1993, HP: TWISTED THINGS

Объявление

ГАРРИ ПОТТЕР
И ЗАПУТАННЫЕ ДЕЛА
18+
× осень 1993 года × эпизоды ×
× маленькие посты × полная импровизация ×
НОВОСТИ И ОБЪЯВЛЕНИЯ
02/10/18 Пять месяцев! Как вам такое?
26/09/18 Новая мрачная глава сюжета и новый восхитительный дизайн. Осень — время перемен.
02/09/18 Четыре месяца. Хватит пороха в пороховницах до шести?
02/08/18 Три месяца. Что дальше? Не знаю, мы так далеко никогда не заходили!
Шутим, заходили. И вас заведём.
02/07/18 Два месяца. Растём, крепнем, играем, флудим. Пробили несколько уровней дна. Всё по плану.
02/06/18 Месяц как собираем самый амбициозный капустник ролевых ветеранов. Вы пожалеете, но вам понравится.
09/05/18 Нам неделя — всем по сливочному пиву! Открываем Еженедельный Пророк и читаем колонку новостей.
02/05/18 Ровно двадцать лет прошло с Битвы за Хогвартс. Мы решили открыться в тот же день, чтобы не забыть, когда праздновать. Достаём волшебные палочки и готовимся приключаться! Квесты для разогрева уже ждут своих героев.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 01/09/1993, Пора возвращаться домой


01/09/1993, Пора возвращаться домой

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

ПОРА ВОЗВРАЩАТЬСЯ ДОМОЙ
ОБСУЖДЕНИЕ ЭПИЗОДА

https://78.media.tumblr.com/e66e72faeb434239a5d126460762c8ba/tumblr_oakc1f76o31thu2vbo1_400.gif

https://78.media.tumblr.com/f7860cf24d33825a0d658dc7be5147f9/tumblr_oakc1f76o31thu2vbo3_400.gif

Би-2 ft. Oxxxymiron - Пора возвращаться домой

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

ДАТА, ВРЕМЯ, ПОГОДА

МЕСТО СОБЫТИЙ

студенты Хогвартса, авроры
очерёдность свободная

1 сентября 1993 года
дождливо, ветрено

платформа 9 и 3/4, поезд Хогвартс-Экспресс

0

2

[indent] - Еще два года, милая, и ты будешь справляться без меня. – Отец отпустил ее руку, поправляя ворот своего оливково-коричневого пиджака. В этом году он со своими студентами ставил волшебный спектакль по пьесе Беркинс, которая согласилась сотрудничать при условии, что станет сорежиссером. В конце августа Фосетты принимали писательницу у себя: миловидная женщина с замашками гениальной писательницы (себя именно так рекламировала), которая весь ужин пересказывала свою биографию, в паузах расправляясь с уткой под сливочным соусом. Эмма Фосетт задумчиво слушала рассказ, а, в отличие от своей невестки, бабуля Софи хохотала над перипетиями жизни Беркинс, чуть не давясь очередным бокалом игристого. Сама же девчонка тайно мечтала попасть на премьеру, пробежаться по сцене академии и поболтать с ребятами, которые после Школы выбрали искусство, а не чопорность министерских кабинетов.
[indent] Она еще не в Хогвартсе, но уже хочет обратно на каникулы, обзавестись тысячью маховиками, вернуть дни назад в июль и сломать пространственно-временную прямую, обмотать вокруг шеи, ощущая всю прелесть стекающих минут по коже, как после погружения в холодные воды озера в день, когда она сломалась окончательно. 
[indent] Выйдя из переулка, отец с дочерью направились к вокзалу, огибая спешащих прохожих, протискиваясь через шумные компании с большим чемоданом рейвенкловки. Новая мантия, палочка, галстук – все было аккуратно сложено в дорожной сумке, которую несла блондинка, чуть приоткрыв молнию, беспокоясь о Люци. Пушистик хотел на волю, Фосетт хотела, чтобы никто из магглов не слышал этого жалобного урчания. Все лето он путешествовал с ней, надоедая Дэвисам, и чуть было не пал смертью храброго воина, когда соседская кошка прокралась в сад. Совершенно случайно в этот момент Софи с Роджером возвращались со своей прогулки к озеру, заприметив персиковый клубок в попытке забраться на выступ в стене. И только возвратившись домой, Софи упросила отца купить маленькую клетку, пусть до этого была против подобного рода ограничений свободы и прав питомцев.
[indent] - Не собираюсь занудствовать на тему хорошего поведения, зная, что это бесполезно. Ты все равно меня слушать не станешь.
[indent] - За это я тебя люблю, папа.
[indent] - Главное, делай все так, чтобы Дамблдор больше не присылал нам писем.
[indent] - Просчиталась. – Отец недовольно фыркнул, но тему продолжать не стал, боясь, как бы от чрезмерной опеки дочурка вовсе не сбежала. До платформы 9¾ оставалось совсем немного, и эта дорога вела к неизбежному – встрече со знакомыми и друзьями. Были те, кого хотелось видеть всегда, с ними она прообщалась все лето, бесконечно закидывая Долиш письмами и посылками со сладостями, пару раз написала Габриэлю, поблагодарив за поздравления на день рождения, одиночные послания остальным сокурсникам. И только с Дэвисом она виделась почти все лето, проживая каждый день вместе, как если бы им было мало видеть друг друга в школьное время.
[indent] Это вошло в привычку: видеть и слышать его. И когда до ее дня рождения родители все испортили, забрав домой, все пошло не так, все скатилось в наитемнейшую бездну в ее жизни, по которой она брела до сегодняшнего дня, первого сентября, пытаясь осознать, что же, черт возьми, происходит.
[indent] - Дальше ты сама. – Традиционные сентябрьские объятия и заверения в том, что писать она станет чаще, чем раз в месяц. Прикрепив сумку к чемодану, она уверенно прошла через барьер, молясь только о том, чтобы Хелен нашла ее раньше других, как если бы наши молчаливые просьбы, за редким исключением, могли быть услышанными хоть кем-то.

Отредактировано Sophie Fawcett (2018-05-09 21:46:30)

+9

3

[indent] Почти всё лето пролетело незаметно, оставив после себя море приятных воспоминаний и несколько шрамов. Последние две недели, увы, подвели и не последовали примеру прошлых месяцев, растянувшись по ощущениям на целый год. После неприятных событий на матче по квиддичу, родители заперли его младшую сестру под замок, испугавшись за её безопасность, но для сына ограничились обещанием не соваться в слишком шумные и людные места. О чем вскоре пожалели, узнав, что наследник пробрался на концерт музыкальной группы и опять оказался в центре разразившейся бури. Первым делом явилась чета Фосетт и забрала Софи домой, пообещав, что ноги её не будет на свободе до того дня, когда она поедет в Школу. Следом за ней похожее наказание получил и Роджер. В отличие от отца, матушка не столько винила отпрыска за плохое поведение, сколько сетовала на то, что стоило выслать его из страны. Куда-нибудь к ней на родину, к родным. Ведь газеты предупреждали, а она не послушала! Юный волшебник предпринимал попытки сомнительно утешить маму тем, что там тоже бы нашел себе проблем на пятую точку: она, конечно, не воспринимала эти слова всерьез, но все же веселела после них. А когда она наконец успокоилась, то парень даже смог уговорить съездить в Косую Аллею чуть раньше, дабы он мог выбрать подарок друзьям, которых теперь не увидит до осени. Один из них предназначался для Фосетт, лишенной возможности провести день рождения с друзьями и довольствующейся скоростью совиной почты.
[indent] Упакованная в подарочную бумагу коробочка тряслась в чемодане среди педантично разложенных вещей. Они находились в таком идеальном порядке, что нетрудно было догадаться о ревизии проведенный миссис Дэвис, неготовой отпустить сына в новый учебный год с бардаком. Сверху на багаже, кряхтящем колесиками, красовалась большая клетка с верной совой. Аналогичные предметы катились следом за Трейси, контролируемые родительской магией незаметно от окружающих. Сама девочка несла в руках клетку с белоснежной крысой, которая, между прочим, была питомцем её брата, но тот собирался везти животное в кармане и оно было временно конфисковано. Перед порталом на перрон женщина попрощалась с детьми, приговаривая самые обыкновенные напутствия и прося почаще писать письма. Первой в колону проскочила девочка, а уже за ней двинулся волшебник, обнимая напоследок маму и передавая привет отцу.
[indent] - На поезд не опоздай, - смеется Роджер, отпуская сестру к друзьям-слизеринцам. Не думая ни о чем плохом, она бодро идет к ним навстречу, а брюнет еще некоторое время провожает её взглядом. С каждым днем он становится всё тревожнее. Отпускает девочку от себя и боится, что та не вернется назад; что её лицо растворится под водой, пускай и абстрактной, навсегда. Разве Хогвартс безопасное место? «А если Софи права в своей тяге к темным артефактам? Не из-за их загадочности, как ей, наверное, видится, а потому что они способны нас защитить?». Он впервые смотрит на новое хобби подруги с положительной стороны, но отмахивается от этих мыслей. «Или убить еще раньше».
[indent] - Дэвис! - кричит и машет рукой Джереми, первым заметив друга. Поздоровавшись, они уже вдвоем находят в толпе Фосетт и идут ей навстречу, по пути приветствуя многочисленных приятелей.
[indent] - Беги, Софи! Беги! - вопит ловец их команды, даваясь хохотом, но Роджер подскакивает к девушке раньше, обхватив её руками со спины, и начинает кружится на месте вместе с ней. Блондинка отрывается от земли без проблем, такая невесомая словно пушинка. Смех подхватывает кто-то еще из их факультета и рейвенкловец ненадолго забывая о неприятных мыслях.

+10

4

[indent] Но нигде так и не мелькнула крошечная блондинка, которую каждый раз хотелось заключить в объятия и не отпускать. Хелен была ей как сестра, как миниатюрная вселенная, прорывающаяся захватить все свободное пространство внутри. И если Роджер мог все лето доставать Софи квиддичем, то она сводила его с ума бесконечными упоминаниями про Долиш, которую знала столько же, сколько и своего друга. Вместе ехали в купе на первом курсе, вместе сидели за столом после распределения, одна спальня на протяжении четырёх лет, одни секреты на двоих.
[indent] Софи крепче сжала ручку чемодана, ведь где-то отчетливо звучали знакомые голоса, но трудно было уловить взглядом хоть одно известное лицо. Шум нарастает со всех сторон и захватывает в плен, как только появляется толпа рейвенкловцев и подхватывает её своими коронными шутками в духе факультета, историями про лето, про совместные походы и про матч, на котором она оказалась благодаря Дэвису. Она слышит голос Джереми и пытается хоть как-то дотянутся до него зрительно, но тщетно - ее перехватывают, заманивают, она, кажется, видит в начале перрона макушку Хелен, вырывается из толпы старшекурсников, в надежде не потерять образ, но, увы, сегодня и этим планам не дано сбыться. Софи только и успевает, что отпустить ручку, как тёплые руки обхватывают её и поднимают в воздух. В этом и был весь Роджер. Стихийное бедствие в её жизни, сметающее все на своём пути, и в этот раз она не сопротивляется, поддаётся общему веселью и растворяется, едва ее ноги вновь касаются земли. Она была бы так банальна, начав своё приветствие с упреков, но вместо этого заключает друга в объятия, теперь уж полноценные, обхватывая руками шею, примостив подбородок у него на плече. Его волосы пахнут земляникой и мятой, к которым примешивается табак, но уже с ее стороны - отец так и не избавился от своей привычки, да и хватило двух минут на прощание, чтобы теперь эта смесь из одеколона и сигар преследовала повсюду.
[indent] - Рада видеть. - Скромно шепчет она, разрывая минутный весьма дружеский контакт, после чего влезает Джереми со своим «и все?», но Софи успевает вопросительно поднять на него взгляд, надеясь, что за лето совсем случайно научилась легилименции.
[indent] - Спасибо за письма. - Обращается она ни к кому конкретному, подавляя новой темой старую, завлекая Джереми в разговор, от которого он не в силах отречься, ведь у мальчишек такие похожие слабости - квиддич, снитч, красивые болельщицы. Все, лишь бы меньше смотреть на Дэвиса, все, лишь бы меньше говорить с ним, ибо теперь любой личностный контакт вызывает острую боль в груди. За лето он спас ее ни один раз, за лето они стали ближе, слишком близки для того, чтобы сейчас хотеть отстраниться как можно дальше.

+7

5

Он вцепился руками в тележку, толкая ее в сторону платформы, и используя как собственную опору. Практически бессонная ночь в «Дырявом котле» с их отвратительными деревянными кроватями, от которых спина завывала тянущей болью, ударялась об черепную коробку, оседая в висках и сдавливая глазные яблоки где-то глубоко внутри, от чего Фреду приходилось еще и щуриться.  Все утро он пытался расходиться, пока Джордж с наслаждением сопел в своем корыте, скрипящем каждый раз, когда тот переворачивался на бок. Но удача не была сегодня благосклонна именно к старшему близнецу. В то время, как Джо довольно уплетал завтрак, Фред чуть ли не бился головой об потертый стол в попытках найти место, где будет комфортно хотя бы просто посидеть. Мать с отцом только наводили панику своими страхами что-то забыть в гостинице или опоздать на поезд. Каждый учебный год начинался одинаково безумно, нервно, но с приятно-волнительным оттенком, поэтому Фред наблюдал за этим лишь с едва заметной ухмылкой на лице, он действительно соскучился по школе.
Он прошел на платформу еще до того, как услышал голос Молли, диктующий кто первый должен метнуться в стену. Желание поскорее устроить свой зад на чем-то мягком превышало даже страх разгневать мать, но, подойдя поближе к перрону, Фред все равно остановился. Нельзя ступать дальше, пока Молли не обняла и не поцеловала каждого из своих детей. Тут уж спорить бесполезно.
Фред и глазом моргнуть не успел, как Джордж появился рядом, заинтересованно рассматривая платформу. Казалось, что с каждым годом на ней появлялось все больше людей, и было не совсем понятно, то ли это волшебники плодятся с такой скоростью, то ли это просто Фред не особо внимательный и так было всегда. По привычке он искал знакомые лица, а когда натыкался взглядом на кого-то из слизеринцев, проверял свою мантию, лежащую в тележке, на наличие навозных боб, тщательно скрытых нужным заклинанием. Быть может, хоть это поднимет ему сегодня настроение.
Молли обошла практически всех, остановившись возле Рона, что-то объясняя ему со всей строгостью и угрюмеем. Инцидент с машиной отца, видимо, никогда не забудется, и бедняга будет страдать каждый раз, отправляясь в школу. Хотя Фред и Джордж заценили идею младшего брата. Им, почему-то, никогда не приходило в голову добраться до Хогвартса на летающей тачке. У парня явно есть потенциал к великим свершениям. Но близнецы ему это, разумеется, не говорят.
- Он ведь снова как-то накосячит, да? - улыбнулся Фред, распрямляясь и корчась от боли в позвоночнике. Просто учитывая сколько раз это волшебное трио вляпывалось в истории, можно не надеяться, что в этом году все пройдет гладко.
- Конечно, будем им гордиться, - откликнулся Джордж, поглаживая по голове своего вредного филина. Фред еще раз огляделся, кивнул головой в знак приветствия Фосетт и Дэвису, а затем снова облокотился о свою тележку. Дорога обещала быть долгой и мучительной.

+7

6

Все лето в Нью-Йорке. Ад, сущий ад. Несмотря на то, что Большое яблоко являлось родным местом для Уны, ей там было крайне некомфортно. В жаркое время года Нью-Йорк напоминает огромную теплицу. Лучи солнца скользят по стеклянным высоткам, асфальт нагревается так, что можно ходить босиком, люди вокруг потные и вонючие.  Уне больше нравилось проводить время в серой и дождливой Британии, где можно укрыться от зноя и вдохнуть глубоко свежий воздух.
    Все лето мама возилась с сестрами, как проклятая. Вечные походы по магазинам, посещения общественных мероприятий. А подруги? У мамы были ужасные подруги, которых Юниона просто на дух не переносила. Их женские посиделки Андервуд в шутку называла чертятником, чем очень сильно радовала свою сестру Мию.  Амелии тоже не претили эти встречи, но она было более терпелива к окружающим. Обеих девочек грела мысль, что вот-вот они вернуться в Хогвартс.   
    В Британию они добирались без родителей. Мама с папой задержались по делам еще на несколько недель. В Лондоне их встретил водитель и отвез на вокзал Кингс Кросс, платформа 9 ¾ .
    -Волнуешься? - спросила Мия , цепляя руку Юнионы, как бы говоря, что они справятся. Это был их последний год, который сулил много интересного. Последний год, чтобы раскрыть себя, чтобы понять свою суть, найти верных друзей, если таковых нет, и конечно же своего человека, хоть Уна и не представляла, что может найти его среди студентов Хогвартса. А самый главный вопрос, так это кем ты станешь в будущем. Андервуд ненавидела поднимать эту тему. Она просто не знала, как на него ответить. За этим стойким каркасом скрывалась девочка с миллиардом вопросов и страхом перед неизвестностью.
      Уна выдохнула, крепче сжала руку сестры и девушки направились вперед, сквозь кирпичную стену между платформами.
На вокзале уже кипела жизнь. Студенты обнимались друг с другом и выкрикивали имена. Кто-то плакал, провожая своего ребенка на первый курс, кто-то давал наставления. Такой радостный момент для многих учеников Хогвартса.
Уна поцеловала Мию в щеку на прощание и пошла к своему факультету. Вдалеке уже виднелись знакомые головы. Курс Слизерина. Эти ребята никогда не отличались особой приветливостью и не расплескивались своими чувствами. Все, чем удостоила Слизеринцев девушка, так это кивком головы и легкой ухмылкой. В ответ она получила столь же холодный прием. Девушки сразу же забрали Уну в свою компанию, включая ее в разговор, посвящая в последние новости и обсуждая студенток с других факультетов. Юниона не очень любила принимать участие в подобных мероприятиях, поэтому просто молча стояла и вставляла свои пять копеек, когда это было необходимо.
      Вдалеке Андервуд разглядывает знакомую светлую головушку. Софи, а рядом с ней, кажется, Роджер Дэвис. Софи она знала очень хорошо: совместные вылазки по ночам, всевозможные пакости и приколы над педагогами и учениками младших курсов. Хоть Уна была старше, она никогда не чувствовала эту разницу, как в возрасте, так и в факультетах.
Учтиво извинившись перед своими девочками, Юниона начала пробираться сквозь толпу, чтобы поздороваться с Софи и ее другом. До отправления оставалось еще несколько минут, поэтому обмолвиться несколькими словами они успеют.
    - Салют! - приветливо выкрикнула Андервуд. Уна выставила ладонь вперед, как бы показывая жест «дай пять».

Отредактировано Uniona Underwood (2018-05-19 21:40:43)

+7

7

— Дальше я сам, мам, - Эван неуверенно подставляет щеку худощавой блондинке, во взгляде которой недавно появились едва заметные морщинки. Эстефания смотрит на сына с грустью и гордостью, в ее немом взгляде застыл вопрос: «когда ты успел вырасти?», но женщина предусмотрительно молчит, только крепче сжимает руку мужа. Коул, нахлобучив на голову шляпу с узкими полями, переминается с ноги на ногу, словно решая, стоит ли обнять сына или остановиться на сдержанном рукопожатии. Эван приходит отцу на помощь, неуклюже обнимая и быстро отстраняясь. В пятнадцать показывать любовь к родителям становится как-то стыдно. Вытянув губы в длинную тонкую нить, Чемберс машет родителям на прощание и растворяется в толпе снующих туда-сюда людей. На его тележке всего два чемодана – Эван не жалует много вещей. Большую часть занимает завернутый в темную ткань Нимбус – последнее приобретение, которым Чемберс не мог не гордиться. Он хотел эту метлу уже почти год, экономил карманные деньги и даже помогал соседке миссис Питерс присматривать за ее сворой собак за несколько фунтов в неделю.
Знакомая табличка с названием «платформа 9¾» маячит над головами прохожих, стоит преодолеть магический барьер. Огромный красный паровоз гудит и пускает пар – тут так же шумно, как и всегда. Куча ребятишек с родителями: кто-то едет в первый раз и слушает строгие указания, кто-то уже вовсю болтает с друзьями. Куча клеток с недовольно ухающими совами, которых посмели потревожить в дневное время суток. Эван был рад вернуться в Хогвартс, хотя уже скучал по еженедельным вылазкам в горы с отцом – традиционное занятие еще с шести лет.
Эван невольно морщится, когда кто-то из старшекурсников задевает его плечом. Кажется, это был кто-то из змеиного факультета, но Чемберс не успевает разглядеть, так как молодой человек тут же растворяется в толпе. Скорчив недовольную мину, охотник сборной Рейвенкло катит свою тележку дальше, пока не видит вдалеке Фосетт и Дэвиса. Подойдя ближе, Эван оборачивается, но Хелен нигде не видно.
— Салют, - Чемберс здоровается со всеми присутствующими сразу. Он удивляется, как вообще смог пробиться в компанию, ведь он по своей сути одиночка и никогда, как ему казалось, не нуждался в друзьях. Но опомнился парень только тогда, когда вихрь приятельских отношений уже унес его далеко от места собственного спокойствия. Его компания отнюдь не была законопослушной, но от этого Чемберсу не хотелось бежать, сломя голову. Напротив, он считал, что среди таких заводил всегда должен присутствовать голос разума, и он был рад им стать и бесплатно промыть мозги каждому желающему.
— Где Долиш? – как-то невзначай вырывается у Эвана, и парень тут же тупит взгляд, устремляя их на свои ботинки. В то же время краем уха он слышит заливистый хохот и ненароком оборачивается, чтобы различить в толпе копну ярко рыжих волос.

+8

8

[indent] Будем честны – лето у Трейси выдалось достаточно насыщенным. И не сказать, что всем произошедшим за последние месяцы событиям девушка была искренне рада. Поездка в Норвегию служила редким приятным исключением, которое Дэвис до сих пор вспоминала с теплотой и толикой грусти: пока Роджер гостил у Фосеттов, слизеринка не преминула воспользоваться уже привычным предложением матушки и упорхнула на её родину, поселившись в симпатичном домике неподалёку от города Тронхейм. И всё было бы прекрасно, если бы не суровый нордический дедушка, который чуть ли не каждый день заваливал её вопросами о том, почему не приехал Рождер. И появится ли он позже. А если нет, то почему? «Нехорошо нарушать традиции», – недовольно кряхтел дедуля Арн, а Трейси ничего не оставалось, кроме как поджимать губы и молча скрываться в своей комнате, где её поджидало взятое из Лондона домашнее задание на лето.
[indent] Норвежская природа невероятной красоты сглаживала эти острые углы, однако факт оставался фактом: за это лето Роджер успел принести своей сестре достаточно неприятностей. Чего только стоила та их с Софи вылазка на концерт! Трейс до сих пор считала, что поступила правильно, когда утаила от родителей столь неоднозначные планы, но это не отменяло того, что в итоге досталось не только провинившимся, но и ей в том числе. С одной стороны, просидеть дома остаток лета не было такой уж и проблемой – в конце концов, слизеринка всегда умела найти себе занятие в четырёх стенах, да и учебник по зельеварению сам себя не прочтёт; но с другой, девушке было банально обидно за то, что она должна была отдуваться за выходку брата, в которой она сама не принимала совершенно никакого участия. Впрочем, тому тоже досталось, а потому злилась Трейси недолго. Тем более, что новый учебный год приближался всё быстрее, а под конец августа родители сжалились и позволили своим детям выбраться в Косой Переулок. Стоит ли говорить о том, что купленное Роджером ванильное мороженное у Флориана Фортескью окончательно сгладило все разногласия между братом и сестрой?
[indent] Как только они попрощались с Демианом и Оливией и преодолели барьер, отделявший их от платформы 9¾, Трейси тут же почувствовала долгожданную свободу. Чем старше она становилась, тем чаще ей хотелось действовать по-своему, что родителями, особенно отцом, практически никогда не поощрялось. Но Хогвартс и всё, что было с ним связано, придавали ей уверенности и позволяли Трейс почувствовать себя в своей тарелке. Что произошло и теперь, стоило ей только усмотреть в толпе знакомые лица. Она могла сколько угодно не одобрять модель поведения некоторых своих однокурсников, но они были неотъемлемой частью её второго «дома» – Слизерина – а потому девушка с лёгкостью передала Роджеру клетку с его белоснежной крысой (чем явно расстроила Никса, который всю дорогу от машины до платформы сидел у неё на плече и облизывался на грызуна) и принялась пробираться в сторону друзей, напоследок бросив в сторону брата что-то вроде: «да-да, конечно».
[indent] Стоило ей пересечься со змейками, и разговор завязался сам собой. Все принялись обсуждать последние новости магического мира, кто-то делился своими впечатлениями от летнего отдыха, другие же хвастались новенькими учебниками, надменно поглядывая на тех, кому книжки явно достались по наследству и были уже не первой свежести. Всё шло своим чередом, и вот Трейси заливается смехом вместе с ещё несколькими слизеринцами, как в следующую секунду кто-то из них (она так и не понимает, кто именно) неожиданно произносит:
[indent] — Хей, Дэвис, кажется принц на белом коне тебя высматривает.
[indent] Трейс тут же перестаёт смеяться и поджимает губы. Видимо, эпизод со спасением из Чёрного озера ещё долго будет ей аукаться. Казалось бы, свидетелей тогда практически не было, но любые новости в стенах школы разносятся просто на ура.
[indent] Слизеринка, стараясь выглядеть максимально безразличной (что у неё, скорее всего, не получается), оборачивается и сталкивается взглядом с Эваном, который стоит неподалёку в окружении рейвенкловцев. И тут же резко отворачивается и пытается продолжить разговор с той точки, на которой они с друзьями остановились ранее.

+9

9

Новый учебный год начался как-то слишком незаметно. Хелен не особо хотела мучиться, собираться куда-либо, но родители последние две недели постоянно говорили о том, что пора уже задуматься и начать постоянно проводить время с ними, так как потом долго не увидится с дочерью. С последним девушка даже не собиралась спорить. Хоть Хел и была свободолюбивой, но родителей она любила, поэтому действительно все время готова была проводить с ними, если бы не постоянные нравоучения о том, что надо вести себя более прилежно и больше удариться в учебу. Скоро ты закончишь Хогвартс, все дела. А за два дня до отъезда все же заставили Хелен сбегать по магазинам, чтобы обновить мантию и прикупить всего к школе.
- Можете мне сказать, что я молодец. – девушка пребывала в странном настроении. Ей не хотелось на учебу, не хотелось уезжать от семьи, но в Хогвартсе была Софи, а чем она ей не семья? Поэтому сегодня радость и тоска слишком переплелись, и Хел даже не знала, что именно она сейчас чувствует.
- Ну как, готова к новому году обучения? – родители шли рядом, провожая до платформы. Иногда даже было чувство, что она не на 5 году обучения, а только-только впервые идет к Хогвартс-экспресс.
- Вроде да. Спасибо, что проводили. Дальше я сама. – Хелен обнимает родителей, обещая писать им письма как можно чаще, и уже продолжает катить тележку в одиночестве, махая родителям на прощание.
Перед глазами мелькает табличка с указанием платформы 9¾ и Хелен проходит сквозь стену, замечая знакомые очертания студентов. Кто-то начинает сбиваться в группы, кто-то не знает, где ему примоститься, везде шум и гам, сопровождаемый гулом паровоза, который в скором времени отправит всех в Школу Чародейства и Волшебства. Хелен старается разглядеть в толпе одну шикарную блондинку, но, Мерлин, какого хрена на платформе вообще столько блондинок, которые отвлекают ее внимание от единственной нужной? В один момент девушка даже подумала о том, что может Софи еще не явилась сюда, но судя по времени, это Хелен, еще немного, и пришла бы в притык, а если так, то ее подруга слишком сильно опаздывала. Но еще один брошенный взгляд на платформу, и девушка нашла ту, которую искала, заодно и всех ребят с ее факультета. Она покатила тележку с орущим Джо (своей совой) в клетке к компании рейвенкловцев.
- Привет. Ну, признайтесь же, скучали. – она оставила тележку и обняла Софи. – Ты спряталась тут, я еле тебе нашла. – как только девушка выпустила подругу из объятий, она оглядела взглядом Роджера, улыбнувшись ему, и Эвана, подмигнув ему, но сразу отведя взгляд. Она так и не знала, когда сможет нормально смотреть ему в глаза, поэтому старалась замять этот момент. – Ну, рассказывайте, как повеселились летом?

+6

10

[indent] Суета встречи после каникул увлекает школьников весельем и разговорами. Роджер выпускает подругу на свободу, возвращая ей возможность нормально дышать, и подтягивает свои пожитки поближе, забирая их из-под бдительного надзора друзей. Крыса, красующаяся в клетке, недовольно бьет хвостом по прутьям: ей не нравится весь шум вокруг и она поскорее хочет попасть в купе, дабы с жалобным видом попрошайничать у окружающих печенье.
[indent] - У меня тут кое-что не влезло в письмо, - смеется юноша, кивая в сторону багажа, но его тут же отвлекают несколько товарищей, начиная наперебой рассказывать что-то про последние две недели лета и затягивая к ним проходящих знакомых. Дэвис еле успевает здороваться со всеми кого не видел почти три месяца: вон девчонка из барсуков, которая не пропускает ни одного матча в принципе, а вот и рыжие близнецы, мастера шуток разной степени жестокости. В это же время к ним приближается слизеринка, кажется, Андервуд, с которой дружит Фосетт. Брюнет здоровается с девчонкой, обмениваясь парой нейтральных фраз ни о чем. Если Дэвис в первую очередь собирает вокруг себя ребят с факультета, то возле блондинки всегда очень разношерстная компания самых нелогичных приятелей.
[indent] - Чемберс! - волшебник хлопает друга по плечу, искренне и шумно радуясь тому, что тот успел появится до посадки. Теперь остается только дождаться Хелен и можно выдвигаться в сторону поезда до того как рядом с ними соберется половина воронов. - Долиш? Такая же нерасторопная сегодня как и ты, - фыркнув, маг озирается вокруг, снова выискивая среди наплывающих студентов знакомый силуэт. Как вам жилось последнюю неделю без меня? Есть новости? - посаженный под домашний арест Роджер даже во время вылазки в Косой переулок ухитрился никого не встретить. Скорее всего из-за того, что родители отправили их на закупку не в предпоследний день, как это любят делать все остальные.
[indent] - Привет! - крыса из клетки волшебника с неподдельным любопытством уставилась на орущую птицу Хелен, заставив своего владельца рассмеяться на середине приветствия. - Повеселились? Долиш, ты газеты читаешь?! - Он, конечно, озвучивает ей свой почти риторический вопрос с иронией, но для себя задается вопросом: не только же их с Фосетт угораздило получить по голове во время всех нападений этим летом?
[indent] - Идемте занимать купе, а то поедем вместе с первокурсниками, - прихватив чемодан, Роджер задал всем направление к ближайшему входу в поезд, продолжив выспрашивать у друзей как те все-таки отдохнули, что не успели ему поведать при прошлой встрече и готова ли команда начать тренировки с первых же выходных.

+5

11

Гермиона, как всегда, с излишней придирчивостью собрала свои вещи, попыталась впихнуть в чемодан не только книги из школьной программы, но еще и дополнительную литературу. Самих учебников по предметам в этом году вышло больше почти в два раза. Грейнджео почитала, какие предметы предлагают студентам Хогвартса изучать на третьем курсе. Не долго размышляя, Гермиона записалась на все. От профессора МакГонагалл она получила письмо, где говорилось о том, что ей необходимо перед началом обучения встретится с профессором МакГонагалл лично и получить кое-какой инструктаж, касаемый обучения. Этим Гермиона собиралась заняться сразу, как только пересечет порог школы.
Как всегда, Гермиона безпрепятственно пересекла барьер, разделяющий платформы мира магов и магглов, втолкнула телегу на платформу 9 и 3/4, покатив ее в багажное отделение. С собой в поезд она взяла довольно увесистую сумку с ручной кладью, в которой, помимо книг и школьной формы, лежал новый кот Гермионы - Живоглот. Он же являлся главной причиной последних разногласий девочки с другом Роном.
Потом Гермиона вновь вернулась к барьеру, в поиске друзей.
Когда стрелки часов показали ровно одиннадцать, громкий свисток оповестил об отправлении поезда. Гермиона весело мазала рукой оставшимся на платформе мистеру и миссис Уизли. Когда платформа скрылась из вида, она повернулась к друзьям и предложила им найти свободное купе.
Таковых в поезде не оказалось. Однако, в начале состава, оказалось купе всего с одним человеком, который крепко спал.
Грейнджер кивнула головой, приглашая ребят войти. Положив вещи на полку, она выпустила Живоглота и тот тут же устроился на коленях новой хозяйки, мирно урча.

+6

12

Честно говоря, Пенни не раз за август пристально смотрела в календарь, отсчитывая дни до возвращения в Хогвартс. На то было много причин, милых и пугающих, ностальгирующих и пытающихся сбежать. Так или иначе, тот самый день наступил ровно по расписанию, ничуть не застав врасплох. Путь из Дублина не был коротким - маленькая традиция длительного полу-маггловского путешествия как нельзя лучше настраивала на плодотворную работу. Пенелопа поправляла блузочку со значком старосты и крепко сжимала ручку чемодана.
- Частная школа, мадам. Мы не сектанты, - очаровательно улыбнулась она назойливой старушке, недовольно косящейся на значки и чемоданы. Мадам все равно что-то ворчала, и Пенни нетерпеливо барабанила ногами, поглядывая на часы. Ее путь включал в себя множество пересадок, и она не осилила еще даже половину. А мантию уже очень даже хотелось надеть. Немного лучше стало после десятиминутной запланированной остановки, во время которой она выпила чай с молоком в маленьком английском городке недалеко от границ с Ирландией , и подмигивания какому-то симпатичному и вполне обычному школьнику ее возрасту. Только вот школьники ее возраста вызывали ассоциации, и радушное настроение перестало быть непоколебимым. Перси.
Через пару часов, а то и меньше, она увидит Перси. Впервые, после начала каникул. После всех отказов встретиться летом и отписок на развернутые письма, включающие в себя по десять листов и фотографии. Пенни выдохнула через рот, почесала значок старосты и еще раз выдохнула. Надо было оставаться невозмутимой, изобразить искреннюю радость и ничем не выдавать себя. Основная проблема была в том, что кое-кто другой мог не понимать важности хранения все в секрете. Да, они вполне разумно поговорили пару дней назад, но в итоге никакой уверенности у Пенелопы не было. Могло произойти все, что угодно. И ее ошибка будет стоить чрезмерно много.
К счастью, хотя бы в "Ночном Рыцаре" она могла быть уверенной. Заняв койку с какао, Пенни поспешила надеть на себя мантию. Так маггловское лето оставалось позади в кратчайшие сроки. Вспоминать о нем не хотелось - скорее забыть, как страшный сон. Это было не с ней. Просто недоразумение, помешательство, темная магия или запретная харизма плохих мальчиков... или как там это называется? Нет, были и хорошие моменты этим летом, но по сравнению с той ошибкой, о которой нельзя говорить, все становилось слишком незначительным.
- Голова лопнет, - кивнул какой-то подозрительный мужик на ее краснеющие от стыда щеки, и Пенни недовольно наморщила нос, отворачиваясь. Отпила какао, потеребила еще раз значок старосты и лишний раз потренировалась в правильном дыхании. Монтегю ведь не идиот, чтобы как-то вызывать подозрения, верно? Ему тоже есть, что терять. Все в порядке. Никто и никогда не узнает, что случилось летом. Даже ее друзья. Особенно ее друзья.
Пенелопа представила было, как недовольно Грейси морщит нос в ответ на ее признание и говорит что-то о том, что это самый худший вариант из всех возможных. А Джейми бы и вовсе посмотрел бы на нее с невыносимым разочарованием. Грустный взгляд друга так и замаячил в воображении Пенни, от чего щеки еще гуще залились румянцем. К счастью, автобус резко затормозил - пролитое на себя какао прекрасно отвлекало от самобичевания.
Протянутая салфетка - еще больше.
- Робби? - она удивленно вскинула брови и хотела было задать вопрос, но вовремя подумала о последствиях. Ведь тогда придется тоже отвечать. Вместо этого Пенелопа просто подвинулась, предлагая своему напарнику по старостату присесть рядом. Дорога до вокзала оказалась приятнее, чем грозила быть по началу.
Но к тревожащим мыслям Пенелопа все же вернулась, стоило только пройти через зачарованный барьер. Платформа была наполнена знакомыми лицами, среди которых она быстро выцепила самые главные.
Встретившись глазами с тем, с кем не стоило, Пенелопа избежала взгляда на Перси и поймала самый безопасный вариант.
- Джейми! - помахала она через толпу и ломанулась вперед, совершенно позабыв о Робби и том, что пора было втягиваться в обязанности старосты. Всему свое время.

+7

13

Мистер Грейвс был настолько трогательно-сентиментален, насколько может быть только суровый спортсмен. Поэтому сегодня они всей семьей проделали тот же путь, какой они совершили шесть лет назад, когда родители провожали одиннадцатилетнюю Грейси на поезд в самый первый раз. Отец заявил, что если этого всего не будет, то он начнет либо рыдать, либо крушить все вокруг квиддичной битой, а этого никто не хотел. Так что сначала они пошли поесть мороженого к "Фортескью", потом зашли в книжный, потом Грейси на протяжении получаса убеждала родителей, что ей не нужно второе животное - она и за сычом-то не всегда успевает следить.
Грейс не понимала, о чем весь переполох. Ну да, она едет в Хогвартс в последний раз, но не навсегда же уезжает. Иногда родители бывают очень странными, и это надо просто пережить.
Переодеваться в форму Грейси не спешила и планировала сделать это в поезде, как обычно. Каждое лето она так отвыкала от школьных юбок и мантий, предпочитая маггловские джинсы и сарафаны, что каждую осень было мучительно неприятно снова к ним возвращаться.

Какими-то правдами и неправдами Грейс удалось убедить маму с папой, что ее совершенно не обязательно сажать на поезд и махать ручкой на прощание. Она отделалась только дежурной просьбой полюбить все-таки школьный квиддич и медвежьими объятиями от отца, и слезными просьбами не забыть надеть перчатки и не надевать короткую юбку, если будут делать красивую выпускную колдографию, от мамы.
Грейси скептически посмотрела на мамин комбинезон для работы в саду, который та для удобства не снимала почти никогда, но промолчала. Ей не хотелось вступать в дискуссии - ей хотелось поскорее оказаться на платформе и обнять всех, кого не обнимала целое лето. Ну, или пару недель, это не так важно.

- Я напишу! Пока, люблю вас! - честно выполнив долг хорошей дочери, спешно крикнула Грейс через плечо, уже разгоняя тележку по направлению к барьеру. Сыч недовольно заорал, и Грейвс быстро поправила покрывало на клетке, чтобы он заткнулся.
Оказавшись на платформе, она сразу же потерялась среди мелькающих чемоданов, школьной формы, и криков. Вцепилась покрепче в тележку и, осторожно отталкиваясь одной ногой, поехала, стараясь не особо сильно сгибать вторую ногу - не далее как позавчера Грейси эпично навернулась со скейтборда, который осваивала все лето. Потому что, если хочешь напоследок впечатлить симпатичного маггловского парнишу, стоит рассчитывать свои силы. Как выяснилось, семнадцатилетних магглов сложно очаровать разбитыми коленями и ободранным лбом. 

Кружить акулой по платформе пришлось недолго - почти сразу же она заметила белую макушку Пенни, а рядом с ней - Эндрюса, и решительно направилась к ним. По пути помахала рукой Фосетт, с которой они начали неожиданно близко общаться в конце прошлого года.
- Как дела? - не тратясь на приветствия, спросила улыбающаяся Грейси, подкатив на тележке к Пенни и Джейми, - Роули не видели, кстати? - она оглянулась по сторонам, никого не обнаружила, спрыгнула с тележки и начала обнимать обоих по очереди.
- Ты по-прежнему покидаешь нас ради вагона старост? - хлопнула она Пенни по плечу и кивнула на ее значок, - есть у нас хоть один шанс увидеть тебя по дороге, но не как в тот раз, когда нас буквально отлупили метлой за то, что мы решили тебя проведать в этом страшно эксклюзивном купе для важных персон? Если что, мы готовы прятать тебя за чемоданами, правда? - Грейси посмотрела на Джейми, ища поддержки, и стараясь казаться серьезной, но все равно срываясь на улыбку. Она была слишком рада их видеть, чтобы даже притворяться строгой.

Отредактировано Grace Graves (2018-06-09 01:13:53)

+7

14

[indent]Джейми вернулся под утро. Окинул полупьяным взглядом дремавший среди цветов и зелени дом. Шторы родительской спальни на втором этаже были плотно задернуты - по выходным отец предпочитал свой сон крепким, с двумя ложечками сладкого «поваляться до полудня в постели». Розоватое свечение ласкового августовского солнца, струившееся, как из свежей раны, по блестящим от росы скатам соседских крыш, придавало безлюдной улице почти сказочные очертания. Эндрюс жадно глотнул холодного, бодрящего воздуха, наполняющего прокуренные за ночь легкие жгучей свежестью зубного порошка. Ему не терпелось взобраться по старой, в паутине и засечках, иве в распахнутое окно своей комнаты, скинуть с себя провонявшую костром и травкой одежду и, как заведено у всех подростков, притвориться мирно сопящим ангелочком, пока нежная мамина рука не потрясёт за костлявое плечо, а с просторной кухни не растечется по всему дому аромат только что приготовленного завтрака.
[indent]За прошедшие месяцы он погрузился в подобную рутину, как другие погружаются в молочно-тёплые недра неглубокого озера. Мысль о предстоящем возвращении в школьные стены напоминала навязчивый зуд от комариного укуса - как ни старайся игнорировать, руки сами собой тянутся расчесать злое красное пятнышко. С другой стороны, это был его последний год в Хогвартсе, и невесомая пенистая тоска накатывала на уходивший за пологий горизонт берег безмятежной юности.
///
[indent]— Пошевеливайся, парень. – Машина несколько раз чихнула прежде, чем замурчала утробным звуком работающего мотора.
[indent]— Да, сэр. – Джейми закинул школьный чемодан в разинутую пасть просторного багажника и раздраженно захлопнул отполированную до блеска крышку. Отец тем временем опустил ветровое стекло, подсунув лысеющую голову под мелкую изморось, смотрел, как несется по другой стороне улицы чумазый мальчуган, разбрызгивая грязь и еще Мерлин весть что колесами своего велосипеда.
[indent]— И о чем только думают его родители?
[indent]Вопрос без адресата повис беременной паузой в лимонно-базиликовом кожаном салоне форда. Из динамиков барахлящего приемника для редких зевающих слушателей звучал голос Дэвида Боуи:

Look at that sky, life's begun
Nights are warm and the days are young

[indent]— Можем ехать. – Джейми открыл пассажирскую дверцу, проскользнул внутрь и снова закупорил этот крошечный сосуд тепла и сухости посреди надвигающегося шторма.
[indent]— Капаешься дольше, чем твоя мать. – Дэниел без особой нужды смотрел на пустую дорогу, избегая взглянуть на сына.
[indent]Джейми прислонился щекой к быстро запотевающему стеклу.
[indent]— Не понимаю, почему я не могу добраться сам. Мне семнадцать.
[indent]— Думаешь, я доверю тебе вести машину?

Don't let me hear you say life's taking you nowhere, angel
Come get up my baby
Run for the shadows, run for the shadows
Run for the shadows in these golden years

[indent]— Пристегнись.
[indent]— Да, сэр.
[indent]Колеса плавно скользили по сырому асфальту, сокращая расстояние из пункта А (Незабываемое лето) до пункта Б (Монотонные школьные будни).

///
[indent]Общий шум успешно сглаживал острые углы равнодушного прощания и унизительной одинокой прогулки между спешащими безликими телами до притаившейся за невидимым барьером платформы. Другие ребята с его курса воодушевленно перешучивались, смущенно косясь на стоящих рядом родителей, некоторые поднимали руки в приветствии, кивали и обещали пересечься позже, в поезде. Ослепленный улыбками и подхваченный разговорами, Джейми вскоре почти перестал думать о чем-то кроме предстоящей поездки.
[indent]Элис вынырнула из-под руки темнокожего верзилы, как русалка, увлеченная чем-то на непроницаемой поверхности воды. За ней по пятам волочились подружки и безошибочный дух снисходительного недовольства. Все четверо, включая рыжеволосую предводительницу фурий, по очереди повисли на шее у Эндрюса, размазав по его щеке не один оттенок помады, и хором защебетали о своих каникулах, не дожидаясь, пока кто-нибудь соизволит их об этом спросить. Элис стояла ближе остальных, пряча ухмылку в широком вороте легкого свитера.
[indent]— Жизнь – отстой.
[indent]— Особенно когда тебе семнадцать. – Согласился Джейми. Они обменялись многозначительными взглядами, не требующими вербального перевода.  Так было с первого дня их общения, начавшегося в конце прошлого учебного года. «Слова», – говорила Элис, – «только мешают понимать друг друга». «Маленький принц» Экзюпери был любимым произведением ее отца.
[indent]— Эм, Эндрюс? Кажется, тебя зовут. – Миранда приподнялась на носочки, чтобы заглянуть Джейми за плечо. Он и сам различил в толпе знакомый с детства голос Пенни Клируотер.
[indent]— Ты права. Еще увидимся!
[indent]Девушки так же поочередно растрепали его и без того нечесаные волосы, а стоило ему скрыться из виду, вернулись к привычной для них в таком возрасте бессмысленной болтовне. 

///
[indent]— Пенни! Выглядишь.. как всегда потрясно. – Он обнял ее за плечи, увлекая в самую гущу собравшейся толпы. Летом они почти не виделись, и Джейми скучал сильнее, чем готов был признаться даже себе.
[indent]— Как прошли каникулы?
[indent]Они остановились у стойки с чемоданами, сразу за огромной птичьей клеткой, которая почему-то пустовала. Эндрюс еще раз окинул любопытным взглядом подругу, не понимая, что именно изменилось в ней за эти месяцы. Странный кусочек пазла не подходил ни к одному из известных ему углов.
[indent]От решения загадки его отвлекла подоспевшая (не)вовремя Грейси. Он со вздохом окунулся в ее просторные, привычные объятья. Выпрямился, нарочно-случайно пропуская мимо ушей набивший оскомину вопрос, куда охотнее уцепившись за более нейтральную тему для разговора.
[indent]— Брось, разве может кто-нибудь в здравом уме отказаться от захватывающей поездки в обществе самого Перси Уизли? Уверен, Пенни просто мечтает услышать все эти увлекательные истории про давно умерших парней в странных шапках и их неоценимый вклад в историю Египта, бла-бла-бла.

Отредактировано Jamie Andrews (2018-06-09 01:52:24)

+7

15

- Запусти ей гречки за шиворот. Да, той дряни, которую мы купили в Лютном - чтобы все тело чесалось, пока она не попадет к мадам Помфри. Ее зовут Элис, еще одна барсучиха, которая мешает моему блудному брату обрести любовь.

Генри и два черных парня стояли за углом, обсуждая сплетни, домыслы и заплетая в узел накопившиеся за лето интриги. Оба черных парня принадлежали чертогам Слизерина и явно были ужасно довольны тем фактом, что чистая на восемьдесят процентов кровь ничуть не омрачается цветом кожи. Пока их собратья записывали странную музыку про опасных уличных маргиналов и торговцев маггловскими специями, Джаред и Джойс - два темных стража, пара смешных ублюдков с не по-детски выраженными мускулами. Они всего лишь пятикурсники, а значит, по всем понятиям, служат для Генри жалкими пешками для претворения коварных планов.

- А можно мы понесем твою сумку? - вопрошает Джойс, брызгая слюной на мантию Роули, отчего последний нервно отскакивает, презрительно поправляет челку и берет сумку в свои руки.
- Нас не должны видеть вместе. То, что я принял вас в Братство Змеи, не означает, что мы находимся в равных статусах. Осуществите задуманное с гречкой, а следующие инструкции я передам уже в Хогвартсе.

С семьей Генри попрощался еще у входа в вокзал: матери не было до него дела, а ему явно было дело до того, чтобы та не увидела отпрыска чистокровной богемы рядом с «гнилыми гриффиндорцами и скучными хаффлпаффцами». Кроме того, ему нужно было встретиться с Джаредом и Джойсом, а четвертое заседание Братства Змеи просто не могло пройти на виду у всех.

- Простите, извините, можно пройти? - расталкивает черных парней и их бледного предводителя какой-то почтальон на велосипеде. Джаред и Джойс рычат ему вслед, готовые по первому же приказу броситься на злостного шпиона, но Генри кладет им руки на плечи, сжимает свои господни длани и дает последний навет:
- Гречка.

***

Если бы они вышли из-за угла одновременно, из них получился бы хороший отряд британских гопников во главе с чутким и предельно серьезным лицом аристократии, но вместо этого на крупном плане появляется лишь одна фигура: мы видим, как черное пятно, погруженное в слои из дорогой кожи, с удивительным спокойствием тащит за собой набор чемоданов. Приближаясь, пятно обретает очертания одетого во все темное Генри Роули, самого хитрого из мушкетеров, самого наглого из мушкетеров.
Самого опаздывающего из мушкетеров.
- Пенни! - доносятся слова до первого птенчика, попавшего в его поле зрения. - Ты же не сбежишь от нас к умным и ответственным рожам?
Заготовленная ухмылочка держится всего пару секунд перед тем, как превратиться в широкую искреннюю улыбку. Джейми, с которым они за прошлое лето сблизились так, как, наверное, никогда прежде. Грейси, отношения с которой приобрели оттенок эйфорической сумбурности (но он не жалел ни об одном из летних дней, проведенных с ней). И Пенни. Которая теперь просто не имела права сбегать к умным и ответственным рожам.

Крепкие объятия с каждым из них.

+7

16

Пенни наконец позволила себе окончательно расслабиться: если Робби отвлекал ее своим умением не лезть в чужие дела, то друзья просто окутывали теплом и заботой, даже если и не пытались делать этого вовсе. Кутаясь сначала в объятиях Джейми, а затем и в руках Грейси, она улыбалась без малейшей толики лукавства. Это было похоже на возвращение домой, где всегда тебе рады. Где тебя ждут, любят и готовы принимать таким, каким ты есть.
Только насчет последнего Пенелопа все же сомневалась.
Увильнув от расспросов о прошедших каникулах, она не могла игнорировать настойчивую тему, поднимавшуюся вот уже третий год.
— Ты по-прежнему покидаешь нас ради вагона старост?
— Брось, разве может кто-нибудь в здравом уме отказаться от захватывающей поездки в обществе самого Перси Уизли?
— Ты же не сбежишь от нас к умным и ответственным рожам? - подоспевший Роули первым же восклицанием уловил общие мотивы, и Пенни широко улыбнулась, качая головой. Знали бы они только, как сильно ей хотелось наплевать на все обязательства и просто побыть простой школьницей. Девочкой, которая в выпускной год едет рядом с лучшими друзьями, тратит слишком много денег на сладости, смеется во весь голос и ни о чем не заботится, строя фантастические планы и откровенно мечтая о небылицах. Но нет, она должна была заниматься делами. И, ни к чему врать, Пенелопа любила свою должность и ту маленькую власть, что давалась в подарок к ответственности. Она то как раз не редко приходила на помощь. Кто знает, во что вляпались бы они все вместе, не умей она вовремя вытаскивать их задницы из неприятностей? Или не люби ее Флитвик так сильно, что соглашался помочь и выгородить перед другими, более строгими, преподавателями.
- Если мы не поторопимся, то я точно от вас не сбегу. Потому что поезд отправится без нас, - она кивнула на прогудевший экспресс, из труб которого начинал валить пар. Платформа незаметно начинала пустеть, студенты торопились занять лучшие места. На счет этого Пенелопа не переживала: маленькие представители Рейвенкло с радостью освободят купе, стоит ей только попросить. Они ведь были еще в том возрасте, когда значок старосты внушает уважение и трепет. Жаль, что с годами это пропадает.
- Думаю, Робби будет не против заняться дежурством первым. А я пока смогу немного с вами посидеть... Конечно, я бы предпочла увлекательные истории Перси, но чем только не пожертвуешь во имя дружбы, да, Джейми? - она с хитринкой усмехнулась, легко толкая локотком друга в бок. Растрепала челку Роули и отпрыгнула, спрятавшись за Грейси. Настроение быстро шло вверх, и мысли больше не вертелись вокруг того, о чем думать никак не стоило.
Вцепившись в чемодан и повернувшись к ближайшим дверям поезда, Пенелопа все же обернулась, ловя загоревшие лица друзей и мысленно делая не самую долговечную колдографию. Они выросли, и это было по-доброму грустно. Джейми и Генри уже не казались такими нескладными мальчишками, как годы назад, а их голоса стали ниже. На щеках пробивались уже заметные волоски, а сколько дюймов друзья успели набрать за каникулы, Пенни не стала бы прикидывать даже навскидку. А Грейси и вовсе была похожа не на ту нескладную шебутную девчонку, встреченную однажды в далеком Эдинбурге, а на красивую юную женщину. Пенелопа подумала было о том, заметны ли изменения в ней, но отмахнулась. Им ведь всего семнадцать - вся жизнь впереди.
- Кто последний, тот задница фестрала! - заговорчески почти выкрикнула Пенни, прежде, чем броситься к поезду. И нечего тут говорить о всяких взрослениях.

+7

17

[indent] Но Хелен, ее Хелен не спешит на помощь, не спешит избавить от цепких взглядов, которых хотелось избежать, притворившись кем-то другим. Можно было бы притвориться одной из Уизли, если бы только формула для изменения цвета волос не была столь запутанной – отец даже не смог добиться ярко-синего оттенка для ее вылазки на концерт, махнув рукой на голубые пряди и сказав, что «и так сойдет». Как помогать с постановками и костюмами для своих студентов, так, пожалуйста, а родной дочери помочь выделиться не захотел. Рыжий цвет бы ей подошел, хоть она и не выдерживает общества близнецов дольше, чем пять минут, а что уж говорить про совсем бестолкового младшего.
[indent] Хвала богам и даже Мерлину, но от очередного колкого вопроса от своих же «из банды» ее спасает слизеринка, протягивая ладонь в таком знакомом на американский лад приветствии. Андервуд вроде стала еще выше, и как теперь им двоим не выглядеть подозрительно во время очередной вылазки за пакостями?
[indent] - Если ты хоть еще на дюйм вымахаешь, пока мы будем добираться до Хогвартса, я перестану с тобой общаться. А пока можешь рассказать, насколько скучно было в твоем Нью-Йорке и где мои сувениры. – Уже мало кого удивляет дружба Фосетт со всеми, кто не принадлежит рейвам: змея, барсуки и львята мирно существуют в ее компании. Были и особые представители своих факультетов, которым позволялось чуточку больше, кто мог рассчитывать на поддержку в любое время. У Дэвисов она пробыла слишком долго, чтобы отношения с младшей сестрой Роджера перешли из стадии знакомых в чуть более дружеские. Роджеру хватило слова «письмо», как Софи занервничала, начав накручивать локоны на палец. Хорошо, что друга отвлекли, и теперь она могла незаметно наблюдать за ним со стороны, вовлекаемым в разговор с остальными, в том числе и подошедшим Чемберсом. 
[indent] - Я  у тебя хотела об этом спросить, Эван, где, черт подери, носит Долиш, когда она уже как минут пятнадцать должна быть здесь?! – По взгляду Чемберса можно прочитать многое, как бы ни старался он этого скрыть. Софи необходимо было знать, что происходит у этой парочки. Как бы она не ненавидела встревать в чужие отношения, но именно ей приходилось успокаивать Хелен после разговоров с однокурсником. Не то, чтобы ей не хватало своих проблем, с которыми все никак не удавалось разобраться (даже оставшись один на один), но Софи желала только добра лучшей подруге, и если для этого нужно было настучать Эвану по голове, то дорожная сумка имела идеальный вес, чтобы выбить всю дурь, но не знания, которыми был так известен Чемберс.
[indent] Рейвенкловцу повезло, а фосеттовские крики были услышаны – только крепкие объятия с Хелен могли убедить Софи, что еще один год можно пережить. Руки утопали в родных блондинистых волосах, от которых пахло цветочным шампунем и леденцами. И если бы не вопивший на всю платформу Джо, то объятия продлились бы дольше.
[indent] - Конечно, я скучала, милая. О, твой филин, Хел, сделай уже что-то. – Девушка пошевелила замок клетки. – Главное, что мы живы и сейчас все здесь. – Заметила она, бросая нервные взгляды в сторону Дэвиса. – Идем.
[indent] Ее чемодан подхватил кто-то с шестого курса, оставив Фосетт отвечать только за сумку, в которой притаился пушистик. По пути к вагону блондинка успела крикнуть несколько приветствий Грейси прежде, чем захватить ближайшее купе. И только когда чемоданы оказались на полках, а компания расползлась по купе, девушка села рядом с Роджером.
[indent] - Так что ты мне хотел сказать тогда про письмо? – Не выдержала Софи.

+6

18

- Привет, бро, рад видеть тебя на свободе, - хохотнул Эван, обменявшись рукопожатиями с Роджером. Ему этим летом угораздило попасть под домашний арест. «Н минуты покоя», подумал Чемберс в тот момент, когда узнал эту новость. – Я думал встретить тебя в Косом, но повстречался только с твоей сестрой, - короткий взгляд в сторону рыжей шевелюры где—то за спиной друга. Интересно, как там Трейси? После того, как рейвенкловец спас ее, девчонка не выходила у него из головы. Сам Эван называл это «синдромом спасателя» и старался как можно меньше обращать на это внимания.
- Прости, Соф, я не ее секретарь, так что не имею ни малейшего понятия, - ответил Эван Фоссет, хотя самого кольнула игла грусти за то, что они с Хел уже не близки, как раньше.
- О, Хелен, здравствуй, - девушка появилась со спины. Несколько неловкая улыбка в сторону подруги свидетельствовала о том, что в их отношениях не все гладко. Чемберс прислал Долиш всего три письма за лето – слишком мало, по мнению самого парня, ведь они могли посылать сов друг другу практически каждый день. Юноша поджал губы, и, стараясь избежать неловкости, поднял с тележки свой багаж.
- Последние три недели были потрясающими, - с неподдельным восторгом ответил Эван на вопрос о том, как он провел лето. – Мы с отцом ушли в горы с палаткой… впрочем, как делаем каждый год… У меня даже есть парочку колдографий, - парень похлопал себя по карману куртки, куда он запихнул доказательства своих ежегодных походов.
- Ну да, они теперь у нас такие известные, - Эван склонился к Хелен и указал пальцем на Софи и Роджера, - Что теперь о них в газетах пишут, - съязвил пятикурсник и тут же рассмеялся, посчитав свою шутку смешной.
- Чур мое место у окна, - тут же «забил» Чемберс, подхватывая за своим и чемодан Долиш.

+3

19

Это лето для Тэмс было не таким, как предыдущие. После окончания четвертого курса, девушка провела месяц лета с бабушкой, вплоть до её дня рождения, а август – в Нидерландах у своей старой подруги. Несколько лет Тэмс вела с ней переписку через бабушку, а в этом году Сидни пригласила её к себе на каникулы. Поначалу, Тэмс не очень хотела ехать, ведь они с бабушкой не виделись целый год, но сама Элеонора настояла на этом. Всё же, Тэмс привыкла жить в маггловском мире, и конечно ей хотелось хоть изредка туда возвращаться. И Эми понравилось гостить у старых друзей, в школе девочки не были супер-подругами. Но Тами именно ей написала письмо, как только переехала в Хогсмид. Так и завязалась их дружба. Тамсин боялась писать ей напрямую с Хогвартса, поэтому она писала письма, отправляла их бабушке, а бабушка уже пересылала Сидни.

Вернувшись в ту среду, где она выросла, Тами почувствовала себя в своей тарелке, она снова любовалась красотами и пейзажами города. Тем не менее, уже через пару недель, она начала тосковать за школой и бабулей. Поэтому, когда пришло время возвращаться в Хогвартс, Тами обрадовалась и поспешила вернуться в Магический Лондон. Бабушка уже ждала её на вокзале со всеми вещами. Тэмс появилась за час до отъезда поезда и снова обрадовалась, когда увидела друзей. Она активно помахала большинству из них, а потом повернулась к бабушке.
- У меня есть для тебя подарок.
- Ба, что ты снова задумала? – Тамсин улыбнулся, немного склонив голову набок. Элеонор на пару секунд скрылась за большой колонной, а потом вернулся с чем-то длинным в руке и замотанным в бумагу. Эми не сразу поняла, что это, а когда поняла – запищала словно маленький ребёнок при виде конфеты. Она закрыла лицо руками, не веря своим глазам. Кажется, даже самые шумные компании обратили на неё внимание и девушка поспешила притихнуть. Она накинулась на бабулю, крепко обняв её за шею.
- Зачем? – восторженно спросила блондинка, принимая подарок бабушки.
- Как это зачем? У моей внучки всё должно быть самое лучшее! – к ним начали подходить однокурсники Тэмс с приветствиями, и бабушка поняла, что ей пора домой.
- Пиши мне, Тами. – бабушка поцеловала девушку в обе щёки и поспешила покинуть вокзал, оставляя молодёжь наедине. Тэмс попрощалась с бабушкой, и завела диалог с друзьями. Она тут же им похвасталась своим новым приобретением, чему была несказанно рада. Для девушки, в розовом платье, она выглядела слишком противоречиво. Было трудно её представить на метле. Но во время тренировок Эми доказывала обратное, заправляя волосы в высокий хвост и сменяя юбку – штанами, что случалось довольно редко.

Тэмс схватила свой чемодан и клетку с кошкой, и конечно же, метлу, и забежала в купе за друзьями. Ребята уже начали рассаживаться и увы, Тами не успела занять свободное купе и место у окна. Но она была рада, что у Седрика ещё было место в купе и она подсела к нему и ещё двум однокурсникам. Тами была рада видеть друзей, и они тут же начали оживленно общаться. Седрик поздравил её с приобретением новой метлы, и они уже начали обсуждать будущие тренировки.

+3

20

Сейчас Хелен могла с уверенностью сказать, что была рада началу нового учебного года. Стоило только увидеть друзей, как все волнение и тоска по дому пропали, принеся новое настроение. Девушка припозднилась, поэтому обошлась лишь общим приветствием, но обнять Софи была обязана. Плюс ко всему, она совершенно не знала, как сейчас общаться с Эваном и как вообще даже поздороваться. Неловкий кивок головой — это был ее максимум. Главное было скрывать волнение под личиной смеха и хорошего настроения.
- Уж поверьте, такое я пропустить не могла! Теперь вы красуетесь у меня на стене, как самая скандальная парочка. – девушка развела руками и приподняла голову, показывая тем самым все величие ее друзей. – У меня даже автографы брали, как у вашей подруги.
Ну ладно, капелька невинного сарказма еще никому не мешала. Она без злого умысла, все же любила каждого, кто здесь стоял. Она огляделась на орущего Джо, приблизившись к клетке, а затем достала из кармана один из сладких бобов (возможно сладких) и кинула птице.
- Странная пташка, успокаивается только, когда сожрет их. Я с ним разорюсь однажды. – рейвенкловка закатила глаза.
Итак, говорить безумолку о чем угодно – начато. Если она прекратит это делать, то сразу испортит всем настроение, а этого она точно не собиралась делать. В конце концов день только начался, а они еще не доехали до Хогвартса, чтобы начать ссориться и выяснять отношения. Пусть этот день пройдет на хорошей ноте, а там уже можно будет смотреть.
- Покажешь потом обязательно, как только доберемся до купе. – говорить о чем-то обычном с Чемберсом было странно, но она честно старалась как могла.
- Радуйся, мы теперь друзья знаменитостей. Может и нам перепадет немного лучшей славы, как считаешь? – девушка улыбнулась Эвану, на время забыв о их не простых отношениях, но сразу отвела взгляд, пытаясь отвлечься на что-либо. – Эй, я готова повоевать за него. Но ладно, забиваю место напротив. – девушка направилась к купе, чуть ускорив шаг.

+2


Вы здесь » 1993, HP: TWISTED THINGS » События наших дней » 01/09/1993, Пора возвращаться домой