испытанными ранее ощущениями. Он не оставляет ей попыток отвертеться, замыкая ловушку собой и пугая тем остервенением, с которым принимается доходчиво объяснять, кто тут главный.
[indent] Она громко сглатывает, прежде чем ответить такое короткое «сжигай», ловя услышанную смиренность в своём же голосе, а коленями обхватывает его бёдра, скрещивая позади ноги.
[indent] Исследующие выпирающие лопатки пальцы едва ли не прокалывают кожу насквозь, стоит зубам Роджера впиться в нее. Как он потом объяснит следы от ногтей на спине, ее не волнует. Охваченная агонией, она забывается в расползающийся по телу боли, от кончиков пальцев до  макушки. Уже больше не жмурится, запрокинув голову и рассматривая потолок притупленным пустым взглядом с полураскрытыми губами, как если бы познала смерть всем своим естеством. Вместо крови в артериях жидкий огонь, растекающийся и заставляющий коленки дрожать. Кошмаром могло бы обернутся то, что Роджер не хочет ее. Но реальным ужасом стало то, что теперь Она хочет его всего и без остатка, и что желание владеть распространилось вместе с жаром, отхватившим всю её, и что теперь жгучая боль соединилась по каналам в одной точке, там, где лежала обожженная ладонь парня.
[indent] - Роджер! Твоя рука... - Она медленно задыхается от собственного бессилия, пока ожог на его ладони резко не перестает пульсировать. Прижатый к ней, он обжигает резкой болью, которую она не в состоянии выстоять, но храбрится, умоляющим взглядом разыскивая в одурманенных глазах ту часть друга, что была ее. Ее Роджером, которого она знала и любила.

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-11 14:21:39)

+1

27

[indent] Расстояние между ними исчезает, растворяясь до уровня элементарных частиц. Он прижимает её к себе, к влажной от напряжение коже и тяжело расширяющейся от каждого вздоха груди. Жар разливается жидким металлом от горла до низа живота, вытесняя все блуждающие в голове мысли. У него остаются только шторм ощущений и Она. Ногти, режущие спину, вместо того, чтобы болью выбросить юношу на берег, топят волшебника в волнах лавы, погружая глубже в разделяемые ими прикосновения и секунды. От исследования оголенных участков тела блондинки Роджер отвлекается лишь затем, чтобы сделать очередной прерывистый вдох или выдохнуть, почти срываясь на рык. Ладони хаотично скользят, повторяя изгибы девичьего силуэта, стремясь охватить её всю и сделать своей. Но переживания, с которыми сталкивается маг, для него новы - слишком сильные, плохо поддающиеся контрою - и у него не получается перенаправить их или сдержать, защитив тем самым спутницу от потенциальной опасности. Колдовство сходится в урагане с энергией, достаточной для сжигания городов и призыва шторма, отвечая желанию покорить первородные компоненты.
[indent] К остановившимся на бедрах ладоням стекаются импульсы, распространяясь дрожью. Дэвис игнорирует их, где-то на краю сознания списывая вину на накал страстей. В первом же ряду - опущенный занавес, подобно мутной пелене на глазах, что не позволяет ничего разглядеть или услышать. И согласие, снова и снова вырывающееся у Софи, утрирует ситуацию, подстегивая ту часть него, которая была еще неизведанна ею; Роджера, лишенного моральных стеснений и страха стать похожим на отца.
[indent] Кажется, что после того как прозвучало его имя прошло очень много времени. Вязкие мгновения, путающие в часах и днях, растянулись до бесконечности внутри мальчишки. Тепло в нем повсюду, неиссякаемое и непокорное. Его демоны, его хищники, его личные безмолвные стражи. Голоса, подсказывающие как поступить, но единственный из них - настоящий, принадлежащий ему из года в год. Волшебник тянется за ним, хватается за обжигающую нить и наконец разбирает где находится пробой. Резко оторванная от девушки ладонь вспыхивает небольшим пламенем будто бы примагниченным к ней. Зарево огня озаряет лица колдунов, наконец получив глоток воздуха для взрывающегося рывка к рождению. Он глядит на него завороженно, где-то в груди чувствуя, что часть сегодняшних ужасов прогорает в очищающем огне. Фосетт зовет его опять, еще раз повторяя имя: юноша сжимает руку в кулак, ставя точку на опасном эксперименте, но пляски искр остаются существовать в его взгляде.

мое сердце догорает в огне,
но я развел этот огонь, чтобы тебя согреть.

[indent] Брюнет наклоняется и целует место ожога - молчаливое извинение. Мрачные мысли о клейме теперь выглядят очень реалистично, но, к счастью, юноша не успел так травмировать подругу и совсем скоро от легкого повреждения не останется и следа. Он старается не думать о том, рад этому или разочарован. Боится признать хоть малое присутствие второго, ведь ранить девушку по-настоящему никогда не входило в планы волшебника. Напротив, даже стремление обрести новую силу несло в себе, кроме всего прочего, необходимость защитить Софи, нужду следовать за ней. Роджер не признавал разрастающуюся пропасть под ногами, отрицал тот факт, что будущее туманно и, вполне вероятно, далеко от нее.
[indent] - Иди ко мне, - он стягивает её со стола и обнимает, запуская пальцы в непослушные светлые волосы. Она все еще сводит его с ума и разум балансирует на грани срыва, пытаясь удержаться между заботой и влечением. Магия, алкоголь и близость - не те вещи, которые подкидывают идею вовремя остановиться, но парень оставляет для спутницы несколько медленных движений, чтобы она успела прервать контакт. Однако этого не случается: колдунья по-прежнему отзывается на голос Роджера, в присущей ей манере наступая на горлу предупреждениями и страхам. Молния вечернего платья послушно скользит вниз, обнажая острые позвонки. Кончиками пальцев, Дэвис касается всех поочередно, следуя за раскрывающимися зубьями застежки.

+1

28

[indent] - Роджер. - Вновь зовёт его она, заботливо и осторожно гладя по волосам, она ищет блуждающего его, потерянного в какой-то своей недоступной ей вселенной. Дрожь останавливается и вместе с ней замирает и он, отдирая будто бы с кожей ладонь, с которой слетают одна за другой искры. Гипнотически они разрастаются, но форма вовсе не та, которой овладела сегодня волшебница: хаотичные языки пламени тянутся вверх, желая освободиться и заполнить как можно больше пространства. Дикое пламя, отраженное в его зрачках, пугает. Она боится Роджера, и этот страх сильнее причинённой ей боли, зарождающийся в самых дальних уголках сознания, бьющийся в панике до тех пор, пока волшебник не расправляется с выплеснутой энергией самолично.

[indent] С ее худшими опасениями Роджер справляется одними лишь объятиями, которые возвращают отсутствующую нежность, и Софи захлебывается в ней. Ей не хочется ставить точку, останавливаться, возвращаться к реальности, к которой уже выстраивается лестница из битого стекла, кухонного бардака, влажной футболки в ванной комнате, на которой не так давно алели кровавые пятна, раздавленному портсигару, почти пустой бутылки бурбона. Её устраивает и эта вселенная, в которой есть первородная элементная магия и тот, кто готов принять Фосетт такой, какая она есть. Кто бы мог подумать, что это будет Роджер, которого она знала так давно, и который теперь для неё был совсем другим. Если он не вспомнит ни завтра, ни через месяц о том, что произошло, то молекулы зародившегося в крови элемента дадут о себе знать, стоит лишь подуть слабому ветру, как заискрится былое. И в этом виновата была только она. Эго взяло верх, и это «смотри, как умею», самодовольство, гордыня - и теперь останется лишь пожинать плоды необдуманных поступков и слов. Алкоголь даст забыться, но выпущенных на волю демонов уже обратно не упрятать - цепи разорваны, злобные псы растерзают хозяина, и в этом будет её вина.
[indent] Прижимаясь всем телом, она мысленно просит прощение за содеянное, тяжело выдыхая в упавшие на глаза и губы локоны. За свою провинность она готова нести наказание, подставляя под удар саму себя, своё тело и свою душу. Повезёт, если сразу заберёт все, не оставив и дальше гореть в адском пламени.  Не повезёт, если оставит так, как есть - разбитую и обожженную.
[indent] - Ты знаешь, что делать. - Тихо шепчет, пробираясь через светлые пряди, целуя за ухом и дорожкой опускаясь чуть ниже. Платье сползает, освобождая от плена тлеющее огненное божество внутри. Никаких температурных изменений, лишь перетекающая лихорадка от головы до линии, очерчивающей талию.
[indent] Она виновата и только Он может искупить её грех, пока все ещё с ней в забвении. Сегодня Роджер оставил на ней слишком много своих отпечатков, так что еще немного новых лишними не будут.
[indent] Обнаженная без платья грудь вторит каждому вдоху и выдоху, соприкасаясь самыми чувствительными точками с кожей волшебника. От такой близости возвращаются мурашки и дрожь, мучительно пробегая по ногам, застывшим на его пояснице рукам.

[indent] Говорят, что бабочки в животе - признак влюбленности, влечения. Но ничего, кроме дрожи и горячего расползающегося внутри золота, она не чувствует. Может, мотыльки все подохли и их прах теперь смешался с позолотой?
[indent] Один щелчок в голове и теперь уже не без улыбки смотрит на Дэвиса, движимая внутренними противоречиями, да в добавок ещё и голая.
[indent] - Я никогда не изменюсь. - Смеётся она, подозревая, что оставшаяся часть фразы затерялась на полпути. - Ни ради кого-то, ни ради самой себя. Мне слишком нравится мое безумство, которое я хочу разделить с тобой.

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-06-11 21:52:48)

0

29

[indent] - Тебе и не нужно меняться, - шепот, улыбка, осязание. Долгие годы он вкладывает между строк их общения именно этот смысл. Фосетт нет надобности рядом с ним притворяться другой или становиться ей на самом деле. Вся их дружба, привязанность основана на том фундаменте, который образовывают два непростых и местами противоположных характера молодых волшебников. Ему хорошо вместе с ней: прикасающейся, спорящей, удивляющей - любой. И все его слова о том, что никто никому ничего не должен, они не о бессердечности, а о бескорыстности намерений. Раз за разом выбирая сторону своих близких, Роджер поступает так не требованию долга или совести, а во имя искренней преданности.
[indent] Она прекрасна, но этот вечер безумен и стучит в висках накатывающей тупой болью. После бури воспринятых чувств, у него внутри остаются только хмель и угли от догорающего костра. Руки еще двигаются по телу, еще ищут и просят тепла, но разум загадывает наперед и знает, что утро совсем близко. Оно отражается в мутнеющих голубых глазах девушки: Софи храбрится, но ощущает себя ничем не лучше брюнета. Где-то на задворках сознания пульсирует одинокая мысль: «что ты запомнишь из этого вечера?» и лишь жгучая боль на ладони твердит, что многое. Возможно, всё. По крайней мере, ничего не будет потеряно навсегда, как и не уснет обратно разбуженный огонь.
[indent] Нехотя отпуская блондинку, Дэвис подбирает с пола свою рубашку и накидывает на бледные плечи. Взгляд цепляется за хаос и разруху, предрекающие недовольство взрослых. Роджер понимает, что наказание будет серьезным и не позволяет себе надеяться на поблажки. Безусловно, любой совершеннолетний маг восстановит порядок за несколько взмахов волшебной палочки, не ощутив никакого ущерба, но старшим важно трепетно и упорно прививать детям чувство ответственности. «Пускай мама приедет без отца» - пожалуй, единственная искренняя просьба к вселенной. Демиан должен быть завтра на работе и его сын предпочитает, чтобы Оливия сама решила какую информацию рассказывать мужу. Зная её мягкость и любовь к отпрыскам, она наверняка побережет ребенка от ярости колдуна.
[indent] - Иди в спальню, - целует подругу в макушку, выпроваживая прочь из кухни. В гостиной есть просторный диван, который манит возможностью немного вздремнуть пока голова тяжела и опустошена. Забранная из ванной комнаты футболка почти суха, так что парень смело натягивает её, заботясь сейчас только о том, чтобы миссис Фосетт не заполучила сердечный приступ при виде полуголого подростка. Ей с лихвой хватит того, что они сбежали на концерт, участвовали в схватке, разгромили дом и испортили минимум три бутылки алкоголя. Не к месту вспоминается недопитый стакан с горячительным на столешнице, но Роджера воротит даже от одной мысли о глотке Взрывателя.
[indent] - Доброй ночи, - она, конечно, не услышит пожелания, но это, вполне вероятно, последний раз, когда они ночуют в одном доме в этом году, и Дэвис не изменяет устоканившейся традиции.

+1


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » Летопись завершённых историй » 20/08/1993, Больше никакого рок-н-ролла